Отказ от первой медицинской помощи

Медорганизации РФ получили право на отказ в помощи пациенту

Отказ от первой медицинской помощи

“Теперь все организации страны могут отказывать пациенту в оказании медицинской помощи. Захотел — взял на лечение, не захотел — нет”, — говорит Алексей Старченко, член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре.

Это не только прямое нарушение прав пациента на доступность медицинской помощи, гарантированное Конституцией, но и прямая “подстава” врачей медицинских организаций под уголовную статью, а именно — 124 статью УК РФ “Неоказание помощи больному”.

Если раньше, отказ в медицинской помощи пациенту был недопустим, и в соответствии 323-ФЗ “Об основах здоровья граждан РФ” медицинская организация за это нарушение должна была нести ответственность, то теперь это не так, что полностью противоречит положениям закона, который гарантирует пациенту реализацию таких основных принципов охраны здоровья, как социальная защищенность в случае утраты здоровья, доступность и качество медицинской помощи. Об этом прямо говорится в заключении к проекту изменений со стороны правового управления Государственной Думы.

Наделяя медицинские организации правом отказа в медицинской помощи пациентам, ФОМС преследует свои экономические цели.

Денег ОМС на финансирование здравоохранения не хватает, а как отмечает глава Фонда, “в любых ограниченных ресурсах должны быть правила их распределения и потребления”. Обеспечивая клиникам право в отказе от приёма пациентов, ФОМС пытается бороться со “сверхобъёмами”, т.е.

сократить медицинскую помощь, которая оказана сверх плана программы ОМС и требует дополнительного финансирования.

Объёмы медицинской помощи определяют комиссии территориальных фондов, а в федеральных медицинских центрах, согласно поправкам к закону, чиновники из Минздрава и ФОМС.

“Сегодня потребность россиян в медпомощи не соответствует нормативам её финансирования, установленным органами управления здравоохранения в регионах. Но, решая вопрос экономических расчетов в системе ОМС, чиновники попросту не думают о человеке, о пациенте. Пациенты будут массово сталкиваться с такими ненаказуемыми отказами”, — подчеркивает Старченко.

Таким образом, если объёмы, например, в региональной медицинской организации или в федеральным центре, который специализируются на оказании сложной и дорогостоящей высокотехнологичной помощи, будут исчерпаны, у медицинской организации есть гарантированное право отказать пациенту в оказании услуг.

По информации asn-news.ru

Ранее мы рассказывали о недавнем инциденте в Омске

Там скорые привезли пациентов в Минздрав, отчаявшись пристроить их в больницы

Три машины скорой помощи 26 октября около 22 часов подъехали к зданию Министерства здравоохранения и включили сирены. В двух машинах находились пациенты, зараженные коронавирусной инфекцией, третья привезла для них кислородные баллоны. Состояние больных было крайне тяжелым – по словам родственников, у одной женщин было поражено около 80% легких.

Как рассказали медики и родственники пациентов, они с самого утра ездили по больницам, в надежде устроить туда людей. Но ни в одном из медучреждений их не приняли. Больные не могли дышать без кислорода.

В результате во время 10-часового катания скорая истратила четыре кислородных баллона. Врачи от отчаяния привезли пациентов к зданию ведомства и включили сирены.

Однако на них все равно долгое время никто, кроме прохожих, не реагировал.

По факту произошедшего начата служебная проверка, а работа службы скорой помощи взята под особый контроль.

Однако в случае, если исключения будут узаконены, такие инциденты станут законной нормой.

И еще не факт, что медицинскую помощь удастся получить даже за деньги!

obzor.io

МАРУСЯ КЛИМОВА 31.10.2020 11:45

UVG: Крупнейший акционер USM Holdings Алишер Усманов, чье состояние оценивается в $15,7 млрд, перечислил властям итальянского острова Сардиния €500 тыс., которые должны быть направлены на борьбу с коронавирусной инфекцией COVID-19. Об этом сообщают итальянские СМИ.

Газета L'Unione Sarda отмечает, что пожертвованные бизнесменом деньги уже поступили в казну региона. При этом издание пишет, что нынешнее пожертвование второе по счету: в первый раз Усманов выделял деньги властям Сардинии на борьбу с коронавирусном после начала пандемии. Подробнее на РБК:

https://www.rbc.

ru/business/30/10/2020/5f9bd4ab9a79475dc1a476e7

Да ладно! Тут по новостям показывали этого г-на! Он и нашим помогает! Одному ребеночку!

Правда, художественную гимнастику поддерживает. Но об этом в аристократических кругах не принято кричать на каждом рауте. Поддерживает, и слава Богу. Жена его пока жива, жива и наша гимнастика!

Источник: https://kuzpress.ru/innovation/31-10-2020/78166.html

В минздраве опровергли возможность отказа в медпомощи

Отказ от первой медицинской помощи

.str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.

fil0{fill:#fff} .str1{stroke:#555961;stroke-width:2.3622}.str0{stroke:#555961;stroke-width:3.1252}.fil2{fill:none}.fil1{fill:#555961}.fil0{fill:#fff} .tst0{fill:none;stroke:#575b62;stroke-width:.9772}.tst1{fill:#FFF}.

tst2{fill:#575b62}

деловой журнал об индустрии здравоохранения

22 Ноября 2020 Мединдустрия Коронавирус. Осенний сезон. Мониторинг 20 Ноября 2020, 21:41 Мединдустрия Столичные власти зарезервировали 39 млрд рублей на закупку медоборудования в 2021 году 20 Ноября 2020, 20:34 Мединдустрия Владельца «Смарт Дельта Системс» Алексея Черноусова оставили под стражей 20 Ноября 2020, 20:16 Фармбизнес Минздрав и Минпромторг прокомментировали ситуацию с дефицитом метилпреднизолона 20 Ноября 2020, 19:57

  • image/svg+xml Новости
  • и & Аналитика
  • Мероприятия
  • Журнал
  • Партнерские Проекты

Новости

Вечно обязан

Отказ от первой медицинской помощи

Юлия Егорова разобрала по косточкам закон о неоказании медицинской помощи

Обычным людям, чтобы стать преступниками, надо что‑то задумать, спланировать, совершить. Врачам в этом плане гораздо проще. Можно вообще не напрягаться. Даже не пошевелив пальцем, доктор может попасть под ответственность. Да не под какую‑нибудь, а под уголовную. Речь в этом случае идет о неоказании медицинской помощи (статья 124 УК ­РФ).

124‑я статья

По данным, которые приводит юрист из Санкт-Петербурга Артём Боер в статье «Уголовно-правовая охрана жизни и здоровья: некоторые проблемы уголовно-правовой политики («Социология и право», 2013 № 1), удельный вес статьи 124 в общей уголовной преступности весьма мал и на начало 2013 года составил 0,004 %.

Иными словами, сегодня нельзя говорить о сложившейся судебной практике. Чаще всего жалобы на неоказание медицинской помощи подают заключенные исправительных учреждений, и эти жалобы рассматриваются во внутриведомственном порядке.

Тем не менее, в СМИ часто появляются леденящие душу истории о людях, умерших на пороге больницы, которым так никто и не оказал ­помощь.

Нашумевший пример такой истории, опубликованный во многих СМИ, в частности в «Собеседнике», — смерть политика из Екатеринбурга Максима Головизнина. В 2011 году Максиму стало плохо на улице Москвы, в машине.

Вместо того чтобы вызвать скорую помощь, его друзья повезли Максима в ближайшую, подходящую, как им показалось, больницу. Ею оказался Институт хирургии им. Вишневского. Между прочим, это плановый хирургический стационар, т. е.

с медицинской точки зрения — не лучшее место для оказания помощи человеку, у которого, скорее всего, острая кардиологическая или нейрососудистая патология.

Помощь в этом случае обязана оказывать бригада скорой помощи и врачи специализированного стационара, а не плановый институт хирургии им. Вишневского. Обязанность окружающих в такой ситуации — вызвать скорую помощь и следовать инструкциям ­диспетчера.

Статья 124. Неоказание помощи больному

Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, наказывается штрафом… либо обязательными работами, либо исправительными работами, либо ­арестом.

То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, наказывается принудительными работами либо лишением свободы на срок до четырех ­лет.

Уголовный кодекс Российской Федерации

Друзья политика продолжали попытки проникнуть на территорию института. Охранники вызвали скорую помощь, которая констатировала смерть. В итоге в смерти Максима Головизнина СМИ дружно обвиняют врачей, которые находились на своих рабочих местах и вряд ли знали, что происходит у ворот, где охрана не пропускала машину с пациентом.

По этому случаю в институте Вишневского было проведено служебное расследование, доследственная проверка Следственного комитета РФ и заведено уголовное дело. Тем не менее, по результатам судебно-медицинской экспертизы, оказалось, что смерть чиновника наступила гораздо раньше, чем его друзья обратились в медучреждение.

Таким образом, еще до суда было доказано, что врачи ни в чем не ­виноваты.

Этот случай получил широкий общественный резонанс, обсуждался в СМИ с участием министерства ­здравоохранения.

Что и кому

Теория: Словосочетание, которое должно привлечь наше внимание, — «помощь больному». Человеческое сознание самостоятельно определяет эту помощь как медицинскую, потому что она упоминается в связи с болезнью. Но мы не видим в законе слова «медицинская» и никак из этого определения не в состоянии понять, какая именно помощь должна быть оказана.

Более того, правового понятия «больной» не существует. В законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» определено понятие «пациент». Это физическое лицо, которому оказывается медицинская помощь или которое обратилось за оказанием медицинской помощи независимо от наличия у него заболевания и от его состояния (ст. 2 п. 9).

То есть если человек лежит без сознания и истекает кровью, то с точки зрения закона он пациентом не является, так как помощь ему никто не оказывает и он никуда не обращается. Подобные придирки к каждому слову выглядят мелочно, но тем не менее иллюстрируют, что данная статья нуждается в конкретизации и закреплении в праве основных ее понятий.

Неточности в определении состава преступления создают опасность произвольного правоприменения и противоречивости судебной ­практики.

Практика: Надо понимать, что размытость и неточность формулировок данной статьи дают возможность ее «вольного» толкования. Но эта возможность дана не только обвинителю, но и обвиняемому.

То есть если вы, например, не стали на месте происшествия никого лечить (потому что делать это банально нечем), но вызвали бригаду скорой помощи, то это трактовать как отсутствие помощи будет уже некорректно, хотя сами вы лечебных мероприятий не ­производили.

Уважительные причины

Теория: В статье есть важная фраза: «без уважительных причин». Если обвиняемый докажет, что у него была уважительная причина не оказать помощь, судья должен будет закрыть дело за отсутствием состава ­преступления.

Практика: Уважительной причиной может стать, например, физическая невозможность доступа к пациенту. Если врач прибыл на вызов, а квартира закрыта, или пострадавший находится под завалом, в зоне затопления или задымления, или блокирован в машине, оказание помощи как минимум ­затянется.

Уважительной причиной также может быть болезнь или травма самого врача; не в состоянии оказать помощь врач, который занимается другим пациентом; бригада скорой помощи не может одновременно обслужить два разных вызова. Что нужно сделать в этих случаях? ­Задокументировать!

Еще одна уважительная причина — отказ пациента от помощи или его нетрезвое состояние. Например, врачам скорой не в новинку слышать «Да иди ты!». Это тоже должно быть задокументировано.

Определять на месте дееспособность пациента и правомерность подобного отказа врач не обязан.

То есть если потом выяснится, что пациент страдает шизофренией и отказался от помощи потому, что врач показался ему марсианским захватчиком, обвинить доктора будет сложно, так как он вряд ли мог знать, что похож на ­инопланетянина.

Студенты мединститута при обсуждении уважительных причин часто спрашивают: «А если я пьяный был?». Вопрос разумный, потому что в алкогольной эйфории можно много чего оказать.

Позиция уголовного права на эту тему ясна и понятна: состояние алкогольного опьянения является отягчающим вину обстоятельством, а никак не уважительной причиной.

В крайнем случае можно предоставить справку о наличии острого алкогольного отравления, но понятно, что это не то, что вызовет уважение ­судьи.

Будьте внимательны, уважительность указанных причин исчезает, если пациент представляет угрозу для себя или окружающих.

Например, нетрезвый пациент истекает кровью и сообщает, что «Усё намана», — в этом случае врач обязан настоять на оказании помощи, так как здоровью и жизни пациента угрожает очевидная опасность.

При этом если бы кровотечение оказалось внутренним, а о наличии и характере травмы пациент ничего не сообщил (потому что «усё намана»), то оснований настаивать на оказании помощи у врача уже ­нет.

Кто и когда ­виноват?

Теория: Кто преступник? «Лицо, обязанное ее (помощь) оказывать в соответствии с законом или специальным правилом».

Со специальными правилами более-менее ясно — это, прежде всего, должностные обязанности и инструкции, но какой закон мы должны тут применять? Если считать, что помощь медицинская, то нужно вернуться к закону «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». В нем «недопустимость отказа в медицинской помощи» упоминается в числе основных принципов охраны ­здоровья.

Здесь каждому медицинскому работнику должно стать интересно — относится ли этот закон лично к нему в его нерабочее время? Конституция запрещает принудительный труд, которым можно считать обязательное и бесплатное оказание медицинской помощи.

Несмотря на то что этот вопрос возникает, узнать позицию судебной системы на этот счет не представляется возможным. Кроме этого возникает вопрос — а если больной за помощью не обращался, доктор ее не предложил, то есть факта отказа, который не допускается, нет.

Считать ли это преступлением? Это вопрос без ответа, решать его приходится судье в каждом конкретном ­случае.

ФЗ-323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Статья 11. Недопустимость отказа в оказании медицинской помощи

Отказ в оказании медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и взимание платы за ее оказание медицинской организацией не ­допускаются.

Медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не ­допускается.

Практика: Эта статья относится к медработнику в любое время, так как иные условия в ней не указаны, а в законодательном определении термина «медицинский работник» тоже нет привязки к рабочему месту и времени.

Другое дело, что эта статья «беззубая», то есть не содержит самостоятельной санкции, и по вопросу ответственности отсылает нас к той же 124‑й статье УК.

Внимательному читателю тут должно стать интересно — а как же частные медучреждения? Должны ли они оказывать неотложную помощь бесплатно? Теоретически должны. Повторюсь: ­теоретически!

При обсуждении этой проблемы на различных форумах и медсайтах иногда допускают перегибы, что экстренная помощь может быть квалифицирована как незаконная частная практика и оказание медицинских услуг без лицензии. В этом случае важно не получить за оказанную помощь оплату и всё будет ­нормально.

Доказать причинность

Теория: Следующая важнейшая ключевая фраза в статье УК — «если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного». Здесь мы видим указание на форму вины — неосторожность — и обязательное условие наступления ответственности — вред здоровью.

Неосторожность в уголовном праве делится на небрежность и легкомыслие. Небрежность означает, что не учтены негативные последствия, которые при должном внимании и предусмотрительности должны быть учтены.

Неосторожность — это осознание негативных последствий с необоснованной надеждой на то, что всё ­обойдется.

И то и другое следует исключить не только из оказания медицинской помощи, но даже и из ее ­неоказания.

Кроме того, если наличие вреда здоровью и связь его с неоказанием помощи не доказаны — преступления опять же нет. Так же дело обстоит и со второй частью статьи 124.

Если пациент умер, ответственность за неоказание помощи возникает, только если доказана причинная связь между неоказанием помощи и смертью.

То есть если пациенту отказали в госпитализации с пневмонией, а на следующий день он умер от инфаркта, говорить о неоказании медицинской помощи ­неправомочно.

Неоказание помощи больному расценивалось как уголовное преступление уже в советском праве. При этом с 1926 до 1960 год наказание становилось более серьезным, вплоть до двух лет лишения ­свободы.

Более того, причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности вне профессиональной деятельности (после изменений, внесенных в УК в 2003 году) не считается преступлением даже при ненадлежащем оказании медпомощи.

Единственная статья, в которой остается за это ответственность — как раз неоказание помощи. То есть врач — единственный, кого уголовно накажут за причинение вреда средней тяжести по неосторожности.

При этом ненадлежащее оказание помощи и неоказание ее вовсе в случае смерти больного наказываются ­одинаково.

В 2010 году некоторые депутаты Государственной Думы пытались устранить эти несоответствия, внеся законопроект о декриминализации неоказания медицинской помощи. Законопроект принят не ­был.

Практика: Пациенты становятся всё более требовательными и готовыми защищать свои права и получать компенсации за их нарушения. И, как всегда, нас спасет бумага.

В том же случае с пневмонией и инфарктом, выданная на руки выписка, в которой стоит диагноз «пневмония» и рекомендации обратиться к терапевту по месту жительства, будет серьёзным противовесом против справки о смерти, в которой причина смерти «инфаркт ­миокарда».

Резюме

Врачей традиционно принято попрекать клятвой Гиппократа, нагружать дополнительной работой, пугать судебными делами и уголовной ответственностью.

На мой взгляд, доктору важно знать, что отказаться в нерабочее время выполнить плановое исследование по поводу, например, плоскостопия, отказать больному в госпитализации без показаний, даже если тот очень хочет в больницу, — это не преступление. Равно как и здоровое желание врача вовремя уйти с ­работы.

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/medicine/law/vechno_obyazan

Отказ от пациента: строго по правилам

Отказ от первой медицинской помощи

– Алексей, так все-таки: может врач отказаться от пациента или нет?

– Может. Другое дело, что тут много нюансов, в которых далеко не каждый способен разобраться. Хотя законодательством РФ и правоприменительной практикой этот вопрос уже давно разрешен. В соответствии с 7 статьей Конституции Российская Федерация – социальное государство, охраняющее здоровье людей.

Статья 41 Конституции РФ указывает, что каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Очень важно, что в нашей стране с точки зрения закона здоровье человека признается высшим неотчуждаемым благом, без которого утрачивают значение многие другие блага и ценности.

Такое понимание здоровья является официальной позицией высшей судебной инстанции – Конституционного суда РФ.

Который указывает, что, провозглашая право на охрану здоровья и медицинскую помощь одним из основных конституционных прав, государство обязано осуществлять комплекс мер по сохранению и укреплению здоровья населения, в том числе посредством развития государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, установления правовых гарантий получения каждым необходимой медико-социальной помощи.

Эта позиция нашли отражение в ставшем уже хрестоматийным определении Конституционного суда от 6 июня 2002 года №115-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Е.З.».

Женщина жаловалась, что ей необоснованно было отказано медицинской организацией в продолжении лечения и требовала возмещения причиненных убытков. В определении по жалобе Мартыновой КС указал на недопустимость отказа в медицинской помощи и возможность компенсации убытков.

При этом важно, что при полном возмещении убытков учитываются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

В указанном определении Конституционный суд разъясняет, что отказ в медицинской помощи не согласуется также с существом медицинской профессиональной деятельности, врачебным долгом, морально-этическими и юридическими нормами, определяющими обязанности врача во взаимоотношениях с больными и права пациентов.

– То есть получается, что «государственный» врач не имеет права отказаться от пациента?

Спустя почти 9 лет после появления данного определения КС был принят Федеральный закон от 21.11.2011 г. №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Согласно п. 7 ст.

4 этого закона одним из основных принципов охраны здоровья является «недопустимость отказа в оказании медицинской помощи».

Недопустимости отказа в оказании помощи посвящена статья 11, в соответствии с которой:  

  1. Отказ в оказании медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и взимание платы за ее оказание медицинской организацией, участвующей в реализации этой программы, и медицинскими работниками такой медицинской организации не допускаются.
  2. Медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не допускается.
  3. За нарушение предусмотренных частями 1 и 2 настоящей статьи требований медицинские организации и медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством РФ».

Таким образом, медицинская организация, которая участвует в системе ОМС, не имеет права отказать пациенту в медицинской помощи. И это так называемое императивное (не подлежащее изменению) требование закона.

Причина данного обязательного требования заключается в том, что программа госгарантий является механизмом реализации заложенной в Конституции РФ гарантии охраны здоровья и бесплатной медицинской помощи.

Допущение возможности отказа пациенту в оказании медицинской помощи по программе государственных гарантий противоречило бы конституционным правам граждан на охрану здоровья и бесплатную медицинскую помощь.

Все под судом

– У частников в этом смысле свободы больше?

– Медицинские организации, которые предоставляют платные медицинские услуги, также не могут отказать в помощи пациенту, поскольку они заключают публичный договор (п. п. 1, 3 ст. 426 ГК РФ). И эта позиция также нашла отражение в вышеупомянутом определении КС по жалобе Мартыновой Е.З.

Как указал Конституционный суд, возмездное оказание медицинских услуг представляет собой реализацию гарантируемой в РФ свободы экономической деятельности, права каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 8, ч. 1; ст. 34, ч.

1, Конституции РФ) и производится медицинскими учреждениями в рамках соответствующих договоров. К таким договорам, как следует из п. 2 ст. 779 ГК РФ, применяются правила главы 39 «Возмездное оказание услуг» Гражданского кодекса РФ.

В свою очередь  деятельность по оказанию платной медицинской помощи российское законодательство относит к предпринимательской деятельности, осуществляемой под публичным контролем. Договор о предоставлении платных медицинских услуг (медицинского обслуживания) согласно п. 1 ст.

426 ГК РФ признается публичным, то есть соглашением, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится.

При этом коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами.

Отказ организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается, и при уклонении от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор и о возмещении убытков, причиненных необоснованным отказом от его заключения (п.

3 ст. 426 и п. 4 ст. 445 ГК РФ). Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения.

Очень важный тезис Конституционного суда в определении от 6 июня 2002 года – указание на то, что такое ограничение свободы договора для одной стороны – исполнителя (в данном случае – медучреждения, оказывающего платную медицинскую помощь), учитывающее существенное фактическое неравенство сторон в договоре о предоставлении медицинских услуг и особый характер предмета договора (в том числе уникальность многих видов медицинских услуг, зависимость их качества от квалификации врача), направлено на защиту интересов гражданина (пациента) как экономически более слабой стороны в этих правоотношениях, обеспечение реализации им права на медицинскую помощь. КС также указал, что рассматривая дела, суды должны исходить из того, что законными причинами прекращения договора платных медицинских услуг не могут признаваться такие, которые обусловлены исключительно волей лица, оказывающего данные услуги.

Правило трех

– Где тогда право врача на отказ от лечения и как оно соотносится с конституционными правами и принципами охраны здоровья?

– Ч. 3 ст.

70 Федерального закона «Об охране здоровья граждан» указывает, что лечащий врач по согласованию с соответствующим должностным лицом (руководителем) медицинской организации (подразделения медицинской организации) может отказаться от наблюдения за пациентом и его лечения, а также уведомить в письменной форме об отказе от проведения искусственного прерывания беременности, если отказ непосредственно не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих. Таким образом, правовая возможность отказаться от лечения и наблюдения за пациентом есть. Но, как мы с вами выяснили, она не должна противоречить конституционным правам и общим принципам.

В правовой взаимосвязи с конституционными нормами о праве на охрану здоровья и медицинскую помощь, общим принципом недопустимости отказа в медицинской помощи реализация права врача на отказ от лечения имеет важные условия: «В случае отказа лечащего врача от наблюдения  и лечения пациента, а также в случае уведомления в письменной форме об отказе от проведения искусственного прерывания беременности должностное лицо (руководитель) медицинской организации (подразделения медицинской организации) должно организовать замену лечащего врача». Таким образом, лечащий врач имеет право отказаться от пациента, но при трех условиях: 1) отказ должен быть согласован с должностным лицом медицинской организации; 2) отказ не должен создавать угрозу жизни пациента и здоровью окружающих; 3) медицинская организация должна немедленно организовать замену лечащего врача.

Облико морале

– Выходит, что врач «как бы» отказывается от пациента, но на практике отказ «не настоящий». Все равно пациент в приоритете…

– Конечно, не всем медицинским работникам это может понравиться. Особенно в системе частного здравоохранения. Но надо напомнить, что каждый медицинский работник дает клятву врача в соответствии со ст. 71 закона №323-ФЗ.

Кроме того, первым национальным съездом врачей РФ 5 октября 2012 года был принят Кодекс профессиональной этики врача. Данный документ не содержит указания на безусловную возможность отказа врача от пациента.

Наоборот, в нем прописаны обязательства врача добросовестно исполнять профессиональный долг.

Ранее в соответствии с Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года лечащий врач мог отказаться по согласованию с соответствующим должностным лицом от наблюдения и лечения, если это не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих, в случаях несоблюдения больным предписаний или правил внутреннего распорядка ЛПУ (ст. 58 и 59). Однако, как понятно из изложенного выше, данная норма не в полной мере соответствовала конституционным основам и общим принципам охраны здоровья. Сейчас отказаться от ведения пациента можно только строго в соответствии с ч. 3 ст. 70 закона №323-ФЗ, соблюдая условия для отказа, указанные выше. Пренебрежение данными положениями приводит к гражданским искам и административным штрафам. Например, за отказ в оказании медицинской помощи Роспотребнадзор привлекает медорганизации к ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП.

Всем, кто работал с пациентами, известно, что лечить человека, который не доверяет врачу,  очень сложно. Порой просто невозможно. Поэтому при таких обстоятельствах целесообразно – в своих же собственных интересах – произвести замену.

Найти врача, который сумеет выстроить коммуникацию с пациентом.

Недавно министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, комментируя обсуждавшуюся возможность вывода из системы ОМС безработных граждан, указала, что это противоречит конституционным нормам об охране здоровья.

Это очень позитивное утверждение не только по сути, оно наглядно демонстрирует, что принимающиеся решения в системе здравоохранения должны соотноситься с конституционными основами и общими принципами законодательства. В том числе и в отношении отказа врача от оказания медицинской помощи пациенту.

Источник: https://medvestnik.ru/content/interviews/otkaz-ot-paciena-strogo-po-pravilam.html

Отказ от пациента: законодательные нормы, условия

Отказ от первой медицинской помощи

Одним из главных принципов отечественной сферы здравоохранения является недопустимость отказа в оказании медицинской помощи. Эта норма прописана в п. 7 ст. 4, ст. 11 Федерального закона от 21.11.

2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Согласно действующему законодательству, за неоказание помощи больному для врача предусмотрена ответственность.

И в некоторых случаях это может быть и уголовная ответственность, которая регламентируется ст. 124 Уголовного кодекса РФ.

Правда, все эти документы не исключают случаев, когда медицинский работник имеет полное право отказаться от пациента. И эти условия прописаны в положениях ч. 3 ст. 70 ранее упомянутого ФЗ №323.

При каких условиях врач может отказаться от пациента?

Если обратиться к существующей врачебной практике, то в число самых популярных причин для отказа в лечении являются:

  • несоблюдение пациентов рекомендаций врача;
  • психологическая несовместимость с пациентом;
  • родственная или дружеская связь с больным, которая препятствовать полноценному лечению;
  • совершение пациентом противоправного или же аморального поступка, которой и стал причиной необходимости в медицинской помощи (в этом случае речь чаще идет о лицах, совершивших уголовное преступление).

На сегодняшний день нормативное регулирование подобных ситуаций нельзя назвать полным, поскольку конкретных оснований и детального описания ситуаций не существует.

Таким образом, любая из выше перечисленных причин может выступить в качестве основания для передачи пациента другому специалисту.

Более того, никто не сможет дать непредвзятую и квалифицированную оценку уважительности и весомости указанной причине.

Правда, для отказа необходимо также единовременное соблюдение трех важных условий:

  • Отсутствие угрозы для жизни пациента и здоровья третьих лиц;
  • Согласование отказа с соответствующим должностным лицом медицинской организации;
  • Предоставление медицинской организацией другого врача пациенту.

Иными словами, если отказ врач вести пациента может стать причиной его смерти или значительного ухудшения здоровья, то отказ невозможен. Но тут существуют нюансы: к примеру, единственный хирург в отдаленном от других медучреждений регионе не имеет права на отказ к проведению операции. Если же речь идет о проведении аборта по желанию пациентки, а не медицинским показателям – отказ возможен.

Кроме того, руководитель должен дать свое согласие на передачу пациенту другому медицинскому специалисту. Но и тут возникают свои вопросы: в какой форме должно быть получено согласие, кто его дает – главный врач или заведующий отделением? Все эти аспекты четко не прописаны в текущей версии закона, что вызывает свои сложности.

Отказ от пациента невозможен, если медицинская организация не может предоставить специалиста на замену.

При этом важно отметить один важный факт, если врач является единственным специалистов по направлению, то искать ему замену руководство может вне своего учреждения.

Для этого возможно заключение срочного трудового договора или договора гражданско-правового характера на оказание определённых услуг.

Также в законе нет урегулирован и вопрос каким образом и в какие сроки должен быть проведена замена.

Как действовать при незаконном отказе?

Если пациент столкнулся с незаконным отказом врача от лечения, то его действия должны быть следующими:

  • на имя главного врача медицинского учреждения необходимо написать заявление, где будут представлены все факты. Достаточно часто этого хватает для решения проблемы – организация либо возвращает врача, либо производит замену;
  • досудебная претензия. Ее составляют в случае, если вопрос не был решен, а бездействие врача нанесло ущерб вашему здоровью;
  • обращение в суд или полицию. Органы уголовного преследования проведут расследование и могут довести дело до суда. Если цель – возмещение причиненного ущерба, то лучше начать с искового заявления в суд.

Хотите знать больше?

Если вас интересует медицинское право и вы хотите знать больше о нюансах взаимоотношений врача, медицинской организации и пациентов в рамках законодательного поля России, то авторский образовательный семинар Полины Габай «Медицина и закон. Все о правоотношениях клиники и пациента: документооборот, права и ответственность сторон, претензии и иски пациентов, судебная практика» – для вас. Мероприятие состоится 26 января 2020 года.

Программа образовательного мероприятия достаточно насыщенная и включает все актуальные и острые вопросы медицинского права:

  • Юридическая ответственность врача и медицинской организации;
  • Качество и безопасность медицинских услуг;
  • Иски и претензии пациентов к медицинской организации;
  • Права пациента-потребителя медицинской услуги;
  • Категории пациентов и их представители;
  • Телемедицина в свете нового закона;
  • Информационные права пациентов;
  • Врачебная тайна и персональные данные пациента;
  • Отказ в лечении и от лечения;
  • Платные медицинские услуги.

Запись на участие в авторском семинаре от Полины Габай «Медицина и закон. Все о правоотношениях клиники и пациента: документооборот, права и ответственность сторон, претензии и иски пациентов, судебная практика», который состоится 26 января 2020 года, еще открыта.

Не нашли нужную информацию? Задайте вопрос менеджеру

Источник: https://www.snta.ru/press-center/kogda-vrach-mozhet-otkazatsya-ot-patsienta/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.