Отказ от оказания медицинской помощи

Бегом в рабство: что потеряют пациенты после изменения закона об ОМС

Отказ от оказания медицинской помощи

Поправки в закон «Об обязательном медицинском страховании», который Госдума приняла в первом чтении, вызвали полемику и среди пациентов, и в медицинском сообществе. Главный вопрос: останется ли у нас право на доступную медицинскую помощь?

После принятия закона в первом чтении начались споры. Счетная палата России и Росздравнадзор не приняли инициативу Госдумы.

Парламентариям также напомнили, что неоказание медицинской помощи противоречит Уголовному кодексу : в УК РФ за подобное предусмотрена статья.

Правовое управление Госдумы в своем заключении также отметило, что новые поправки нарушают право россиян на доступную медицинскую помощь.

Что же готовят нам внесенные поправки ?

Депутаты решили удалить из части 5 статьи 15 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании» пункт о том, что медицинская организация не вправе отказать застрахованным лицам в оказании медуслуг. В новом варианте закона больше нет положения о том, что российские медорганизации не имеют права “отказать застрахованным лицам в оказании медицинской помощи”.

Напомним: по Федеральному закону ФЗ-323 право на медицинскую помощь имеет застрахованное лицо. В ст. 7 ФЗ-326 говорится о доступности медицинской помощи. Депутаты решили этот пункт из закона убрать. Это было ожидаемо.

Ранее первый зампред комитета Госдумы по экономической политике Сергей Калашников выступил с предложением ликвидировать Фонд обязательного медицинского страхования. Политик предложил россиянам перейти на «личное соцстрахование».

«Что нужно сделать? Нужно ввести нормальное личное социальное страхование, которое будет обязательным и за которое каждый человек будет платить сам. Причем линейку этих страховых случаев надо расширять … Человек должен застраховаться, если он хочет, от безработицы, от временной потери нетрудоспособности, от каких-то болезней и прочее.

Но это он должен делать самостоятельно», — сообщил Сергей Калашников. По мнению некоторых депутатов, россияне могут заключить с медицинскими учреждениями договора по оказанию отчасти платных услуг, которые до этого гарантировал полис ОМС.

Возникает вопрос: как же быть с налогами, которые работающие россияне регулярно отчисляют в фонд ОМС? Может, в случае принятия поправок к закону об ОМС этот налог не надо больше платить?

Мы решили поинтересоваться у экспертов, к чему стоит готовиться. В новом варианте закона больше нет положения о том, что российские медорганизации не имеют права отказать застрахованным лицам в оказании медицинской помощи.

Захотел – взял на лечение, не захотел –отказал. С одной стороны, это нарушает конституционное право пациента на доступную медицинскую помощь. С другой стороны, подводит медиков под уголовную статью «Неоказание помощи больному.

До появления новых поправок за отказ в оказании медпомощи пациенту должна была нести ответственность медицинская организация. Новые законодательные изменения сводят это правило на нет. Об этом правовом казусе предупреждают и юристы Правового управления Госдумы в заключении к проекту изменений к закону об ОМС.

Мы решили узнать о сути предложенных поправок из первоисточника – в комитете Госдумы по охране здоровья. «Этот закон касается лишь федеральных медицинских учреждений и никак не может негативно повлиять на возможность получения медицинской помощи пациентами.

Изменяется лишь порядок финансирования самых значимых медицинских учреждений – университетских клиник, научно-исследовательских медицинских центров и т.д.

Федеральный фонд медицинского страхования будет напрямую, минуя страховые компании, оплачивать им оказанные медицинские услуги, что позволит больше средств направить именно в медицинские учреждения и обеспечить большую доступность медпомощи для наших граждан.

Все это на благо пациентов с самой серьезной патологией, которые попадают в центры по квотам, распределяемым Минздравом РФ. Отказать пациенту при наличии квоты никто не может ни сейчас, ни в будущем», -заявила «НИ» член комитета по охране здоровья Госдумы Татьяна Цыбизова.

Выходит, внесенные Госдумой поправки касаются исключительно оказания дорогостоящей высокотехнологичной медицинской помощи?

На самом деле предлагаемые изменения куда глубже и серьезнее. Меняется система.

https://www.youtube.com/watch?v=eVSfyGmqWqs

Из системы финансирования высокотехнологичной медицинской помощи – сложных операций, диагностических манипуляций исключают региональные фонды ОМС, финансирование будет идти напрямую федеральным медицинским центрам.

Но вот как пациенты смогут попасть в эти федеральные медцентры и как будут отбирать пациентов – на сегодня остается большим вопросом.

«НИ» обратились с запросом о системе распределения пациентов в федеральные медцентры ( в случае принятия поправок к закону) в Министерство здравоохранения РФ. Однако, на момент публикации материала ответ из Минздрава получен не был.

То есть совершенно не исключена ситуация, когда плановый объем оказания медпомощи в районной больнице или в федеральным центре, специализирующемся на дорогостоящей высокотехнологичной медпомощи, в какой-то момент будет исчерпан.

В этом случае у медицинской организации будет гарантированное законом право отказать пациенту. К примеру, в Национальном медицинском исследовательском центре глазных болезней им.

Гельмгольца уже несколько месяцев нет мест для москвичей (в московском бюджете закончились средства на оплату высокотехнологичной помощи для тех, кто страдает глазными болезнями). Что делать в этом случае пациентам, которые были оперированы в НИИ им.

Гельмгольца, лечились там годами у определенного врача? Всё начинать сначала в другом офтальмологическом центре? А потом, когда и там закончатся объемы оказания плановой помощи, искать третий медцентр? Сейчас врачи предлагают продолжить лечение платно. Так что новая система уже, можно считать, работает.

«Сегодня потребность россиян в медпомощи не соответствует нормативам ее финансирования, установленным органами управления здравоохранения в регионах. С принятием новых поправок пациенты будут массово сталкиваться с ненаказуемыми отказами», – предупреждает Алексей Старченко.

Зато никаких сверхплановых расходов!

Есть еще один момент, который может ущемлять права пациентов. Сегодня застрахованные по ОМС могут обратиться за медицинской помощью в любую медицинскую организацию за помощью вне зависимости от того, где это медучреждение расположено.

А вот вносимые в пункт 4 части 1 статьи 16 ФЗ-326 поправки говорят о том, что выбор пациентом федеральной клиники ограничивается порядком, установленным уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

На это также обращали внимание юристы правового управления Госдумы в заключении к проекту изменений закона об обязательном медицинском страховании.

В результате всех запланированных изменений и поправок пациента, похоже, просто загонят в жесткие рамки по принципу: лечимся там, где это доступно, пожелания неуместны. «Мы лишаем пациента права на выбор медицинской организации, на защиту своих прав, ориентируемся исключительно на те возможности системы, которые сейчас есть.

В условиях отсутствия независимой экспертизы качества оказанной помощи все это рано или поздно превратит пациента в “крепостного”, которому будут оказывать ту помощь, которая доступна в данное время в данном конкретном регионе, а не ту, которая ему нужна», – считает член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Алексей Старченко.

Закон вступит в силу после того, как будет принят в третьем чтении. Пока он прошел только первое. Это значит, что у общественного мнения еще есть шанс повлиять на законодателей.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/article/general/03-11-2020/begom-v-rabstvo-chto-poteryayut-patsienty-posle-izmeneniya-zakona-ob-oms

Отказ от оказания медицинской помощи: правовой и медицинский аспекты

Отказ от оказания медицинской помощи

Риффель А.В., кандидат медицинских наук, доцент кафедры профессиональных и специальных дисциплин Электростальского филиала РГСУ, руководитель юридической службы сети медицинских центров “Медина”.

Медицина – важная сфера жизнедеятельности человека, основной целью которой является сохранение жизни и здоровья людей. В последние годы медицинская наука достигла больших успехов в профилактике и лечении многих заболеваний, ранее считавшихся либо вовсе неизлечимыми, либо трудно поддающимися лечению.

Современная медицина способна проникать в глубинные процессы, происходящие в организме человека, влиять на его репродуктивное здоровье, генетический статус, процесс ухода из жизни и т.д. Одновременно возрастает значение правового регулирования медицины.

Ответственность врачей за результаты их профессиональной деятельности находится в центре внимания специалистов различных областей знаний – медиков, биологов, биоэтиков, юристов, а также политических и общественных деятелей .

См.: Павлова Н.В. Уголовно-правовое регулирование медицинской деятельности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 3.

Тема, рассматриваемая в данной статье, с одной стороны, малопопулярна, с другой – жизненна и актуальна. Речь пойдет не о защите и реализации прав пациентов при оказании им медицинской помощи (в научных работах последних лет основной акцент сделан именно на этом ), а об исследовании правовой базы и природы отказа врача от оказания такой помощи в силу объективных причин.

См., например: Павлова Н.В. Указ. раб.; Андреев А.А. Отношение к врачебным ошибкам и социальные пути их предупреждения: Автореф. дис. … канд. мед. наук. Волгоград, 2006; Егизарова С.В. Компенсация морального вреда, причиненного при оказании медицинских услуг: теоретический и практический аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007; Никитина И.О. Преступления в сфере здравоохранения (законодательство, юридический анализ, квалификация, причины и меры предупреждения): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007.

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Право на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантировано ст. 41 Конституции РФ. Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденными ВС РФ 22.07.

1993 N 5487-1 (далее – Основы), установлено, что скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях), осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности. Согласно положениям ст. 40 Основ специализированная медицинская помощь оказывается гражданам при заболеваниях, требующих специальных методов диагностики, лечения и использования сложных медицинских технологий. Данный вид помощи оказывается за счет средств бюджетов всех уровней, целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан, личных средств граждан и других источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации. Отдельные виды дорогостоящей специализированной медицинской помощи, перечень которых ежегодно определяется Министерством здравоохранения и социального развития РФ, финансируются за счет средств государственной системы здравоохранения.

Пациент имеет право на выбор врача, в том числе врача общей практики (семейного врача) и лечащего врача с учетом его согласия (ст. 30 Основ). Однако нигде законодательно не закреплено право врача на отказ от лечения (курации) пациента, независимо от того, происходит это в плановом либо экстренном порядке.

Сразу оговоримся, что речь идет о добросовестном исполнении медицинским персоналом своих обязанностей и о злоупотреблении пациентом своими правами в силу различных причин (алкогольное опьянение, стресс, душевное волнение, негативизм и т.д.).

Данный нормативный пробел до сих пор не ликвидирован, хотя попытки решения вопроса в пользу врача предпринимались медицинской общественностью в разное время (например, Этический кодекс российского врача, утвержденный 4-й конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 года; далее – Этический кодекс).

Законодатель изначально встал на защиту прав пациентов, чтобы исключить возможность оставления больного человека без медицинской помощи, в том числе под угрозой уголовного преследования (ст. 124 УК РФ). Однако при злоупотреблении пациентом своими правами позиция врача как гражданина, человека и специалиста становится уязвимой во всех отношениях и слабо защищенной.

Ссылка на то, что в дальнейшем медицинский работник в порядке гражданского судопроизводства (а при наличии признаков состава преступления – в уголовном порядке) может подать иск на пациента о компенсации нанесенного морального вреда, практически никогда не реализуется.

Согласно ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания.

При неоказании медицинской помощи появляется субъект, который обязан был ее оказать, – медицинский работник, обладающий знаниями в области медицины и имеющий документ (диплом), подтверждающий его правовой статус (ст.

124 УК РФ – неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью).

В остальных случаях возникает гражданско-правовая ответственность (ст. 12 ГК РФ). Иными словами, необходимо наступление последствий и наличие причинно-следственной связи между действием (бездействием) и наступившими последствиями.

Под неоказанием помощи понимается отказ или уклонение от оказания не терпящей отлагательства помощи, что создает реальную угрозу причинения серьезного вреда здоровью пациента. Объективная сторона данного преступления может быть выражена в бездеятельности – в неоказании помощи больному без уважительных причин (неявка к больному по вызову, отказ принять больного в лечебном учреждении и т.п.).

Право на отказ от оказания медицинской помощи законодательно закреплено лишь за пациентом (статьи 30, 33 Основ): гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных законом. При этом нормативно закреплено право на оказание медицинской помощи пациенту без его согласия или с согласия его законных представителей (ст. 34 Основ), но не право на отказ от оказания такой помощи по инициативе медицинских работников.

Статьей 7 Этического кодекса закреплено право врача на отказ от работы с пациентом (перепоручение его другому специалисту) в следующих случаях:

если врач чувствует себя недостаточно компетентным, не располагает необходимыми техническими возможностями для оказания должного вида помощи;

данный вид медицинской помощи противоречит нравственным принципам врача;

врач не в состоянии установить с пациентом терапевтическое сотрудничество.

Именно терапевтическое сотрудничество и является часто камнем преткновения между медицинским работником и пациентом. Если оно не установлено в результате злоупотребления пациентом своих прав (а мы рассматриваем именно эту ситуацию), то врач лишен законодательной возможности на отказ от оказания помощи.

Ведь в данном случае речь идет не в отказе в помощи вообще, а в отказе со стороны конкретного врача с передачей больного своему коллеге.

Как возражение, возможно, будет высказана следующая позиция: “А если в результате перепоручения, которое заняло определенное время, наступят необратимые последствия в организме пациента?” либо “Что делать, если врач представлен в единственном числе как специалист или как медицинский работник”.

В этой ситуации отказ от оказания помощи должен быть фактически невозможен и запрещен. Воспринимая врачебное искусство как ремесло, понимаешь, что отказ от ремесла есть отказ от выполнения своей работы. В этом смысле неоказание медицинской помощи в буквальном толковании является прямым отказом от исполнения профессиональных обязанностей.

В жизни с этим сталкиваешься довольно редко. Повернуться спиной к погибающему человеку – это серьезное психолого-нравственное отступление от общечеловеческих принципов. А вот подмена понятий и спекуляция термином “неоказание медицинской помощи” встречается довольно часто, когда его используют для достижения своих целей, в том числе и пациенты .

См.: Риффель А.В. Юридическая оценка неоказания медицинской помощи // Российский юридический журнал. Екатеринбург, 2006. N 4. С. 150.

В соответствии со ст. 20 Этического кодекса действие данного Кодекса распространяется только на лиц, являющихся членами врачебных объединений, входящих в Ассоциацию врачей России (часто медицинский персонал и не знает о такой ассоциации, истинная численность ее также неизвестна); кроме того, сам Этический кодекс не обладает нормативным характером.

Можно ли в этой ситуации говорить о том, что нарушается конституционный принцип (ч. 3 ст.

17 Конституции РФ) запрета при осуществлении прав и свобод человека и гражданина нарушения прав и свобод других лиц (в данном случае медицинских работников)? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Согласно ст.

2 Основ одним из основных принципов охраны здоровья граждан является соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение исполнения государственных обязанностей, связанных с этими правами.

Разработанный механизм реализации прав человека и гражданина при оказании медицинской помощи законодательно закреплен (Основы, постановления Правительства РФ, приказы Минздравсоцразвития России и т.д.), а правовое положение медицинских работников и механизм реализации их прав при этом носят декларативный характер и на практике не реализуются .
См.: Он же. К вопросу о правовом статусе врача // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 12. С. 112 – 114.

Каковы тенденции сегодняшнего законодательства в сфере здравоохранения, регулирующего оказание (неоказание) медицинской помощи? В основном это ужесточение санкций за преступления в сфере здравоохранения и введение дополнительной уголовной ответственности медицинских работников. Кандидат юридических наук Н.В. Павлова предлагает новую редакцию ст. 124 “Неоказание помощи больному” УК РФ, полагая, что уголовная ответственность должна наступать за сам факт неоказания помощи. По мнению автора, неоказание помощи не менее опасно, чем, например, оставление в опасности. Сам по себе факт неоказания помощи не должен оставаться без внимания, тем более что в медицинской практике подобные случаи не редкость . Кандидат медицинских наук И.О. Никитина предлагает изменить редакцию ст. 124 УК РФ, изложив ее следующим образом:

См.: Павлова Н.В. Указ. раб. С. 16.

“1. Неоказание медицинской помощи без уважительных причин медицинским работником при наличии угрозы для жизни или здоровья лица, нуждающегося в помощи, – (преступление небольшой тяжести)…

  1. То же деяние, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью лица, нуждающегося в помощи, – (преступление средней тяжести)…
  2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть лица, нуждающегося в помощи, либо иные тяжкие последствия, – (тяжкое преступление)”.

Позиция автора основана на том, что анализ ст. 124 УК РФ позволил прийти к выводу: неоказание помощи больному при наличии угрозы его жизни или здоровью должно быть уголовно наказуемым деянием, независимо от наступления последствий (как это существует на сегодняшний день), так как отказ медработника без уважительных причин помочь больному противоречит самой сути этой профессии.

Кроме того, необходимо сузить субъектный состав преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ, исключив иных лиц, обязанных оказывать помощь больному в соответствии с законом или специальным правилом, оставив в качестве субъекта только медицинских работников . Кандидат юридических наук С.В.

Егизарова, классифицируя случаи нарушений прав пациента при оказании медицинских услуг, выделяет следующие их виды:

См.: Никитина И.О. Указ. раб. С. 23 – 24.

необоснованный отказ от оказания медицинской помощи;

низкий уровень качества или дефекты в оказании медицинской помощи, несоответствие качества и объема медицинской помощи установленным стандартам, повлекшие причинение вреда здоровью или смерть гражданина-пациента;

применение нещадных (болевых) методов лечения при возможности их исключения или использования щадящих методов;

необоснованное взимание или требование платы за лечение;

злоупотребления со стороны медицинских работников;

нарушение условий и режима лечения;

нарушение прав застрахованного в части его информированности о диагнозе, возможном риске, последствиях и результатах лечения и права на сохранение в тайне сведений, составляющих врачебную тайну;

отсутствие, дефекты оформления, предоставление недостоверной медицинской, статистической и финансовой документации .

См.: Егизарова С.В. Указ. раб. С. 20 – 21.Анализ действующих нормативных тенденций, к сожалению, носит односторонний “санкционированный” характер, направленный на защиту прав пациентов, не ликвидирующий правовой вакуум деятельности медицинского персонала .
См.: Риффель А.В. Юридические аспекты реализации прав врача // Закон и право. Белгород, 2006. N 12(40). С. 15 – 17.

Указанные меры, несомненно, имеют под собой основание в связи с изменившимися тенденциями в российском обществе, сменившейся идеологией и развитием рыночных товарно-денежных отношений, однако история показывает, что ужесточение санкций не всегда ведет к достижению желаемого результата.

Подведя некоторые итоги, необходимо отметить, что российский законодатель при осуществлении реализации прав пациентов на оказание медицинской помощи встал на их защиту путем разработки механизмов реализации прав и уголовного преследования работников здравоохранения при их отказе от оказания помощи. В дальнейшем совершенствовании законодательной базы деятельности медицинских работников заложен конституционный принцип реализации прав граждан на охрану здоровья и получения реальной медицинской помощи.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/29982-otkaz-okazaniya-medicinskoj-pomoshhi-pravovoj-medicinskij-aspekty

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.