Отказ давать показания против себя

Содержание

Конституция РФ, 51 статья. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников

Отказ давать показания против себя

Статья 51 Конституции РФ гласит следующее:

1. Никто (подразумевается любое физическое лицо, без привязки к статусу гражданина) не обязан давать свидетельские показания против себя лично, своего супруга и близких родственников.

2. Федеральный закон может устанавливать другие случаи освобождения от обязательства давать свидетельские показания.

так называемого свидетельского иммунитета включает в себя право не оговаривать себя самого, своих близких родственников и супругов, хранить молчание, не оказывать содействие следствию (в определённых пределах). В той или иной форме привилегия против самоизобличения предусмотрена в законах почти всех стран и в международном праве (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод).

Большое значение имеет 51 статья Конституции РФ в уголовном судопроизводстве. В процессе следствия и суда свидетельские показания нередко определяют судьбу конкретного человека.

Право на молчание в законе РФ

Большинство людей, обладая юридическими знаниями на бытовом уровне, представляют смысл ст. 51 Конституции РФ по фильмам производства США. Фраза “вы можете хранить молчание; всё, что вы скажете, может быть использовано…” знакома многим.

В иностранном праве это положение называют “правило Миранды” и подразумевают, что любые сведения, полученные от задержанных до разъяснения им (устно) процессуальных прав, не могут использоваться в суде в качестве доказательств.

Поэтому их стараются разъяснить немедленно.

Но в России “правило Миранды” не действует, и люди, не отвечающие на любые вопросы представителей правоохранительных органов, часто действуют себе во вред. Они вправе не сообщать сведения, которые навредят им лично или их близким, но не могут молчать совсем.

Запрет на самооговор

Привилегия против самообвинения – важная составляющая ст. 51 Конституции РФ. Она отдельно прописана в основных кодексах – УПК, АПК, КоАП и ГПК РФ.

Стоит отметить, что предпосылки к свидетельскому иммунитету появились ещё в Англии XII века, когда подозреваемых в ереси заставляли давать клятвы ex officio.

В современном мире это правило – важнейший из принципов правосудия. Ему уделяют особое внимание в США, Австралии, ФРГ, Канаде и странах Евросоюза.

Но процессуальная реализация привилегии против самооговора различается в зависимости от системы, принятой в государстве.

1. В странах общего (прецедентного) права, если подозреваемый соглашается на показания, то его допрашивают как свидетеля. Соответственно, его могут привлечь к ответственности за последующий отказ от показаний или сообщение заведомо ложных сведений.

2. В государствах континентальной системы (в том числе в РФ) подозреваемого или обвиняемого, отказавшегося от показаний или давшего ложную информацию, не привлекают к ответственности. Считается, что он действует в рамках защиты от самоизобличения.

Право отказаться от свидетельских показаний связано не только с рассказом о конкретном проступке. Лицо может не сообщать любую информацию о себе, которая в последующем может быть использована в уголовном процессе в качестве доказательств.

Свидетельские показания против супругов и родственников

Перечень лиц, против которых можно отказаться давать показания, приведён в п. 4 ст. 5 УПК РФ. В него входят:

  • Супруги – лица, с которым брак зарегистрирован в органах ЗАГС.
  • Родители или усыновители.
  • Дети, включая усыновлённых.
  • Родные, в том числе единокровные и единоутробные, братья и сёстры.
  • Внуки.
  • Бабушки или дедушки.

Список закрытый и распространяется на все виды производств – подобный же перечень приведён в других кодексах РФ. Большим упущением является то, что в него не включены отчимы, мачехи, сожители (гражданские супруги).

В рамках уголовного производства свидетели вправе использовать п. 3 ст. 5 УПК РФ о понятии “близких людей” (лиц, состоящих в родстве, либо лиц, благополучие которых дорого свидетелю в силу личной привязанности).

Формально в их отношении тоже может быть применено право, на которое указывает Конституция РФ, 51 статья.

Гарантии от принуждения

Использование действий (угрозы, шантажа) по принуждению к даче показаний – это уголовно наказуемое деяние по ст. 302 УК РФ.

Предполагается, что любые сведения об обстоятельствах спора или преступления должны быть даны добровольно, с полным понимаем последствий сказанного.

Формально этот принцип нигде не указывается, но Европейская конвенция подразумевает его в основе самого понятия справедливого правосудия.

В России именно с гарантиями от принуждения и связана практика по разъяснению ст. 51 Конституции РФ перед составлением всех процессуальных документов в рамках уголовного производства и судебных процессов.

Конституция РФ (статья 51, толкование которой предусматривает право на абсолютную защиту от самооговора) формально делает невозможной явку с повинной. Ведь по сути это нарушение свидетельского иммунитета.

Верховный суд РФ для подобных случаев указал, что признание вины обвиняемым или подозреваемым не является показаниями и не требует участия адвоката. На практике в следственных органах перед составлением соответствующего протокола о признании в чём-либо лицу разъясняются (под роспись) положения ст. 51 Конституции РФ.

Ограничения свидетельского иммунитета

Очень важно понимать возможное для данной нормы применение. Статья 51 Конституции РФ ограничена несколькими запретами, предусмотренными действующим законом и правоприменительной практикой.

  • Подозреваемый (обвиняемый, свидетели) обязан принимать участие в следственных мероприятиях, которые требуют его активности (очная ставка, освидетельствование, опознание).
  • Получение, в том числе принудительное, от участников процесса образцов крови, мочи, выдыхаемого воздуха, образцов голоса для дальнейшего использования в доказывании. Необходимость этих действий подтверждает и Конституционный суд РФ.
  • Возможен допрос других людей об обстоятельствах и ситуациях, ставших им известными от лица, воспользовавшегося свидетельским иммунитетом, для последующего применения полученных сведений в доказательственной базе.
  • Законом РФ (ст. 1.5 КоАП РФ) установлены исключения из презумпции невиновности. Лицо в некоторых случаях обязано доказать свою невиновность. В странах Евросоюза такое правило распространяется на владельцев машин, которых обязывают доказывать невиновность в нарушении ПДД.

Право отказать в содействии

Статья 51 Конституции РФ, комментарии к которой используются в правоохранительной практике, подразумевает также иные действия, кроме отказа от показания. В частности, в её содержание входит право не содействовать процессу уголовного преследования. Оно включает:

  • Отказ от предоставления каких-либо объяснений или информации.
  • Явка с повинной (признание вины). Если подозреваемый отказался от признания в преступлении во время первого допроса, никто не вправе настаивать на этом при последующих.
  • Невыдача вещей, документов или ценностей для проведения следственных действий.

Ответственность свидетеля

В рамках уголовного процесса свидетелей неизменно предупреждают о последствиях дачи показаний, а также об ответственности за ложь и введение следствия или суда в заблуждение.

Лжесвидетельство как преступление против правосудия было известно ещё в Древнем Риме. Современный закон РФ подразумевает под ним сообщение заведомо ложной информации о фактах и обстоятельствах, которые известны свидетелю (эксперту, специалисту) и могут повлиять на результаты следствия или решение суда. Ответственность за него предусмотрена ст. 307 УК РФ.

Практика уголовного следствия показывает, что чаще всего лжесвидетельствуют сожители (гражданские супруги), друзья, соседи и знакомые потерпевших и обвиняемых. Причиной их действий по большей части является сочувствие к возможным преступникам или их родным, недоверие к полиции, но нередки и попытки “свести счёты”.

В рамках преступления по ст. 307 УК РФ возможно несколько ситуаций:

1. Добросовестное заблуждение, когда свидетель неправильно воспринимает какой-либо факт, влияющий на результаты следствия.

2. Использование лжи как средства защиты от подозрений. Распространённая ситуация, когда свидетели отказываются от сообщений о сведениях или даже от собственных показаний, чтобы избежать обвинений в преступлении. Но здесь тоже может быть применена статья 51 Конституции РФ. Примеры использования, освобождающие от ответственности:

  • Свидетель утверждает, что не покупал наркотические средства у обвиняемого, потому что в этом случае он фактически признаётся в преступлении по ст. 228 УК РФ. Его заведомая ложь не влечёт ответственности, так как он защищает себя от оговора.
  • Свидетель сообщает недостоверные сведения, так как полагает, что в противном случае он сам станет подозреваемым в преступлении.

Если человек путём лжи пытается не признаться в уголовно наказуемом деянии, то ответственность по ст. 307 УК РФ для него не наступает, потому что Конституция РФ (51 статья) защищает от самооговора. Но совершенно иная ситуация, если лжесвидетельствуют ради общественного мнения. Люди часто пытаются казаться более сознательными, законопослушными или внимательными, чем есть на самом деле.

3. Заведомо ложный донос (сообщение о преступлении) часто используют, чтобы отвести подозрения. Ответственность за это преступление предусмотрена ст. 306 УК РФ.

Качество и результаты правосудия напрямую зависят от выполнения людьми гражданского долга. Однако предупреждение об ответственности за лжесвидетельство по-прежнему многими воспринимается как пустая формальность. Поэтому и уровень преступлений по ст. 306-307 УК РФ остаётся высоким.

Иные виды свидетельского иммунитета

Конституция РФ (51 статья в ч. 2) предусматривает случаи освобождения от дачи показаний, в зависимости от статуса свидетеля и обстоятельств, которые он должен пояснить. В этот перечень входят:

  • Судьи или присяжные заседатели – о фактах, ставших им известными в рамках рассмотрения конкретного уголовного дела.
  • Адвокаты и защитники – информация, которая стала им известна в процессе оказания юридических услуг. Действительно для уголовного и гражданского процессов.
  • Священнослужители (христианство, буддизм, ислам) не могут раскрывать сведения, полученные от прихожан в процессе исповеди. При этом представители сект и вероучений не вправе использовать этот вид иммунитета.
  • Депутаты представительных органов федерального и регионального уровня вправе отказаться свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали им известны в период осуществления полномочий.
  • Дипломаты (все наделённые этим статусом, включая технических работников) – о любых обстоятельствах и фактах. Но иммунитет прекращает своё действие, если от иностранного государства получено согласие на допрос.

В этом списке допущены определённые пробелы. Например, иммунитетом не обладают помощники адвокатов, переводчики и представители граждан, которые не являются их родственниками. Все они могут быть допрошены без права отказа.

Конституция РФ, 51 статья – очень важная норма для отечественного законодательства и страны, пережившей время массовых репрессий. Она является гарантом соблюдения прав человека и гражданина в период общения с правоохранительными и судебными органами.

Источник: https://FB.ru/article/308980/konstitutsiya-rf-statya-nikto-ne-obyazan-svidetelstvovat-protiv-sebya-samogo-svoego-supruga-i-blizkih-rodstvennikov

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Отказ давать показания против себя

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, – свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др.

– являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием.

С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст.

42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст.

45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться – в том числе правоприменителем – на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве “царицы доказательств” и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом “q” п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право “не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным” предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения.

Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления.

Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст.

53 ФКЗоКС) – лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний.

При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст.

75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами.

Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч.

1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора.

Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников.

Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний).

Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005.

N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения – независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, – различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия – при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств – не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу – помимо супругов – родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст.

69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч.

3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” (с изм. и доп.

) – относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614).

Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст.

828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст.

51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст.

2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Источник: http://ConstitutionRF.ru/rzd-1/gl-2/st-51-krf

Отказ от дачи показаний – статья 51 конституции РФ, что значает, как использовать свое право

Отказ давать показания против себя

Во время предварительного следствия, когда органы порядка собирают информацию, близкие родственники, опираясь на ст. 51 могут не предъявлять сведения по проходимому делу. Судопроизводство не влияет на конституционное право граждан, при этом правом могут пользоваться все субъекты России.

Чтобы реализовать закрепленное статьей право необходимо четко разъяснить ответчику суть самого закона, его особенности и правила применения.

В судебном порядке статья 51 зачитывается гражданину с конституции, при этом дополнительных объяснений или уточнений не следует.

Как следствие гражданин, недопонявший суть закона, отказывается отвечать на любые вопросы, основываясь на ст. 51 уголовного кодекса.

Для избегания такого рода последствий, гражданину перед показаниями необходимо уяснить, что, имея такое право, он использует возможность не объявлять о некоторых фактах судебного процесса. Свидетель обязан рассказать об отношениях с фирмами, юридическими лицами, с которыми не состоит в родственных связях, но они участвуют в судебных разбирательствах.

Целью данного права является установление виновности ответчика или причастности к делу, по которому ведётся допрос. Все выяснения базируются на конституционной базе, если гражданин не получил уведомление о праве воспользоваться ст. 51, то собранные сведения считаются не действительными.

Федеральное законодательство регулярно обновляется и уточняется, изменения вносятся органами власти, уточнения выходят отдельными документами. Последние уточнения ст.51 ее частей УК РФ выделяют такими пунктами:

  1. Гражданин имеет право во время судебного процесса не предоставлять сведения против себя, близкого родственника.
  2. Перечень категории родственников устанавливается федеральным законодательством.
  3. Федеральный закон устанавливает и другие нормативы, которые освобождают гражданина от обязанностей дачи показаний.

Закон распространяется в судебной деятельности давно, но не все знают специфику данного правового акта. Опираясь на статью 51 и ее части УК РФ нужно четко представлять, что она означает, какие права гражданина защищает.

Уточнения к правовому акту

Европейский суд имеет единую конвенцию по защите прав человека. Такое право предполагает отсутствие насильственного влияния на ответчика. Справедливая оценка судебного процесса – это тот фактор, которого добивается конвенция.

Статья 14 международной конвенции предполагает защиту ответчика. Правовой акт направлен на устранение возможности использования сведений, которые были получены против воли ответчика или были получены до судебного разбирательства.

Европейский суд утверждает, что нельзя свидетельствовать против себя, но так, же право ограничивает возможности получения других фактов посредством ответчика. Последние уточнения подтверждают факт свидетельствования против себя и близких людей не законным.

УПК имеет еще одно обозначение близких людей – это граждане, которые состоят в свойстве с ответчиком, это граждане, о которых печется ответчик. Для таких физических лиц иммунитет отсутствует согласно федеральному законодательству.

Каждое судебное дело рассматривается в индивидуальном порядке, поэтому соответствие закону определяется адвокатами, судьями.

Обозначение понятия «свидетельствования»

51 статья уголовного кодекса РФ обозначает не только понятие дачи показаний, но также и понятие свидетельствования. Свидетельствование – это не только дача показаний свидетелем, подтверждение или опровержение конкретных событий, очевидцем, который выступает ответчик. Свидетельствование – это предоставление фактов, улик подтверждающих документов, доказательная база происшествий.

Конституционный суд Российской Федерации предполагает право не свидетельствовать против себя, обозначает, что физическое лицо имеет право не только отказываться от показаний. Но и отказать в представлении любых доказательств, что способны подтвердить виновность ответчика.

Дополнения к статье

Ограничение по военной службе регламентируется федеральным законодательством и касается военнообязанных, которые проходят контрактную службу. Военная служба на контрактной основе оформляется на срок от 3 месяцев до 3 лет. Особенная часть военного кодекса предполагает за совершенное преступление против военных обязательств, контрактнику не исправительные работы, а денежные изыскания.

Из денежных выплат обвиняемому по не выполнению военной службы удерживается сумма, которая установлена судом. В государственный бюджет может взиматься не более 20 % от дохода военнослужащего.

Отбывание такого рода наказания предполагает и другие меры:

  • обвиняемого не повышают в должностях;
  • военнослужащий не получает нового воинского звания;
  • период наказания не учитывается в срок выслуги.

Военнослужащие, которые отбывают срок службы на контрактной основе, при нарушении прав подчиняются судовым разбирательствам на основании ограничений, что касаются военной службы.

Денежные взыскания

Военнослужащий, который поступил на службу по контракту, получает ежемесячные выплаты, суммы установленные федеральным законодательством. Возможные надбавки зависят от чина военного и его заслуг. Не зависимо от заработной платы при нарушении закона военному грозит ограничение в выплатах.

Сумма удержания устанавливается судом и вычитается:

  • из должностной ставки осужденного;
  • выплат по воинскому званию;
  • надбавок и премий;
  • каких-либо денежных начислений.

Денежные ограничения накладываются на все выплаты, которые получает военный во время прохождения контрактной службы.

Обозначение частей статьи 51 УК

51 статья содержит части и дополнения к уголовному кодексу российской федерации. Ответчик, перед дачей показаний в обязательном порядке должен быть ознакомлен с правом – не предъявлять сведения против себя и близких людей. Исходя из этого физические лица, ориентируясь на свое право, не несут уголовную ответственность за отсутствия свидетельствования.

Обвиняемый имеет право прийти на допрос с адвокатом. Простому гражданину, который не разбирается в правовом законодательстве сложно ориентироваться в правомерности действий по отношению к нему.

  • Часть 1 статьи 51 подтверждает право свидетельского иммунитета на любые процессуальные свидетельствования, где сведения выступают значимой юридической информацией.
  • Часть 2, 51 статьи уголовного законодательства предполагает иное освобождение от дачи показаний. Физическое лицо не имеет право распространять информацию, которую ему доверили на конфиденциальном уровне в связи с профессиональными издержками.

Дополнения статья 56 УК

Статья 51 имеет дополнения в виде других статей уголовного кодекса. В статье 56 УПК имеется перечень должностных лиц, которые могут не давать сведений, а сбор информации путем шантажа считается не законным:

  • Судьи, присяжные, которые располагают сведениями, что были получены при расследовании уголовного дела, из-за участия последнего в производстве уголовного дела.
  • Адвокат, которому была доверена информация ответчиком в связи с обращением за профессиональной помощью.
  • Священник, который узнал об обстоятельствах с исповеди.
  • Депутаты из органов власти могут не свидетельствовать о показаниях, которые стали им известные в связи с их видом деятельности.

Вся правовая база закона о праве не свидетельствовать против себя не предполагает полное отсутствие информации при судебном разбирательстве.

Если произошло ходатайство со стороны защиты, то показания не могут быть скрытыми от правосудия. Безоговорочного заперта на получения сведений не существует. В каждом деле есть свои исключения.

Обратное правило повлекло за собой нарушение Конституции и право на судебную защиту.

Уголовный кодекс статья 51 имеет многие нюансы и уточнения, чтобы полностью знать свои права необходимо ознакомится с дополнениями и частями правового акта. Действие статьи распространяется на граждан в зависимости от сложности дела, специфики самого судебного процесса.

Источник: https://ugolovnoe-pravo.com/prestupleniya/statya-51-uk-rf-chto-oznachaet

51-й статье Конституции посвящается

Отказ давать показания против себя

— Гражданин, Вы подозреваетесь в совершении особо тяжкого преступления! Отвечайте, Вы это сделали? — Да что Вы… Нет, конечно! Я этого не делал. И вообще я невиновен! Сейчас я Вам все расскажу, и Вы все поймете…

— Ах, ну да… Конечно… Как же мы сразу не догадались… Простите, ошибочка вышла… Конечно же, Вы невиновны… Вы свободны! Совершенно свободны! Еще раз великодушно простите! Да, и не забудьте зайти в кассу и получить денежную компенсацию за незаконное задержание. 

Ну что, уважаемый читатель, думаете, что такое возможно? Или как Станиславский своим друзьям Немировичу и Данченко категорично заявите: «Не верю»?

Ну, мы же взрослые люди. И, конечно, не верим. Но почему-то раз за разом всякий задержанный, независимо от воспитания, уровня образования, должностного и материального положения испытывает непреодолимое желание поскорее рассказать… оправдаться… Чтоб они услышали… разобрались… И тогда они отстанут… отпустят… И этот кошмар закончится…

И он сначала рассказывает, а они пишут. А потом он берет ручку и сам пишет. А потом, когда он, вроде бы, уже оправдался, и его должны отпустить домой… Почему его ведут в камеру?!!

Вот об этом и поговорим. Давать показания или молчать, пользуясь, я надеюсь, всем известным правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ? Кстати, вот это право: 

Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным закономДля начала — пример из моей практики. Вот по этому делу, закончившемуся для моего подзащитного очень хорошо, он за почти 2 года следствия и судебного разбирательства ни разу не дал показания

Нет, в суде его периодически подмывало выступить, но я его останавливал, спрашивая: «А что, тебе есть, что рассказать? Да чтоб поверили… Ну кто тебе поверит?» И он как человек бывалый, сидевший, вынужден был со мною согласиться. Не поверят!

И это правильно. И давайте это застолбим как отправную точку нашего обсуждения.

Обвиняемому не верят (аксиома)

Потому что он, скорее всего, преступник. А его показания — это способ уйти от ответственности или преуменьшить ее. Врет он, короче! И адвокат его врет. Лишить их права голоса нельзя, но и верить им — себя не уважать. 

Давайте застолбим эту аксиому, чтобы реально смотреть на вещи и принимать правильные решения. 

Кстати, в упомянутом мною уголовном деле произошла сценка, прекрасно эту аксиому иллюстрирующая. Однажды мой подзащитный не выдержал сидеть молчком и решил поучаствовать в допросе задерживавшего его оперативника. 

Неординарность ситуации была в том, что задержанного в отделе не били и не пытали, а поили водкой. Всю ночь. И разговаривали. Он, как настоящий партизан, так им ничего и не сказал, но написанные им бумаги имели текст, расположенный по диагонали, что подтверждало версию о «славной пирушке».

Так вот, не выдержал он и из клетки у меня за спиной грозно так оперативника спросил: «А зачем вы меня в отделе водкой поили?» Опер без тени смущения ответил, мол, враки все… мораль, мол, блюдем… никакой водки! Судье стало любопытно, и она задала полицейскому вопрос, почему же подсудимый говорит, что его в отделе водкой поили. И ответ оперативника мы, давайте, поместим в рамочку:

Так ясно же, почему подсудимый так говорит — в тюрьму не хочетВот и все. Любые слова обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) — вранье. Потому что в тюрьму не хочет. Такое и только такое отношение к его словам, не обманывайте себя. 

Вы еще хотите давать показания? Тогда мы идем дальше. 

А для чего же тогда обвиняемого допрашивают?

Во-первых, нельзя не допросить. Говоря по-дворовому, если вам предъявили, то вы должны иметь возможность ответить на «предъяву» — высказаться в свою защиту, сказать что-то в свое оправдание. Иначе — не по понятиям и вообще несправедливо. 

Уголовно-процессуальный закон устроен по этому же житейскому принципу, который в науке уголовного процесса именуется правом на защиту. И потому показания обвиняемого — это его способ защищаться от предъявленного обвинения, способ возразить стороне обвинения. 

То есть, по логике уголовно-процессуального закона в даче показаний заинтересован обвиняемый, а не следователь. А следователем эти слова обвиняемого в свою защиту оцениваются в соответствии с приведенной выше аксиомой, увы. 

Во-вторых, следователю удобно на раннем этапе расследования получить показания обвиняемого. Для чего? А чтобы разбить их на корню. Когда следователь предлагает обвиняемому дать показания, он тем самым предлагает тому выложить все карты на стол. Следователь эти карты отобьет и оставит обвиняемого в дураках. 

А теперь посмотрите на обратную ситуацию, когда обвиняемый отказывается показать свои карты. А они у него есть, следователь это видит по серьезному настрою как самого обвиняемого, так и его адвоката.

Они все внимательно слушают, читают, записывают, фотографируют, но многозначительно молчат. Или говорят: потом… потом покажем свои карты… можете не сомневаться… но сначала Вы, уважаемый следователь.

У следователя начинается «нервяк», он успокаивает себя, что они просто блефуют… А вдруг это не блеф?!

В-третьих, вообще здорово для следователя, если обвиняемый начнет врать. И чем глупее он врет, тем лучше следователю. Вранье будет изобличено, обвиняемый будет обоснованно заклеймен лжецом и указанная выше аксиома, хоть она потому и аксиома, что не требует доказательств, в данном конкретном случае эти доказательства получит. 

А будет ли обвиняемый врать? Еще как будет! В своем лихорадочном стремлении побыстрее оправдаться он будет нести, что попало. Но даже если вранье будет лишь в мелочах, эта ложка дегтя бочку меда непременно испортит — ярлык лжеца приклеится накрепко, и полезная добросовестная часть показаний будет необратимо опорочена, а он так на нее рассчитывал! 

Будучи изобличенным во вранье, обвиняемый потом начнет изворачиваться, меняя показания, «переобуваясь на лету». Выглядит все это очень плохо.

А суд в приговоре так и напишет: врал безбожно, стремясь уйти от ответственности… и потому его показаниям мы не верим обоснованно… а еще это свидетельствует о его антисоциальной установке, отсутствии раскаяния в содеянном и желания встать на путь исправления… а потому выпишем-ка мы ему наказание по-полной!

Но если мы будем молчать, они же подумают..

Во-первых, вас не должно беспокоить, что они подумают. Вас должно беспокоить, что они смогут доказать. Только это! И вот в этом им помогать не стоит.

К примеру, про всем известного Аль Капоне думали (и продолжают думать), что он был главарем мафии, на котором клеймо негде ставить, а доказали только уклонение от уплаты налогов. Поэтому пусть думают, что угодно.

В конце концов, есть такая поговорка — «Дурень думкой богатеет».

Во-вторых, ничего они не подумают. Некогда им думать. У них много работы, и она представляет собой конвейер — особо не задумаешься. 

В-третьих, повода для размышлений нет. Применение ст. 51 Конституции РФ стороной защиты давно стало нормой и никого не удивляет. Удивляло в 90-е годы прошлого столетия, когда это было новым и удивительным. С тех пор четверть века минуло, и все привыкли. Теперь это норма!

В-четвертых, следователь, между прочим, очень хорошо вас понимает. Случись ему завтра оказаться в наручниках, он поступит так же.

А такую вероятность он всегда держит в голове, потому что все следователи, за исключением совсем молодых и глупых, знают, что «под статьей ходят». И в кругу их знакомых обязательно есть те, кто уже испытал это на своей шкуре.

А еще они лучше вас знают все «прелести» своей системы, доверять которой нельзя ни в коем случае. 

Наконец, в пятых, следователь прекрасно понимает, что вы с ним находитесь в состоянии противоборства, что вы противники, если не сказать враги.

Ничего личного, так устроено правосудие: оно сталкивает стороны обвинения и защиты лбами и смотрит, кто победит. Подробнее об этом я писал в статье «Не верьте следователю — он теперь не за вас». А на войне как на войне.

И следователь, повторюсь, это прекрасно понимает и относится к этому с должным уважением. 

Так все же давать показания или нет?

Если есть, что сказать, то, конечно, это стоит сделать. Но должным образом подготовившись и в правильный момент. Когда он наступает? Давайте посмотрим.

Очень часто в суде защита выбирает тактику давать показания под занавес судебного разбирательства. То есть, после всех. Полгода подсудимый и его адвокат слушают показания других людей, допрашивают их, исследуют представленные прокурором документы. И молчат! И только после исследования всех доказательств, хорошо подготовившись, подсудимый дает показания. 

А можно в начале судебного разбирательства сразу дать показания? Иногда можно и так, чтобы сразу повести суд по своему сценарию, сразу сформировать у судьи нужную вам картину происшествия. Но для этого вы должны быть уверены, что все последующие доказательства, которые будут представлены суду после показаний подсудимого, эту картину не разрушат. Если не уверены — молчите до поры. 

На следствии — то же правило, только умноженное на пять.

Потому что здесь действует так называемая тайна следствия: в отличие от суда, перед которым вы можете ознакомиться с материалами уголовного дела, на следствии вам до его окончания уголовное дело почитать никто не даст. И вы, таким образом, в течение всего расследования не знаете, какие там следователь собрал доказательства, что у него против вас есть. 

То есть, вы как бы находитесь в темной незнакомой комнате. А собираетесь воевать. Как вы будете воевать впотьмах? Я бы не рискнул. Вот когда включат свет (положат по окончании расследования перед вами на стол его материалы для ознакомления) — другое дело, можно идти в атаку! А до того я бы поостерегся.

Хотя и из этого правила есть исключение. Вы можете находиться в темной комнате, обстановка которой вам досконально известна. С точностью до сантиметра. И вы уверены, что не разобьете голову об угол шкафа.

Это когда вы, не видя уголовного дела, тем не менее знаете, что в нем, точно знаете, что следователь ошибся, и правда железобетонно на вашей стороне, и у вас неограниченные возможности это доказать (не переоцените свои возможности!) — тогда можно атаковать следователя показаниями сразу. Но такие ситуации жизнь дарит нечасто. 

Во всех же остальных случаях помните, что если вы не хотите соглашаться с предъявленным вам обвинением и решили повоевать со следователем, то вы — на войне, а ст. 51 Конституции РФ — ваш щит. Пользуйтесь им, не стесняйтесь!

P. S. Совсем не коснулся в статье права родственников обвиняемого наряду с ним хранить молчание. Как-нибудь в другой раз. А быть может, кто-то из коллег восполнит этот пробел.

Источник: https://pravorub.ru/articles/86153.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.