Отказаться от особого порядка в суде

Рассмотрение уголовного дела в особом порядке: что значит и стоит ли соглашаться

Отказаться от особого порядка в суде

Вас поставили перед выбором – взять особый порядок рассмотрения уголовного дела или рассматривать дело в общем? Давайте разберемся – что лучше.

Особый порядок применяется для того, чтобы упростить процедуру рассмотрения уголовного дела судом, сократить затраты времени и сил.

Особой порядок возможен только если подсудимый признает свою вину и согласен с предъявленным ему обвинением!

Причем рассмотрение дела в особом порядке возможно только по делам о преступлениях, максимальный срок наказания по которым не превышает 10 лет лишения свободы.

Но прежде, чем согласиться на особый порядок, нужно взвесить все плюсы и минусы.

Минусы особого порядка рассмотрения уголовного дела

Какие минусы в особом порядке? Самый главный недостаток особого порядка – суд не устанавливает обстоятельства преступления. Судья не проводит в нем исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу.

При этом могут быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Заседание в особом порядке проводится, как правило один раз, никаких свидетелей в суд не вызывают, никаких доказательств не оглашают, дело рассматривается в течение часа-двух, и такое рассмотрение носит формальный характер.

Для подсудимого это скорее минус, потому как если недобросовестный следователь не собрал необходимые доказательства виновности, но получил согласие подследственного на проведение дела в особом порядке – приговор на 100 процентов будет обвинительным и несправедливым!

Как правило, все следователи предлагают особый порядок обвиняемым для того, чтобы снизить свою нагрузку, не заниматься сбором доказательств, избежать жалоб и ходатайств со стороны защиты и самого обвиняемого.

Дела, направляемые в особом порядке в суд – как правило содержат множество ошибок, не имеют надлежащих доказательств виновности подсудимого. В таких делах все строится, как правило, только на признании своей вины.

Поэтому, если вы считаете, что ваши действия квалифицированы неверно, либо вам вменяется то, чего вы не совершали – не соглашайтесь на особый порядок, такое дело должно рассматриваться в общем порядке с возможностью исследования всех доказательств обвинения и защиты!

Плюсы особого порядка рассмотрения уголовного дела

Единственный плюс особого порядка постановления приговора – это то, что суд постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. То есть такой приговор теоретически может быть мягче, чем приговор вынесенный в общем порядке.

Также следует помнить об особенностях особого порядка: обжаловать приговор, вынесенный в особом порядке сложнее, потому что по УПК РФ, вы не сможете в своей жалобе ссылаться на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Это ограничение наложено вследствие того, что суд на первой инстанции фактически не разбирает ваше дело.

Само же ходатайство о проведение особого порядка заявляется обвиняемым в момент ознакомления с материалами уголовного дела либо на предварительном слушании в суде, в тех случаях, когда оно обязательно.

На практике это выглядит так – следователь давит на обвиняемого, мотивируя тем, что если тот выберет особый порядок — то приговор будет мягче, и не будет связан с реальным лишением свободы, обвиняемый соглашается, подписывает все постановления, признает свою вину, дело направляется в суд – а в суде уже выносится обвинительный приговор, причем по которому подсудимому дают реальное лишение свободы! Жаловаться потом на что-то бесполезно.

Поэтому – трижды подумайте, прежде чем выбирать особый порядок вынесения приговора, посоветуйтесь с адвокатом, причем с вашим адвокатом, а не с адвокатом, представленным следователем. Помните, что на кону ваша судьба и ваше будущее, и выбирая особый порядок вы по сути сжигаете все мосты за собой.

Как адвокаты мы считаем, что особый порядок развращает следователей и суд, для подзащитных абсолютно невыгоден, не дает возможности адвокатам адекватно осуществлять защиту, не позволяет обвиняемым ссылаться на доказательства своей невиновности.

По сути – сейчас, к сожалению, особый порядок это способ обмана обвиняемого со стороны следствия с использованием пустых обещаний мягкого приговора.

Если вам нужна помощь по вашему делу — звоните нам, предварительная консультация и оценка перспективы вашего дела по телефону будут честными и бесплатными!

Адвокат М.П. Домбровицкий

Источник: https://legis-group.ru/blog/poleznoe/useful/the-case-in-a-special-manner

Верховный суд предложил отказаться от особого порядка рассмотрения дел по целому ряду преступлений. Новости. Первый канал

Отказаться от особого порядка в суде

Судебная практика в России может претерпеть серьезные изменения. Речь идет о так называемой упрощенной схеме, когда подсудимый в обмен на признание вины получает поблажки. Кто не сможет больше рассчитывать на это, а кто наоборот избежит тюрьмы?

Закон об особом порядке рассмотрения уголовных дел появился в России в начале 2000-х.

Таким образом тогда предполагалось разгрузить суды, ведь в случае признания подсудимым своей вины суд по этому закону не изучал материалы дела и выносил обвинительный приговор, при этом гарантируя, что сидеть осужденный будет на треть меньше. Например, вместо 10 лет — около шести.

Но разгрузить суды таким образом не получилось. Большинство из почти 900 тысяч уголовных дел последнего времени, в том числе и о тяжких преступлениях, стали рассматриваться в особом порядке, что стало похоже на лазейку в законодательстве.

«В прошлом году в таком порядке особого разбирательства были рассмотрены дела в отношении 580 тысяч лиц. Вы представьте, это почти 70%!» — сказал председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев.

Поэтому-то Верховный суд и предложил изменения: в особом порядке смогут рассматриваться лишь дела о преступлениях небольшой и средней тяжести. Это далеко не первая инициатива Верховного суда, причем большая часть касалась смягчения наказаний.

«Принципиальная позиция сделать наше законодательство действительно гуманным, гуманным по содержанию. Ведь сегодня 50% — это дела о преступлениях небольшой тяжести, причем 60% из них привлекаются к уголовной ответственности впервые», — пояснил Вячеслав Лебедев.

Говоря иначе, половина уголовных дел, рассмотренных в прошлом году, это так называемая «бытовуха». Верховный суд даже предложил Госдуме ввести новое понятие — «уголовный проступок». Наказание за первое нарушение не тюрьма, а штраф или общественные работы.

Вопрос: «Не приведет ли такая планомерная гуманизация к тому, что преступники перестанут бояться наказания? Где та самая грань гуманизации проходит?»

Вячеслав Лебедев: «А вот это опасение, оно ведь не впервые. Но ведь обратите внимание, Верховный суд уже внедрил, добился реализации декриминализации отдельных статей, преступность-то не возросла. И она не возрастет. Поэтому у нас никакого сомнения нет в том, что человеку, впервые совершившему преступление, общественно опасное деяние, надо дать шанс».

Вопрос: «Кроме тяжкого?»

Вячеслав Лебедев: «Конечно, да».

Вопрос: «А вообще существует статистика? Чаще стали граждане обращаться в суды?»

Вячеслав Лебедев: «Конечно, рост большой. Связано это с тем, что человек реально, не декларативно, а реально получил право на судебную защиту.

Ведь знаете, что такое административное судопроизводство? Это спор человека с властью, судебный спор, открытый, публичный, прозрачный.

В прошлом году таких дел рассмотрено четыре миллиона 400 тысяч, которые в прошлом веке вообще и не могло быть речи об их рассмотрении в суде. Вот вам, пожалуйста».

Вопрос: «Выигрывают граждане?»

Вячеслав Лебедев: «Выигрывают более половины обращений».

Вопрос: «Муссируется тема, что суды работают очень медленно. Вот сейчас футболисты наши, Кокорин с Мамаевым, давным-давно находятся за решеткой и якобы за рубежом такой процесс шел бы быстрее. Там приводят в пример того же футболиста Роналдо, которого по налоговым преступлениям как-то быстро осудили, он заплатил штраф, ему дали условный срок и он свободен, бегает и играет в футбол».

Вячеслав Лебедев: «Я не имею прав и не имею такой возможности обсуждать дело в отношении футболистов наших, потому что это дело находится в суде первой инстанции.

Такая возможность, наверное, будет потом, когда дела будут рассмотрены. Но если говорить, опять же, об общей проблеме, такой проблемы в России нет.

Давайте обратимся к выводам, которые сделала Европейская комиссия по эффективности правосудия Совета Европы».

На сайте этой организации сказано, что в среднем европейские страны рассматривают дела 233 дня. Дольше всех в Италии — 514, во Франции — 353, в Португалии — 289 дней, в Швейцарии — 107. В России же — всего 42 дня.

Вячеслав Лебедев: «Вот об этом тоже чего-то не хотят никто говорить. Россия первое место занимает в Европе — по эффективности правосудия на первом месте».

Вопрос: «Это не нами признано?»

Вячеслав Лебедев: «Это не нами признано. Так же, как не нами, не судом, не судебной системой признано, сколько сейчас лиц отбывает наказание в исправительно-трудовых колониях. Это все взято из официальной статистики ФСИН.

На 1 января 1999 года в местах, в исправительных колониях, в местах лишения свободы у нас содержался один миллион 60 тысяч лиц. На 1 марта текущего года содержится в исправительных колониях 558 тысяч.

Вот результат существенный, правда?»

При этом Вячеслав Лебедев особо подчеркивает: это не амнистия, а результат планомерной, инициированной президентом работы по гуманизации судебного законодательства — замены тюрьмы домашним арестом, крупным штрафом в случае экономических преступлений или общественными работами.

Одно из последних предложений — смягчение условия для обвиняемых в суде. Валентина Матвиенко предложила убрать «клетки», как их называют работники судов «аквариумы», в которых во время заседаний находятся обвиняемые. Они появились в начале смутных 90-х для защиты судей и свидетелей.

Тогда, после распада СССР, нередки были случаи и бегства преступников прямо из зала суда.

Вячеслав Лебедев: «Скажу только одно, что позицию Валентины Ивановны Матвиенко, ее предложение, я поддерживаю. Но надо при этом обеспечить возможность безопасного нахождения. У нас дела публичные, много народу присутствует. Безопасность — это вопрос профессионализма конвоя и ряд других условий, которые должны быть соблюдены».

Что касается сегодняшней инициативы Верховного суда об изменении особого порядка рассмотрения дел, то предложения об этом уже направлены для рассмотрения в Госдуму. 

Источник: https://www.1tv.ru/news/2019-04-11/363467-verhovnyy_sud_predlozhil_otkazatsya_ot_osobogo_poryadka_rassmotreniya_del_po_tselomu_ryadu_prestupleniy

Куда ведет выход из особого порядка

Отказаться от особого порядка в суде

Прокуроры, а не судьи принимают ключевые решения по уголовным делам /Андрей Гордеев / Ведомости

Прокуроры, а не судьи принимают ключевые решения по уголовным делам. Это утверждение может показаться неочевидным и характерным только для России. Но так обстоит дело по крайней мере в 54 странах мира, где существуют сделки с обвинением: признание вины в обмен на обещание мягкого наказания.

В 2018 г. мы уже рассказывали, как работает этот механизм (см. «Когда прокуроры важнее судей», «Ведомости», 12.09.2018), но за это время в России произошло существенное, но скрытое от общественного внимания изменение. В то время как в мире доля досудебных соглашений по вопросу вины растет, в России в 2019 г. она упала. Что происходит?

Особый порядок был до 2018 г. самым массовым вариантом сделки с правосудием: две трети дел, где он был возможен, рассматривались в суде таким образом.

В этом случае обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением и просит суд не рассматривать его дело в полном объеме, а решить лишь вопрос о наказании.

Это значительно экономит ресурсы суда и обеспечивающих структур: вместо как минимум 7–10 полноценных заседаний дело в типовом случае будет рассмотрено за 1–2.

Все поменялось в 2019 г., когда произошло значительное – на 10 п. п. – снижение доли особого порядка: до 55,8% дел по сравнению с 65,2% в 2018 г. Неужели обвиняемые стали реже ходатайствовать? Или же существует иное объяснение?

В апреле 2019 г. в Госдуму был внесен законопроект о запрете применения особого порядка по тяжким преступлениям.

Инициатором реформы стал пленум Верховного суда, однако бывший на тот момент генпрокурором Юрий Чайка утверждал, что эта мера обсуждалась совместно. В феврале 2020 г. проект закона прошел первое чтение.

Депутаты даже предлагают вовсе отказаться от сделок с обвинением и все дела рассматривать, полноценно исследуя доказательства.

Отказ от особого порядка означает кратное увеличение объемов работы для судей, прокуроров, адвокатов, конвойной службы. Осенью 2019 г.

судья Красноперекопского райсуда в Ярославле Андрей Курапин вынес частное определение в адрес генпрокурора Чайки, требуя «прекратить порочную и бессмысленную практику беспричинного препятствования прокуроров особому порядку».

И хотя практически сразу это определение отменил Ярославский облсуд, источник проблемы обозначен: об отказе от особого порядка ходатайствуют прокуроры.

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге при поддержке фонда «Хамовники» ведет исследование правосудия в малых городах. Полевые наблюдения показывают, что ситуация в разных регионах очень отличается.

Где-то обвинители продолжают поддерживать особый порядок, так как он существенно облегчает им работу.

А где-то, напротив, региональные прокуратуры взяли курс на резкое снижение доли особого порядка в практике до установленных региональными прокуратурами плановых показателей.

Так, в столице одного из регионов – городе-миллионнике, где объем уголовных дел высок, доля особого порядка должна быть снижена до 50% от общего числа дел. В небольших населенных пунктах этого региона практически все уголовные дела по инициативе прокуроров были рассмотрены в общем порядке.

Чаще всего сотрудники прокуратуры называют три основания для отказа от сделки. Первое: когда признательные показания – единственное прямое доказательство в деле, а остальные доказательства лишь косвенные. В таких случаях проверка в суде качества предварительного расследования действительно видится обоснованной.

Но возникает вопрос: почему прокуратура не требует качественной работы от следственных органов, а утверждает обвинение с недостаточным, как видится обвинителям, набором доказательств и направляет дело в суд? Однако наши собеседники-судьи рассказывают, что в таких случаях они и сами, без поддержки стороны обвинения, склонны отказывать в особом порядке. Второе: изменение подсудимым показаний в ходе следствия, что позволяет отказаться от особого порядка практически в каждом деле. Третье: признак обращения подсудимого за наркологической или психиатрической помощью. Отмечу, что учитывается не только факт ментального нездоровья на момент совершения преступления (что видится действительно обоснованным основанием для самооговора, например), но и вообще все факты обращения в органы наркологического и психиатрического учета в течение всей жизни. Если вспомнить, что 60% всех подсудимых – безработные, которые в большей степени находятся в зоне риска, станет ясно, что пространство для применения этого основания достаточно широко.

К каким последствиям для общества приводит эта «тихая реформа»? Из судебной статистики следует, что в 2019 г. доли особого порядка снизились не только в структуре тяжкой преступности – на 11 п. п., но еще существеннее – на 13 п. п.

– среди дел средней тяжести (в делах небольшой тяжести меньше – на 8 п. п).

Если отказ от особого порядка действительно помог прокурорам критичнее относиться к доказательствам, найденным следствием в сложных и неочевидных делах, почему мы видим снижение его доли и по делам средней и небольшой тяжести? Не произошел ли механический отказ от особого порядка везде?

Реформа раздражает судей и других участников процесса. Если в 2018 г. на уровне районных судов было окончено чуть менее 444 000 дел, то в 2019 г. районные суды окончили чуть менее 536 000 дел, что увеличило нагрузку на 20,6% (это не считая рассмотрения материалов).

Поэтому понятно раздражение судей в тех регионах, где сотрудниками прокуратуры практикуется массовый выход из особого порядка.

Каждый судья районного суда, рассматривающий уголовные дела, решает непосильную задачу: как справиться с возросшим потоком дел, при этом рассматриваемых на порядок большим числом заседаний.

Работу судей внутри системы оценивают по срокам рассмотрения дел, а отказ от особого порядка кратно увеличивает эти сроки. А до 19 марта из-за распространения коронавируса появлялся еще один риск: большее количество судебных заседаний, большее число свидетелей и специалистов, вызванных в суд, повышали риски заражения и распространения вируса.

Изменило ли снижение доли особого порядка что-то в качестве расследования уголовных дел? В 2019 г.

доля оправданных и лиц, дела в отношении которых были прекращены по реабилитирующим основаниям, не изменилась, составив 0,4%. Роста числа фактов незаконного привлечения к уголовной ответственности не наблюдается.

Для чего же прокуроры отказываются от особого порядка? Сейчас мы видим, как задача контроля за следствием перекладывается на суды.

Автор — социолог, научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2020/03/18/825605-osobogo-poryadka

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.