Отказали в госпитализации

Месяц назад 30-летняя петербурженка Мария Симонова скончалась после того, как к ней несколько раз отказалась выехать «скорая». Из-за воспаления почек отекли легкие, потом отказало сердце. Проверки по факту неоказания помощи начали лишь после публикаций в СМИ — спустя месяц после обращения матери погибшей в Следственный комитет. Эта история не единственная.

«Коронавируса у него нет, забирайте из больницы»

Меринцов Валентин Трофимович, 83 года, Екатеринбург. Скончался 23 мая. Рассказывает его внук Андрей.

«Все началось в прошлый понедельник, он с утра проснулся и подумал, что простудился. За два дня до этого дед был бодрым, много работал. Он вообще был живчиком. Поднялась температура 39,5, никогда у него такого не было. Бабушка вызвала «скорую».

Думали, что отвезут его в больницу, проверят. Врачи приехали и сказали: «Вы шутите? Ему сколько лет! А у нас там одни коронавирусные, он заразится обязательно!».

Они нас убедили, и под таким давлением, что он обязательно подхватит коронавирус, мы написали отказ от госпитализации.

Валентин Меринцов На второй день дедушке стало хуже: температура не спадала, были сильные симптомы отравления, нарушилась координация — он стал вести себя «как пьяный». Мы снова вызвали «скорую».

Они долго думали, куда его положить. Отвезли в госпиталь для ветеранов на Широкой речке. Там его продержали где-то 2-3 часа, потом сказали, что сделали тесты, коронавируса у него нет, и поэтому — забирайте.

С другими болезнями у них не лежат.

Я подъезжаю к приемному отделению и вижу, что дед стоит на крылечке, один совершенно. Когда увидел, что это я, попытался ко мне идти, но снова как пьяный, ноги заплетаются, еле успел его поймать, чтобы он не упал. Никто его не проводил.

Привез его домой. Температура все это время не спадала, в ночь с 21 на 22 мая он стал бредить. Встать он уже больше не мог.

Часа в 3 ночи мы снова вызвали «скорую», часов до 8 утра они у нас сидели, пытались поставить ему капельницу и гадали, куда его можно отвезти. Место нашлось в городе Сысерть, это за 50 км от Екатеринбурга. Определили деда туда.

Но потом дозвониться смогли только часам к 5, по половине номеров меня просто посылали: «Больше не звоните, мы не имеем права давать информацию, кто где лежит».

В итоге я дозвонился до главврача и он сказал, что у деда отказали почки и он под капельницей.

На следующий день с утра позвонили и сказали, что остановилось сердце. Последний лечащий врач, с которым мы общались, пояснил, что если бы его привезла первая бригада «скорой», то его бы прокапали и спасли. Он сказал, что по симптомам сразу было видно, что это почки».

«Был бы коронавирус — забрали бы, а так куда мы ее?»

Праведникова Надежда Алексеевна, 67 лет, Березовский, Свердловская область. Скончалась 26 апреля. Рассказывает ее дочь Елена.

«Маме стало плохо 22 апреля, были почечные колики. Приехала «скорая», посмеялись, сказали: «Если бы у вас были колики, то вы бы по полу валялись, а вы даже ходите». Маме становилось хуже, 25 апреля она уже не могла спать.

Снова вызвали «скорую», померяли давление, сделали ЭКГ. Я настаивала на госпитализации, чтобы ей сделали УЗИ и анализы в оперативном порядке. Медсестра заявила: «Если бы был коронавирус, то забрали бы, а так куда мы ее?».

Маме становилось хуже, начали отниматься руки и ноги, мы снова вызвали «скорую». Она ехала к нам 3,5 часа. Врач отвел меня на кухню и спросил, знаю ли я про мамин диагноз. Сказал, что у мамы рак. Я была в шоке.

24 года назад у нее действительно был рак, но она успешно вылечилась. Но врач сказал, что это коварная болезнь, что уже пошли метастазы, а таких в больницу не берут.

Никаких других вариантов, хоспис, например, никто не предложил.

Тут уже папа начал ругаться, я стала кричать: «Ну делайте хоть что-нибудь!». Когда я сказала, что врачи обязаны забрать пациента, если «скорую» вызывают третий раз, они, наконец, согласились отвезти маму в больницу.

Там мама попросила сделать ей УЗИ, сама говорила, что болит у нее почка, но ей сказали, что аппарат УЗИ сломан и не понятно, где находится. Сделали зачем-то рентген грудной клетки и переписали диагноз про рак у врачей «скорой».

И положили к больным ОРВИ.

Надежда Праведникова с дочерью Еленой

Утром 26 апреля мама умерла. Вскрытие показало, что проблема, действительно, была в почках — камень застрял в мочеточнике и начал гноиться. Потом произошло заражение крови. Паталогоанатом сказал, что если бы первая «скорая» ее забрала, проверила ее слова про боль в почке и нашла камень — мама бы выжила».

«Что должно произойти, чтобы случай стал экстренным?»

Токарев Николай Васильевич, 71 год, Набережные Челны. Отказано в госпитализации с острой сердечной недостаточностью. Рассказывает дочь Валерия.

«У отца случилась острая сердечная недостаточность с жидкостью в легких. Легкие не работают толком, дышать может только сидя, ноги посинели и отекли.

В госпитализации по «скорой» нам не отказали, но привезли в инфекционную больницу. Хотя должны были положить в кардиологию, чтобы торакальный хирург откачал жидкость из легких.

Но нам сказали: все сначала должны пройти через инфекционную больницу. 

Когда выяснилось, что дело не в пневмонии, а в сердце, то сразу выписали. Состояние при выписке — «средней тяжести», хотя я бы сказала тяжелое. Но что написано, то написано.

Одышка, отеки сильные, учащенный пульс 125-140 ударов в минуту, в лежачем спокойном положении. По КТ рубец, расширенные легкие, фибрилляция предсердий.

То есть сердце впустую качает, плюс два инфаркта за плечами, плюс возраст.

Но нам сказали — если не пневмония, то дальше по месту жительства. А как?! Записи на сайте нет и не предвидится, ходить отец не может. Врач, которого можно вызвать из поликлиники, — не кардиолог, он даже препараты прописать не сможет. Платные врачи все на карантине. А жидкость сама из легких не уйдет…

В «скорой» сказали, что нет никакого смысла везти снова в больницу — вас не возьмут, только отца измучаете. Госпитализируют, сказали, только экстренных больных, на что я спросила: что должно еще случится, чтоб он стал экстренным?

Вызвала платного, единственного в городе кардиолога, который согласилась приехать, за 3000 рублей. Выписали мочегонные, но даже без всякого медобразования понятно, что это не панацея. В его возрасте, мочегонные вымоют калий и только ухудшат работу сердца. Вот такой замкнутый круг».

«Куда все болезни исчезли — один ковид!»

Надежда Афонова (данные изменены), 53 года, Ленинградская область, Ломоносовский район. Отказали в госпитализации с ателектазом (спадением доли) легкого.

«Болею с 2011 года саркоидозом легких. Это воспалительное заболевание. Один или два раза в год меня клали на плановую госпитализацию. Но в этом году мало того, что у меня фиброз обоих легких, так еще и правое легкое перестало раскрываться. Ателектаз легкого.

Мне на приеме дали направление на госпитализацию, чтобы сделать фиброскопию. Ждала полтора месяца с большой надеждой на помощь. На 22 апреля была назначена госпитализация, но потом, ссылаясь на карантин, отказали.

Я не понимаю, куда все болезни исчезли — один ковид! Даже очередь к пульмонологу заблокирована до 31 мая.

Я просила, чтобы мне в поликлинике фиброскопию сделали. Но врач сказала: «Хочешь, чтоб тебя отсюда в реанимацию увезли?». Доктор на приеме очень хорошая, к ней претензий нет. Нужно в больницу, но в областной ЛОКБ на Луначарского в Санкт-Петербурге мне отказали.

Мне трудно дышать, по 10 дней дышу через небулайзер для ингаляций лекарствами. Ингалятор всегда в куртке, чтобы был под рукой. Я берегусь, выхожу только к Финскому заливу, подышать морским воздухом. Если я подхвачу еще и коронавирус, то буду медленно умирать. Сколько мне так жить, я не знаю».

«В больнице сказали: «Мало ли что онколог прописал!»

Екатеринбург, пациенту с онкологией отказали в госпитализации. Рассказывает дочь, Екатерина Хващевская.

«У моего папы рак горла 3-й стадии. Некоторое время назад у него стал падать гемоглобин. Онколог назначил переливание крови, за направлением в больницу отправили к терапевту.

Терапевт сказал, что не знает, в какую больницу могут положить отца — в Екатеринбурге почти все больницы закрыты под коронавирус. Официальное направление выдать отказался. Мы ходили к заведующей поликлиникой, к другим врачам — все пожимали плечами.

Хотя в онкологии идут приемы, ни один не отменен. А в больницу положить не могут.

Так прошел месяц, мы бились об стену, никто ничего не мог сказать, даже сколько нам вообще ждать. Время уходило, гемоглобин падал, состояние ухудшалось. Если не перелить кровь, то его не возьмут на химиотерапию, сдвигается все лечение и исход понятен.

Мы позвонили в «скорую» — в течение 15 минут никто не брал трубку просто. Позвонили в приемный покой нашей больницы по месту жительства, описали ситуацию. Я спросила: «Если мы его сами к вам привезем, примете?» Сказали, уточнить в терапии. Я позвонила, там ответила некая Людмила Дмитриевна, сказала: «Что это за ерунда? Нет, конечно, не примем!».

Утром мы не выдержали и все-таки повезли отца в 20-ю больницу. В приемном покое встретил очень адекватный врач, даже стал ругать, что мы так долго терпели, объяснил, что переливание надо срочно делать.

Спустя какое-то время снова звонит Людмила Дмитриевна из терапии и говорит: «Я его выписываю, для госпитализации нет оснований!». Я стала ей объяснять, что отец срочно нуждается в переливании, мы и так ждали месяц, это уже вопрос жизни и смерти.

Когда я напомнила, что нам онколог прописал переливание, она ответила — мало ли что онколог прописал!

В итоге, со скандалами, руганью, удалось ее уговорить оставить отца в больнице только тогда, когда я сказала, что сейчас буду звонить в Минздрав и главврачу. И заставила ее выдать нам письменный отказ в госпитализации. Это подействовало. Но что делать пожилым людям, или тем, у которых нет столько сил и наглости?»

По факту гибели петербурженки Марии Симоновой начал проверку Следственный комитет. В Свердловской области по факту неоказания помощи Надежде Праведниковой в березовской ЦРБ проводится служебная проверка. Главный врач Станислав Кан принес извинения семье погибшей.

В начале мая о проблеме отказа в госпитализации людям с хроническими заболеваниями заявили во Всероссийском союзе пациентов. В Федеральном фонде обязательного медицинского страхования пояснили, что такие отказы недопустимы, и посоветовали пациентам жаловаться в территориальные представительства ФОМС.

В некоторых регионах, например в Калужской области, пациентам, которые жалуются в социальных сетях на неоказание помощи, отвечают официальные представители от департаментов здравоохранения. По словам пациентов, после этого чаще всего удается добиться приема у специалиста или госпитализации.

Эффективны также жалобы на имя главврачей клиник и в региональный минздрав.

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/05/27/skoraya-mamu-ne-zabirala-ona-umerla-dikie-istorii-medicinskikh-otkazov.html

Из-за коронавируса врачи отказывают в лечении даже онкобольным

Отказали в госпитализации
Определенная истерия, вызванная распространением коронавирусом и борьбой с ним, вызвала множество негативных последствий: экономических, юридических, моральных, но что самое опасное — медицинских.

Спасая россиян от заразы, Минздрав, кажется, готов «принести в жертву» пациентов с другими — не «модными» диагнозами.

Так, многих потрясла история с пациентами Лечебно-реабилитационного центра Минздрава РФ, который перепрофилируется для лечения больных с COVID-19.

Около 190 больных онкологией могли остаться без лучевой терапии. После публикаций в СМИ, медицинское ведомство пообещало, решить проблему.

«Пациенты, нуждающиеся в непрерывной терапии в условиях стационара или находящиеся в тяжелом состоянии или состоянии средней степени тяжести, будут переведены для продолжения лечения в другие специализированные стационары города Москвы», — цитирует пресса слова представителя Минздрава.

Но что делать тем, кому назначена плановая операция? В некоторых случаях она жизненно необходима пациенту. Болезнь не будет ждать, когда правительство справится с коронавирусом и в стране отменят убийственный для многих режим самоизоляции. А что если перестраховка чиновников от медицины станет для некоторых пациентов фатальной?

Об одном таком случае нам рассказала 32-летняя москвичка, педагог-организатор одного из столичных колледжей Елена Антонова.

— Мне отказали в плановой операции, назначенной на сегодня — 3 апреля. Это эндокринологический научный центр. Официальное название: ФГБУ «Национальный медицинский центр эндокринологии» Минздрава РФ. Госпитализация должна была состояться накануне — 2 апреля.

«СП»: — Как именно вам отказали?

— Сначала за несколько дней позвонили и спросили, буду ли я ложиться на операцию. Стали спрашивать, понимаю ли я все риски… Как будто, пытались отговорить. Чтобы я сама отказалась. Я ответила, что все равно буду оперироваться.

Пришла в больницу, с вещами — халатом, тапочками и там все было открыто. Предварительно надо было поговорить со своим хирургом. Была договоренность. Но при разговоре хирург сказала, что уже никого не берут. То есть мне отказала непосредственно мой врач.

В качестве причины прямо было сказано, что причиной отказа является эпидемическая обстановка. Мол, надо сначала коронавирус победить, а потом все остальное. Я пыталась настаивать, качать права, но это оказалось бесполезно. Там все пусто, никого нет.

«СП»: — О какой конкретно операции идет речь?

— По поводу опухоли щитовидной железы. Врачи должны были определить… Если опухоль доброкачественная, то вырезают ее и половину щитовидки. Если злокачественная, то целиком щитовидку и лимфоузлы.

«СП»: — То есть характер опухоли неизвестен?

— Точно — нет. В сентябре прошлого года мне сделали биопсию. Она еще тогда показала вероятность онкологии. Там есть диагностические критерии, на основании которых присваивается категория от 1 (нет рака) до 6 (рак точно есть). А между ними разные вероятности. У меня — 4. Это означает вероятность рака от 15 до 30 процентов.

«СП»: — Вам отказали в операции на неопределенный срок?

— Нет. Записали мой телефон и пообещали позвонить «месяца через два».

«СП»: — Получается, что вы и так ждали операции 7 месяцев, а теперь этот срок опять удлиняется. Причем, не факт, что операцию назначат через два месяца. А ведь время в онкологии дороже всего, мы же все слышим, что на ранней стадии все успешно лечится.

— Вот именно. Но там же наверняка из-за перерыва образуется какая-то очередь и опять все затянется.

Аналогичные отказы — из-за коронавируса получают и пациенты с другими диагнозами. В том числе те, кому для получения качественной медицинской помощи приходится специально приезжать на лечение в крупные города. О своем случае нам рассказала 45-летняя юрист из Сыктывкара Нона Пачкория.

— У меня уже много лет системное аутоиммунное заболевание. Поэтому я принимала базовые лекарственные препараты, которые мое состояние не улучшили. А в связи с тем, что я несколько лет планирую беременность, мне они вообще не рекомендованы. Так что я в данный момент перестала получать базовые препараты.

По этой причине меня начали рассматривать на лечение генно-инженерными биологическими препаратами. Получить государственную квоту на такое лечение достаточно сложно. Нужно быть совсем в немощном состоянии, инвалидом. Но из-за моей ситуации согласились рассмотреть. И в итоге я получила квоту. Хотя обычно ее ждут годами. Я была так рада…

Меня пригласили приехать в Петербург, в медуниверситет им. Мечникова получить нужную мне терапию. Я прошла множество анализов, купила билет, решила вопрос с работой. Все это стоило столько нервов… И вдруг ввели карантин. Я позвонила туда и мне неофициально рекомендовали воздержаться от поездки.

Но я решила, что откладывать не стоит. Для меня очень важно время. Без лекарств самочувствие ухудшается.

«СП»: — То есть вы все-таки поедете на лечение?

— Увы, нет. Когда я позвонила туда еще раз сообщить свое решение, мне сказали, что вышло постановление по Петербургу о запрете плановых госпитализаций. Эта опция полностью закрыта. Как минимум на месяц. На какое время они будут переносить — непонятно. Поскольку отменили всем, то наверняка будет очередь. Надеюсь, мне не придется заново получать эту квоту.

Я понимаю, что это не вина врачей, но теперь все откладывается на май или даже позже.

Бывший главный специалист по профилактической медицине Департамента здравоохранения Москвы Нана Погосова, объясняет сложившуюся ситуацию форс-мажором.

— Принятое решение временно отказывать в плановых операциях абсолютно оправдано.

Это сейчас происходит во всех странах мира, включая так называемые демократические страны или те, некоторые мы вроде как стремимся равняться. Они к несчастью тоже сейчас выбирают, кого спасать, а кого нет.

Нужно освободить коечный фонд для огромного числа пациентов, которые неожиданно свалились на голову системы здравоохранения в связи с пандемией. Никто не говорит, что не будут лечить тех же онкологических больных. Будут.

Поэтому онкологический центр (вероятно им. Блохина на Каширском шоссе — авт.) не перепрофилирован, как, например, Национальный центр кардиологии, в котором я сейчас работаю.

На следующей неделе он начнет принимать пациентов с COVID-19.

Думаете, это от хорошей жизни? Такая сейчас ситуация — надо спасать людей.

«СП»: — Если система здравоохранения не смогла «переварить» больных, нужно, видимо, изменение политики на будущее? Чтобы коечного фонда хватало…

— Вы не смотрите телевизор? Сейчас строится огромная инфекционная больница в Подмосковье. Да, она пока только строится… Но ситуация беспрецедентная. Мир в последние полвека и даже больше с таким не сталкивался. Даже такая мощная страна, как США не может справиться. Потому что угроза экстраординарная.

Коронавирус, последние новости:

Количество заражённых коронавирусом достигло миллиона человек

Симоньян о пандемии коронавируса: скоро мы увидим немыслимое

Смотрите карту распространения коронавируса онлайн

Источник: https://news.rambler.ru/other/43953862-iz-za-koronavirusa-vrachi-otkazyvayut-v-lechenii-dazhe-onkobolnym/

Фомс назвала недопустимым отказ в госпитализации без теста на коронавирус

Отказали в госпитализации

В Федеральном фонде обязательного медицинского страхования (ФОМС) назвали требования результатов тестов на коронавирус COVID-19 для оказания медпомощи, в том числе для госпитализации пациентов с хроническими заболеваниями, необоснованными, а отказы в оказании медицинской помощи без результатов анализа – недопустимыми.

Как сообщает lenta.ru, Всероссийский союз пациентов в своем обращении в ФОМС сообщил, что российские врачи стали все чаще отказываться принимать пациентов, требуя от них справки с отрицательным анализом на коронавирус.

В письме говорится, что на горячую линию союза поступило множество жалоб от граждан на неоказание им медицинских услуг в период самоизоляции.

Получить медпомощь не могут в том числе люди с хроническими заболеваниями, которым необходимо продолжать лечение и наблюдаться у специалистов.

Ранее академик РАН, вирусолог Виталий Зверев говорил, что из-за эпидемии коронавируса многие россияне, страдающие другими заболеваниями, начали терять здоровье и не могут обратиться к врачам.

Россияне с редкими заболеваниями столкнулись с нехваткой необходимых им лекарств, так как они были внесены Минздравом в список препаратов для лечения нового вируса и осложнений от COVID-19.

Речь идет, например, о медикаментах для больных ревматоидным артритом, системной красной волчанкой и системной склеродермией.

Также по информации Всероссийского союза пациентов, в ряде регионов гражданам предлагают сдать тест на COVID-19 только за деньги, объясняя это тем, что пациент не входит в группу риска или не имеет симптомов ОРВИ, а потому тест не покрывается территориальной программой государственных гарантий.

В Федеральном фонде ОМС поясняют, что такие требования медицинских организаций недопустимы.

“Требование наличия результатов лабораторных исследований на наличие новой коронавирусной инфекции COVID-19 при оказании медицинских услуг по обязательному медицинскому страхованию является нарушением, классифицируется как необоснованный отказ застрахованным лицам в оказании медицинской помощи в соответствии с территориальной программой обязательного медицинского страхования”, – подчеркивает председатель ФОМС Елена Чернякова.

В ФОМС отметили, что нормативными документами, в том числе, временным порядком организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения коронавирусной инфекции, утвержденным приказом министерства здравоохранения, а также временными методическими рекомендациями “Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)” требование о наличии тестов на COVID-19 для плановой госпитализации пациента не установлено.

Поэтому ФОМС потребовала от региональных фондов обязательного медицинского страхования усилить контроль за недопущением необоснованных отказов пациентам по программам обязательного медицинского страхования.

В ФОМС заверили, что лечение пациентов с онкологическими заболеваниями, болезнями сердечно-сосудистой и эндокринной системы, а также находящихся на заместительной почечной терапии (диализе) проводится в полном объеме несмотря на то, что ситуация действительно осложнилась и ряд медицинских организаций перепрофилировали в инфекционные стационары, а другие закрыли на карантин. Но пока временно приостановлено лишь проведение профилактических мероприятий и диспансеризаций.

“Возможен только перенос плановых видов медицинской помощи в тех случаях, когда это позволяет состояние пациента.

Если требуются медицинские манипуляции, без которых возникнет угроза жизни и здоровью больного, то они должны быть выполнены, – подчеркнул вице-президент Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов.

Однако пациентам необходимо знать, что в рамках ОМС плановая госпитализация, а также ряд инструментальных и лабораторных исследований (компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, УЗИ сердечно-сосудистой системы и пр.

) проводится исключительно при наличии направления, выданного лечащим врачом медицинской организации, к которой пациент прикреплен. Если эти условия соблюдены, а пациенту пытаются отказать в необходимой медицинской помощи, необходимо незамедлительно обращаться в страховую медицинскую организацию (СМО)”.

На практике, конечно, все равно могут возникать те или иные проблемы. “На фоне перепрофилирования больниц для спасения пациентов с коронавирусом где-то могут возникать сложности с получением медицинской помощи. Но со временем маршрутизация больных разных профилей отлаживается.

Колл-центры у всех страховых медицинских организаций работают в круглосуточном режиме, а страховые представители по-прежнему оказывают не только консультативную, но и организационную поддержку, помогая найти вариант, куда направить больного для лечения”, – поясняет Дмитрий Кузнецов.

“Важность оперативного реагирования ФОМС на обращение организации пациентов в сложившейся в сфере здравоохранения ситуации сложно переоценить.

От слаженного взаимодействия ФОМС, медицинского сообщества, страховых медицинских и пациентских организаций часто зависит доступность и качество медицинской помощи, жизнь и здоровье пациентов.

ВСП продолжает анализировать ситуацию с доступностью медицинской помощи и обращения пациентов, поступающие на нашу Горячую линию”, – отметил Юрий Жулев, сопредседатель Всероссийского союза пациентов.

“С 2019 года ВСП и ФОМС взаимодействуют в рамках Меморандума о сотрудничестве. Идет синхронизация работы информационных служб и служб реагирования.

Представители Союза в качестве экспертов работают в составе координационного совета ФОМС, проведены первые школы по обучению представителей пациентских организаций работе со страховыми компаниями в регионах.

Сейчас мы видим, что был взят правильный курс и необходимо дальнейшее расширение взаимодействия как с территориальными фондами, так и с медицинскими страховыми организациями”, – подчеркивает Ян Власов, сопредседатель Всероссийского союза пациентов.

Страховые медицинские организации также разбираются с нарушением прав пациентов в медицинских организациях. И если пациент считает, что его права нарушены, то звонок в СМО поможет решить проблему. Пациента там не только проконсультируют, но и при необходимости расскажут как решить вопрос о госпитализации.

Для того, чтобы связаться со своей страховой компанией пациенту необходимо посмотреть на своем медицинском полисе ОМС, в какой именно компании он застрахован. Возможно, там сразу будет указан и телефон, по которому обратиться с появившимися вопросами.

Если телефон на полисе не указан, то его можно узнать на сайте страховой компании. Необходимо позвонить по телефону контакт-центра и сообщить о проблеме. После звонка страховой представитель сделает все для решения проблемы. “Она должна решаться обращением в страховую медицинскую организацию.

Наша задача состоит в том, чтобы в условиях эпидемии гарантировать всем пациентам, всем застрахованным право на доступную и качественную медицинскую помощь.

Пациента не только проконсультируют, но и при необходимости помогут решить вопрос о госпитализации”, – сообщил вице-президент Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/society/13-05-2020/foms-nazvala-nedopustimym-otkaz-v-gospitalizatsii-bez-testa-na-koronavirus

Что делать, если вам отказывают в госпитализации вместе с ребенком

Отказали в госпитализации

Рассказываем, могут ли отказать родителю (законному представителю) в госпитализации вместе с ребенком и куда обращаться, чтобы отстоять свои права.

Когда ребенок попадает в больницу, на родителей сваливается множество проблем. Если они дополнены еще и противостоянием с медицинским персоналом, который отказывается соблюдать законные права представителей малыша, это оборачивается огромным стрессом для всех участников и без того нервного процесса.

При этом российское законодательство наделяет родителей не только обязанностями, но и правами, об этом тоже не стоит забывать при возникновении спорных ситуаций. О том, на что могут рассчитывать законные представители ребенка, которому понадобилась госпитализация, рассказывает старший управляющий партнер юридической компании PG Partners Петр Гусятников.

Первое и самое основное право, которое нарушается наиболее часто, — возможность находиться рядом со своим ребенком в больнице.

Оно закреплено в части 3 ст.

51 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю предоставляется право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка».

Это значит, что взрослый может быть рядом с ребенком при госпитализации вплоть до его совершеннолетия.

Также закон говорит о том, что «при совместном нахождении в медицинской организации в стационарных условиях с ребенком до достижения им возраста 4 лет, а с ребенком старше данного возраста – при наличии медицинских показаний плата за создание условий пребывания в стационарных условиях, в том числе за предоставление спального места и питания, с указанных лиц не взимается».

Если малыш не достиг возраста 4 лет (в некоторых регионах этот возраст может быть увеличен), то родителю, который госпитализируется вместе с ребенком, больница обязана предоставить бесплатное койко-место и трехразовое питание.

Также это возможно, если ребенку больше 4 лет и имеются показания со стороны врача, направляющего его на госпитализацию.

Какими должны быть эти показания, в законе не прописано, показана ребенку совместная с родителем госпитализация или нет — решает медик.

Для родителей детей старше 4 лет при отсутствии медицинских показаний при совместной госпитализации койко-место и питание не полагаются. Этот вопрос взрослые должны решать самостоятельно.

Чаще всего в таких случаях родители просто спят с детьми на одной кровати, а за продуктами ходят в ближайший магазин.

Но возможны и другие варианты: например, размещение в платной палате при наличии мест и возможностей.

Важно. Если ребенка кладут в больницу по полису ОМС, а вы выбираете размещение в платной палате, то все медицинские манипуляции будут для ребенка абсолютно бесплатны.

Медицинский персонал не имеет права требовать за лечение дополнительных денег. Вы платите только за условия повышенной комфортности: кровать для себя и ребенка, телевизор, отдельный санузел и так далее.

Также нужно помнить о том, что в зависимости от медицинского учреждения условия платного размещения могут отличаться.

Не менее распространен вариант, когда родителям при отсутствии мест и возможностей предлагают приходить к детям только в дневное время. Например, с 10:00 до 20:00. Это подходит не всем, но те, кто живет неподалеку от больницы, охотно соглашаются.

Обычно медицинский персонал не стремится оставлять детей до 7 лет в больнице без родителей, потому что в противном случае им придется самим приглядывать за ребенком, нести за него ответственность, помогать, если он не может сделать что-то самостоятельно, а это лишние обязанности. Поэтому при условии, что родитель сам позаботится о своем ночлеге и питании, сотрудники медицинского учреждения без проблем оставляют родителей в отделениях.

Но случаются и злоупотребления.

К сожалению, все еще достаточно часто встречается вопрос со стороны молодых мам: «Должна ли я что-то за то, что мне позволяют находиться в палате с ребенком?».

Нет, нет и еще раз нет. С точки зрения закона вы никому ничего не должны.

Находиться с ребенком — это ваше право, а не милость со стороны медицинского персонала.

Мне известно множество случаев, когда одному из родителей позволяют находиться в палате с ребенком при условии, что за это он будет выполнять работу за санитарок и нянечек: мыть полы, убирать палату, чистить туалеты, следить за другими детьми в отделении. Запомните: в больнице есть медицинский персонал, который получает за это зарплату, вы совершенно не обязаны выполнять его функции, ну разве что по вашему большому желанию.

Если вам намекают или прямо говорят о том, что позволят вам находиться рядом с ребенком за то, что вы будете выполнять часть работы по уборке помещения, это грубейшее нарушение закона и ваших прав!

Вы не обязаны никому ничего платить за то, что находитесь в палате вместе с ребенком.

Если у вас просят за это деньги — это вымогательство и грубейшее нарушение закона и ваших прав.

Важно. Помимо федерального законодательства существуют также региональные акты, которые также могут регулировать вопросы размещения детей с родителями в стационарах.

Таким образом, субъект федерации по собственной инициативе может дополнить закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Например, увеличив возраст совместной бесплатной госпитализации с ребенком до достижения им 5-6 лет, а не четырех. Но уменьшить этот возраст не имеет права никто.

Узнать о таких особенностях можно в региональном офисе страховой компании, выдавшей полис ОМС.

Помимо обоих родителей вместе с ребенком могут быть госпитализированы и другие члены семьи: бабушки, дедушки, братья, сестры, тети и дяди. А также иные законные представители: приемные родители, опекуны и попечители.

Бывают ситуации, когда женщины, находящиеся в многоместной палате вместе со своими детьми, выступают против подселения к ним мужчины с ребенком.

С точки зрения закона папа или дедушка могут лечь с ребенком в больницу так же, как мама или бабушка.

Поэтому, если женщины в палате против, это проблема исключительно женщин.

Им придется либо смириться с ситуацией, либо поискать себе другое медицинское учреждение.

Если же кому-то из родственников в госпитализации вместе с ребенком отказывает медицинский персонал, то они имеют право это оспорить.

Первый и самый очевидный ответ — заведующему отделением. Для начала с ним надо спокойно поговорить и объяснить ситуацию, рассказав, почему ребенку рядом с вами будет лучше.

Есть дети, которые очень тяжело переживают разлуку с родителями, из-за этого может ухудшаться их состояние и поведение.

Можно сослаться на норму закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ч.3 ст. 51), а также на п.1 ст. 64 Семейного кодекса РФ, согласно которому родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, без специальных полномочий.

Если заведующий отделением отказывается решать вашу проблему, надо написать официальную жалобу на имя главного врача больницы с просьбой предоставить письменный мотивированный отказ в совместной госпитализации.

Кроме того, можно звонить на горячую линию Минздрава РФ или в Росздравнадзор.

Также родители имеют право обратиться в прокуратуру.

Depositphotos

Источник: https://letidor.ru/pravo/chto-delat-esli-vam-otkazyvayut-v-gospitalizacii-vmeste-s-rebenkom.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.