Освободился из тюрьмы

Не вернуться в тюрьму: жизнь после колонии

Освободился из тюрьмы

Около полумиллиона человек отбывает наказание в российских колониях. Из них 10% составляют женщины, основной процент – мужчины. Вернуться к привычной жизни после освобождения практически невозможно. Многие, не сумев сориентироваться в новой обстановке, вновь идут на преступления и возвращаются в колонию.

В 2017 году центром стратегических разработок был подготовлен доклад о состоянии уголовного права в России. Согласно нему, в России свыше 60% заключенных, которые осуждены на срок более 5 лет, в этом случае возможности ресоциализации резко сужены, а это практически со стопроцентной вероятностью гарантирует рецидив преступлений.

На сегодняшний день положение дел практически не изменилось.

О том, как устроиться на работе физику с судимостью и начать жить заново, смотрите 1 декабря в 11:50 в сериале “Второе дыхание” на телеканале “МИР” 

«Тюрьма – это радикальное средство»

До тюрьмы Максим занимался «ничем». Успел закончить сельскохозяйственную Тимирязевскую академию, получить специальность агронома. Свои знания он применил на практике – стал выращивать дома кусты с одурманивающим растительным веществом, по-простому – траву. За это и сел по «народной» 228 за «участие в незаконном обороте наркотиков».

Полгода Максим просидел в коломенском централе (СИЗО), а после оглашения приговора отправился в саратовскую колонию строгого режима для впервые осужденных.

«Тюрьма – это радикальное средство. Ты исправляешься только в том случае, если ты сам этого захочешь. Я это воспринял как урок, вынес из этого только пользу. Исправляются те, кто не уходит в алкогольные и наркотические злоключения. Не стоит сразу после отсидки идти к «смотрящему» в своем городе и просить у него работу».

За два года до освобождения Максим уже знал, чем будет заниматься на свободе. Друзья и родные прислали ему небольшую сумму денег, которая ему очень помогла в первое время:

«Первое время было сложно, я думал, что люди будут на меня постоянно коситься. По профессии я агроном, но поработать по этой специальности не успел. Проблемы с работой были, два года я занимался тяжких физическим трудом на вредном производстве, пока люди не убедились, что больше к старому я не вернусь».

Сейчас Максим работает на хорошей работе, является законопослушным гражданином. По его словам, тюрьма преподнесла ему ценный урок, благодаря которому он смог стать законопослушным гражданином.

«Мне помогла семья, цели и служба на Кавказе»

Дмитрий провел в заключении три года по статье 228 ч.1 УК РФ. По его словам, чтобы избежать возвращения в преступную жизнь необходимо менять окружение и образ жизни, развиваться:

«Даже не смотря на то, что в тюрьму попадают довольно образованные люди с семьей, не стоит забывать, что «короля свита строит». Человек достаточно быстро приспосабливается к окружающей среде.

Здесь оказывает влияние общество, которое окружает заключенного весь период содержания.

Если на него произвели впечатление преступные элементы, породили в его голове романтику или восхищение своей касты, то, конечно, после освобождения такой человек будет стремиться к ним уже и на воле».

Как говорит Дмитрий, в тюрьме нет возможности обучиться чему-то востребованному, перед заключенными не открываются новые возможности и многие, которые не умеют жить по-другому, все равно возвращаются в прежнюю жизнь:

«За три года отбывания наказания в Калужской области я встретил столько разных персонажей, сколько не повидал за 22 года жизни. Наверное, выжить после тюрьмы мне помогла моя семья, цели, военная служба в 2008 году на Кавказе, мои убеждения.

У меня есть понимание чести и благородства, но давайте не забывать о ребятах с глубинки, которые не имели возможности с детства получить нормальное образование, реализовать свой потенциал или талант, или просто росли в неблагополучной семье».

По словам Дмитрия, при приеме на работу важную роль играют навыки и способности их применять в разных условиях.

«Со мной сидели двое парней из спецназа, у обоих за спиной Чечня и разведподразделение, но когда они выйдут на волю, куда им применять эти навыки, где реализовываться? На службу в армию их не возьмут, они не смогут применить с пользой для общества свои способности. Самое опасное – из этого вытекает то, что таким людям не остается ничего, кроме как создать ОПГ».

Дмитрий отмечает, что получил плохой опыт, но он смог поменять вектор жизни, реализовать своей потенциал. Сейчас он работает на хорошо оплачиваемой востребованной работе и продолжает развиваться.

«Я решил, что обратно в тюрьму мне не хочется»

Сергейотбывал свое наказание в колонии для несовершеннолетних в Можайске. Когда ему исполнилось 18 его перевели в Липецк. Несмотря на особо тяжкое преступление, разбойное нападение группой лиц, повлекшее за собой смерть, по ст. 162 ч. 4 Сергею дали всего два с половиной года. Роль сыграл возраст – на момент совершения преступление ему не было 18 лет:

«Возвращается обратно в тюрьму очень много людей, некоторые начинают чувствовать себя «королями мира», живут по тюремным понятиям и в обычной жизни. Но на самом деле за людьми, которые освободились, ведется жесткий контроль. Ко мне, например, до сих пор раз в полгода приходят снимать отпечатки пальцев, хотя я и вышел из колонии 7 лет назад»

После освобождения Сергей получил среднее-профессиональное образование столяра-краснодеревщика и уже шесть лет работает на одном месте. Но все равно, как признается, найти работу очень тяжело – ему потребовалось полгода беспрерывных поисков.

 «Вернуться к нормальной жизни мне помог возраст и осознание того, что нужно что-то менять. Можно сказать, «мозги встали на место». Я решил, что обратно в тюрьму мне не хочется»

Центр социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы

Как оказалось, центров, которые оказывают помощь в реабилитации бывшим заключенным, на территории нашей страны не так уж и много. Нам удалось связаться с представителями некоторых из них и узнать об их деятельности.

Несмотря на то, что «Центр социальной адаптации лиц освободившихся из мест лишения свободы» находится в Санкт-Петербурге, помощь оказывается гражданами со всей нашей страны.

«Учреждение принимает на обслуживание граждан РФ, освободившихся из мест лишения свободы и не имеющих определенное место жительства.

Люди поступают к нам только при отсутствии социально-опасных заболеваний, что подтверждается медицинскими документами.

Здесь они живут, им оформляется временная регистрация, раз в месяц им предоставляется продуктовый набор, оказывается медицинская помощь», – рассказывает начальник социально-юридического отдела Елена Бухаловская.

В учреждении социальной адаптации бывшие заключенные проживают круглосуточно в двухместной комнате. Раз в месяц им выдается большой продуктовый набор, оказываются помощь в бытовых, медицинских, правовых и психологических аспектах, полностью восстанавливаются документы. В центре они находятся на протяжении года.

«У многих решается вопрос потери жилья с юридической стороны: восстанавливаются права на наследование, сроки исковой давности, осуществляется постановка на очередь на жилье.

За последние пять лет три человека получили свои квартиры от государства – два ветерана боевых действий и один ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Около 16-17 человек получили комнаты по социальному найму от районных администраций Санкт-Петербурга», – говорит Елена Бухаловская.

Центр ведет большую переписку со всеми колониями России. По словам Елены Бухаловской, ежедневно к ним обращается большое количество людей по телефону, письменно и лично.

Однако поступить на обслуживание могут не все – тем, у кого есть собственность или прописка попасть на попечение учреждения нельзя.

Но их все равно не бросают в беде – консультируют и направляют в отдел социальной защиты населения района.

«В год у нас обслуживается 130 человек, и ни один из них не возвращается в места лишения свободы снова. Здесь мы пытаемся создать максимальные условия для того, чтобы человек опять не встал на преступный путь.

Большая часть из них создают семьи, находят или получают жилье, никто не остается на улице.

Все те, кто находятся на нашем попечении, стремятся найти работу, но это проблема большого масштаба, потому что никто не хочет брать на работу бывших заключенных», – комментирует Елена Бухаловская.

Проблема с трудоустройством судимых граждан актуальна не только в Санкт-Петербурге, но и во всех городах нашей страны. Однако «Центр социальной адаптации лиц освободившихся из мест лишения свободы» сотрудничает с агентствами занятости населения, которые помогают трудоустроиться такой категории граждан.

Милосердие

Православная служба помощи «Милосердие» объединяет 26 социальных проектов. И, хотя, специального направления для реабилитации заключенных не выделено, «Милосердие» не остается в стороне от этой проблемы.

«К нам обращается до 5 бывших заключенных в месяц, то есть 60 человек в год. По нашей программе «Возвращение» мы покупаем им билет и помогаем вернуться домой.

Система такая: когда человек освобождается из заключения, Федеральная служба исполнения наказаний зачастую выписывает ему направление туда, где проходил суд.

А живут они совсем в другом месте, и часто у них просто нет денег на билет», – комментирует Роман Скоросов, руководитель службы помощи бездомным православной службы «Милосердие».

Цель программы «Возвращение» – помочь людям, которые оказались без крова и без поддержки близких, вернуться к нормальной жизни.

Особых условий для обращения нет, если у такого человека нет никаких документов, то в первую очередь помогают их восстановить.

По этой программе служба помощи собирает средства на билеты (ж\д, авиа, автобус), на оплату штрафов и пошлин для восстановления документов и других расходов, связанных с ресоциализацией бездомных.

Благодаря программе более 1200 человек ежегодно возвращаются домой, а порядка 500 человек получают помощь в восстановлении документов.

Русь сидящая

«Русь сидящая» – это проект Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям. Создатели и участники этого проекта – юристы, адвокаты, журналисты, экономисты помогают писать жалобы, делать передачи в СИЗО и колонии.

Собирают и отправляют посылки заключенным в СИЗО и колонии, вещи для специнтернатов, оказывают гуманитарную помощь семьям заключенных.

Несмотря на то, что главный офис «Руси сидящей» находится в Москве, в Новосибирске, Ярославле и Санкт-Петербурге также располагаются обособленные объединения проекта.

«ФСИН России ведёт официальную статистику по возвращению людей в места лишения свободы. И, к сожалению, эта статистика ужасает. Например, в прошлом году более половины людей, отбывающих наказание в местах лишения свободы, были судимы ранее, около трети из них – три и более раза», – рассказывает юрист проекта «Русь сидящая» Ольга Подоплелова.

«Кроме того, проблем добавляет то, что плата за труд, которую люди получают на производстве, не позволяет даже думать о каких-то сбережениях на день освобождения. Люди выходят из колоний буквально без денег в кармане, и наш фонд помогает им с обеспечением даже самых базовых потребностей (от зубной пасты до зимних курток, в которых можно выйти на улицу).

Естественно, какой-либо поддержки в виде временных пособий или временного жилья освободившиеся люди не получают, и это тоже влияет на уровень рецидивов и возвращения людей в колонии.

Поэтому можно сказать, что на сегодняшний день пенитенциарная система вообще не рассчитана на то, чтобы вернуть человека в общество и дать ему инструменты для нормальной жизни», – говорит Ольга Подоплелова.

Источник: https://mir24.tv/articles/16387939/ne-vernutsya-v-tyurmu-zhizn-posle-kolonii

Страшно выходить

Освободился из тюрьмы

Как живут женщины после освобождения из мест лишения свободы и почему многие из них возвращаются обратно

Социолог Татьяна Дворникова в течение двух лет исследовала особенности посттюремной адаптации женщин в России: провела наблюдения в одном из центров социальной адаптации, изучила роль общественных инициатив, работающих с бывшими осужденными, проинтервьюировала 46 респонденток с судимостью. И пришла к неожиданному парадоксу: бывшие заключенные не боятся вернуться в колонии, гораздо страшнее для них выйти на свободу.  

Интервью проводились с конца 2016 по начало 2019 года, наблюдения — зимой 2018 года. Имена героев текста изменены.

«Шла в колонию как домой»

— Поздравьте меня!

— С чем?

— В этом году десять лет, как я на свободе.

Так мы знакомимся с Мариной. Ей чуть больше 50 лет, и у нее три тюремных срока за плечами: за превышение пределов самообороны, повлекшее смерть, убийство и разбой. С перерывами она отсидела 22 года в разных исправительных колониях с начала 80-х до середины нулевых. Сейчас работает секретарем общественной организации в Москве, в офисе которой мы с ней и встречаемся.

По специальности Марина — швея пятого разряда. Профессию получила в неволе, но на свободе она ей так и не пригодилась. Ни в одно ателье ее не взяли. Училась в женской колонии в Нижнем Тагиле, где ее, тогда 18-летнюю, часто избивали.

«Нас били другие зэчки. В советское время это называлось “секции дисциплины и порядка” или “повязочники”. Заводят тебя 12 человек, один-два удара ты отмажешь, остальное нет. Били за то, что не умеешь шить.

И меня отмутузили, морда была как воздушный шар! Что я делаю? Я встаю ночью, беру табуреточку и вот этой табуреточкой бригадира убиваю.

Потому что ну нельзя меня так бить, не за что! Мне дают еще шесть лет…»

Женская исправительная колония № 3. Женщины-заключенные в производственной зоне Сергей Шахиджанян/PhotoXpress

Страшно в колонии Марине было только в первый раз. Потом она шла туда как домой: «Бумаги уже дойдут, все знают, кто едет, все уже где-то друг с другом пересекались».

Вспоминает, что каждый раз после освобождения «пыталась жить нормальной жизнью», но ее не принимали — ни родственники, ни друзья, ни работодатели. Денег не хватало, и после третьего срока она стала воровать, не опасаясь еще раз оказаться за решеткой.

Только спустя восемь лет после освобождения Марина нашла работу, которую называет спасением, — на этом череда ее судимостей закончилась.

Непристроенные

Освобождение из тюрьмы — особенно после длительного срока — напоминает переезд в незнакомую страну: необходимость обустраивать дом и искать работу, завязывать профессиональные и дружеские связи, обновлять документы и вникать в бюрократические процедуры, привыкать к ценам и учиться распоряжаться деньгами, а также заново выстраивать свою идентичность. В обоих случаях приходится сталкиваться с непониманием и недоверием со стороны окружающих.

В случае тюремного опыта добавляется еще несколько факторов: жесткий социальный контроль при практически полном отсутствии механизмов поддержки, а также устойчивая изоляция и стигматизация освободившихся. Многие не справляются, совершают новые преступления и возвращаются в места лишения свободы.

Согласно данным ФСИН, в России таких почти 250 тысяч человек, в среднем около 60 процентов. Фактически это означает, что у каждого второго освободившегося возникают серьезные трудности с адаптацией. Но о том, как она проходит, неизвестно до тех пор, пока человек снова не попадает в поле зрения полиции.

Несмотря на то что по количеству заключенных Россия лидирует среди европейских государств, в стране нет службы, которая бы занималась их проблемами на этапе освобождения.

Создание института пробации (предполагает меры наказания, не связанные с лишением свободы, а также сопровождение осужденного в случае досрочного освобождения и системную помощь в решении его проблем. — Прим.

ТД), который в некоторых странах выполняет не только функции постпенитенциарного контроля, но и ресоциализации, обсуждается много лет без каких-либо результатов. При этом в отношении осужденных часто применяется административный надзор, который лишь ограничивает их в правах.

По количеству женщин-заключенных Россия также лидирует. Но точных данных о том, сколько из них оказалось в тюрьме повторно, в каком возрасте и на какой срок, за последние годы нет.

Женщины составляют 8 процентов от всего тюремного населения страны, и внимания им уделяется гораздо меньше. О них реже пишут, об их проблемах почти не говорят на институциональном уровне.

Организации, оказывающие им специализированную помощь, можно пересчитать по пальцам.

В отсутствии системной работы с освободившимися часть нагрузки ложится на центры социальной адаптации (ЦСА). Именно туда чаще всего и обращаются люди после тюрьмы — в поисках ночлега, еды, работы. При этом женщин среди клиентов центров обычно не более 10—15 процентов. Но это не значит, что у остальных все хорошо и они пристроены. Мы их просто не видим.

«Антураж напоминает былые места»

Нина попала в центр социальной адаптации три месяца назад, освободившись из колонии для женщин, уже отбывавших наказание в местах лишения свободы. Там она отсидела полтора года за хранение наркотиков.

— Это был ваш второй раз?

— Какой второй… Прошлое мое — мама не горюй!

Про детство Нина вспоминает, что мать часто выпивала, отца не было, ее несколько раз отправляли в приют. В свои 14 хотела она быть как все — нормально есть и одеваться. Было не на что, поэтому воровала, за что попала в колонию для малолетних.

В 19 стала подрабатывать официанткой, встретила мужа. С ним пришел героин, и они оба несколько раз оказывались за решеткой. Однажды Нина не выдержала — захотела завязать, в горячке вызвала полицию и написала заявление на супруга. Посадили обоих.

Их дочери сейчас 12 лет, живет у свекрови и с Ниной не общается, считает мать предательницей — отец еще в колонии. Она показывает фото девочки: темные волосы, карие глаза, выразительные скулы. «Копия папы. Моя, наверно, у нее только писька», — смеется она. С тех пор Нина не употребляет наркотики и хочет вернуть ребенка. Но возвращать пока некуда — дома у нее нет.

Ее кровать в тесной комнате на 10 человек заправлена идеально — ни бугорка. На тумбочке много косметики и несколько мягких игрушек. Над подушкой — православный календарь и описание программы «12 шагов».

Это методика избавления от зависимости, которую придумали двое американцев в 1935 году, создавшие группы анонимных алкоголиков. С того времени она применяется в большинстве частных реабилитационных центров, в том числе и в России.

Один из этих шагов — признание своих ошибок и обращение к Богу. Нина курсы реабилитации не проходила, в Бога уверовала еще в колонии.

Новосибирская женская колония Юрий Тутов/PhotoXpress

Сейчас она работает продавцом в табачном киоске — единственная из клиенток центра, кто трудоустроен официально. Ее соседки по комнате перебиваются, как могут: собирают стеклотару и металлолом, подрабатывают уборщицами или просто делают вид, что ищут работу. Мотивации устроиться по трудовой нет почти ни у кого — тогда за пребывание в центре придется отдавать 75 процентов дохода в месяц.

«К нам приходят люди, которые имеют доход, но такие случаи редки. Как бы грубо это ни звучало, это те, кто может страдать слабоумием, ну потому что не понимают, что это невыгодно. Проще снять хостел и заплатить за него 3—4 тысячи. Здесь будут другие суммы — потому что все услуги, которые предоставляются, должны оплачиваться по закону», — объясняет мне заместитель руководителя центра Ольга.

Услуги — это консультации юриста и психолога, помощь в поиске работы и оформлении документов, а также обед раз в день. Впрочем, встречи с психологом проводятся нечасто. С работой та же ситуация: даже если подопечные мотивированы, социальным работникам просто некуда и некогда их устраивать.

Источник: https://takiedela.ru/2019/04/strashno-vykhodit/

Человек вышел из тюрьмы, как помочь жить после тюрьмы?

Освободился из тюрьмы

Человек вышел из тюрьмы (выпустили из тюрьмы). Как жить после тюрьмы? Как помочь человеку? Как адаптироваться в обществе? Что делать близким и родственникам того, кто недавно вышел из тюрьмы, а отсидел там очень много лет? Что меняется в человеке и его психике, пока он сидит в тюрьме? Какими выходят из тюрьмы?

Фото из журнала Пробуждения

Эти и многие другие вопросы волнуют тех, кто столкнулся с ситуацией похожей на описанную в письме читательницы, обратившейся ко мне с вопросом.

Текст письма:

Прошу посоветовать, как вести себя с бывшим мужем

И так, мне 40 лет, мой бывший муж, назовем его Сергей, отец моего ребенка сидит в тюрьме за наркотики, ему 38 лет, и общий срок проведенный им в тюрьмах почти 20 лет.

Я знакома с ним с 2010 г. — познакомилась, расписались и родила ребенка, когда он тоже был в тюрьме (что он наркоман я тогда еще не знала).

Пережито и потрачено с ним очень  много сил и нервов, было и хорошее и плохое,  я боролась за него как за человека которого видела в нем за наркотиками и следов тюремной жизни, очень многое поменялось в нем в лучшую сторону.  Общение с ним, сейчас,  очень открытое,  как с его так и с моей стороны.

Человек действительно хочет меняться, и меняется в лучшую сторону и осознаёт, что он болен и хочет справиться со своей зависимостью, но это сейчас и там в тюрьме, и словно это делает из-за меня.

 Я понимаю, что жить с этим человеком не буду и не смогу, нет уверенности что справится, но все равно он мне очень близкий и  родной (он отец моего ребенка это ключевое для меня), он для меня  наверно как брат или сын и поэтому, очень хочу ему помочь.  Его этот срок 4 года, на сегодня почти 2,5 прошло, скорее всего,  он выйдет через полгода по УДО.

1,5 года назад, я встретила  человека ( далее А.

), с которым я поняла, что жила какими-то иллюзиями, не реальностью и пустыми надеждами и обещаниями (возможно и сейчас что-то ещё осталось), и что С (Сергей) моя нереальность, а он А.

вот он настоящий тут  сейчас и рядом, хотя то же не все гладко в основном из-за С., но есть большое понимание друг друга и желание жить и строить совместную жизнь, и знаю что он(А) переживает за меня в этом вопросе.

Не так давно С. перевели в другую колонию, где есть почти неограниченный доступ к телефону, (до этого он мог звонить 1-2 раза в неделю),  теперь  по несколько раз в день.  С этими звонками и началась меняться ситуация. У него проявляется ревность, сильное чувство собственности порой слишком сильное, даже угрозы убить.

Говорю,  что я  буду помогать ему пока он в тюрьме и какое-то время после выхода на свободу. Но он (С) словно меня не слышит, опускает виновато глаза, отвечает «да, да, да, я все понимаю» проходит время (иногда это час, иногда день или два)  и он снова  «ты будешь только моя», «я не вижу смысла без тебя», «я не представляю тебя с другим».

А. в курсе всех  событий и разговоров с С.

и он понимает мою борьбу за жизнь этого человека, но не всегда согласен с моим подходом, ( бывает проскакивает ревность), не верит что моя именно такая Большая забота, сейчас поможет справиться ему и с наркотиками и подготовит морально к выходу на свободу.  И с увеличением звонков, словно происходит шаг назад, после свиданий то же чувствую у него(С) жуткую боль, с его стороны это как какой-то мазохизм, и он не верит, что меня потерял.

Посоветуйте, как лучше мне вести себя с этим человеком сейчас и в целом пока он сидит в тюрьме. Какие шаги лучше предпринять, и как вести разговоры. Понимаю, что его жизнь это его жизнь, и как ей распоряжаться,  решать  только ему, но иметь на своей совести, что чего-то не сделала или поступила не правильно я не хочу, не хочу жить с этими мыслями.

Готова встретиться с Вами или другим психологом, если это не совсем Ваш профиль, и рассказать все  более подробно. Так же не возражаю, чтобы мой вопрос был опубликован у Вас на сайте. 

ОТВЕТ ПСИХОЛОГА: Человек после тюрьмы. Как помочь?

Здравствуйте, Марина. Ваш вопрос понятен. Спасибо, что учли рекомендации по составлению вопроса. Для Сергея жизненная ситуация, конечно, сложная. Да, и для вас не совсем простая. Понимание его ситуации поможет вам действовать целенаправленно. Поэтому постараюсь пояснит к чему он привык в тюрьме и к чему ему необходимо приспособиться.

Сергей — человек после тюрьмы (хотя он ещё там, но мы о будущем) — зависимый и склонный к зависимостям, а значит самостоятельные решения принимать ему крайне сложно.

Это подтверждают его успехи в тюрьме — месте, где все строго регламентировано, структурировано и однообразно. Соответственно, человеку легко привыкнуть к такому порядку и соблюдать его.

В соответствии с этим порядком формируются определенные привычки. Почему и как меняется человек после тюрьмы?

В тюрьме все регламентировано и распорядок дня заключённого четко структурирован. Он знает, что должен делать каждую следующую минуту, час, день. Знает, что его гарантированно накормят (пусть не по высоким стандартам). Знает за что его могут похвалить, наказать и т.п. В общем там ему не нужно принимать решения и брать на себя ответственность за них.

За него все решено, круг общения и взаимоотношения с людьми сложились, поэтому состояние относительно стабильное, он хорошо адаптирован и есть понимание происходящего. В психологии значимые люди и значимая для человека группа называется референтной. Иметь такую группу для любой личности очень важно, чтобы чувствовать себя комфортно.

В тюрьме у Сергея такая группа людей есть.

Помощь после тюрьмы

А теперь попробуйте представить себя на его месте…  Вот, Сергей вышел из тюрьмы… Человек вышел из тюрьмы. Не важно — отец это вышел из тюрьмы, любимый вышел из тюрьмы, сын или муж вышел из тюрьмы. Люди после тюрьмы оказываются приблизительно в одинаковых условиях и поэтому психология человека после тюрьмы такова:

  •  У них не было выбора и самостоятельности.  Так и у Сергея: из прошлого — только вы и наркотики; из настоящего — пустота и неизвестность.
  •  Никто за него на свободе не решает, что ему делать, куда идти и как зарабатывать.
  • Возникает внутреннее ощущение потерянности, бессмысленности жизни, никчемности, бессилия, отчаяния и т.п.
  • Жизнь после тюрьмы состоит из вопросов: «Куда идти?», «Что делать?», «Как жить после тюрьмы?», «Где работать  и куда устроиться после тюрьмы?».  Ни одного готового ответа нет. Нужно прилагать усилия, искать… А тут…. небольшая надежда в виде вас. Тем более, что вы его навещаете… Надежда крепнет…

Словами вы пытаетесь разрушить эту надежду, а действиями (посещая) поддерживаете. Люди, которые вышли из тюрьмы нуждаются в конкретике.

Что-то туманное, непонятное, бесперспективное и быстро исчезающее их беспокоит и заставляет снова идти на нехорошие поступки.

Если кто-то не может оказать помощи, но отказать напрямую боится или стесняется — это ловушка мышления, которая обязательно создаст проблемы для обеих сторон. Не можешь — откажись и обоснуй. Можешь — прочитай дальше и действуй.

Выйти из ситуации можно только, если вы окажете помощь после тюрьмы. Основных два момента в этом:

  • приобрести новую референтную группу
  • четко расписать его действия после выхода на волю.

Второй пункт нужно сделать на бумаге, вместе с вашим «А». На одном листе нужно будет написать общий план действий,  на другом распорядок дня (рабочего отдельно, выходного отдельно). Относитесь к этому серьезно.

От наличия этого распорядка будет зависеть многое для осужденного, который выходит из тюрьмы. Сможет ли он жить на свободе или опять постарается попасть в тюрьму. Именно так некоторые неприспособленные к жизни люди и поступают.

А адаптация после тюрьмы у мужчин проходит не всегда легко.

 Как устроить жизнь людей после тюрьмы? Психика после тюрьмы. Работа после тюрьмы.

Правила поведения и режим в тюрьме вполне способствуют тому, чтобы и на воле человек соблюдал какой-то постоянный график или жил по расписанию. Проблема только в том, что он не сам это расписание составлял и не сам организовал себе значимую для него (референтную) группу. Поэтому, помогите ему конкретно в этом.

Где искать референтную группу и как занять выходные? Рабочие дни, понятное дело, должны быть заняты работой или учебой. Это и станет его референтной группой.

Вам просто нужно узнать какую работу он выполняет в тюрьме, что ему нравится и посмотреть в СМИ вакансии по этим видам работ.

Если это окажется проблематично, то посмотрите близкие к его пониманию и интересам специальности (так же в СМИ), по которым готовят в вашей местности на курсах или заочно.

Когда вы найдёте несколько вариантов подходящих работ и групп обучения, посмотрите, что там за коллектив и учителя. Желательно, чтобы курсы были не менее 3х месяцев и с последующим трудоустройством. Делайте всё это обязательно с «А», либо постоянно с ним советуйтесь. Когда определитесь с выбором, тогда уже совместно и составите ему расписание рабочих дней.

Выходные, хотя бы примерно, тоже должны быть расписаны. Например:— 10-00 завтрак— 11 до 12 пробежка— 13 до 14 чтение (Библия, классика, психология)— 14-00 обед

— 15-00 группа реабилитации.

В воскресенье примерно то же самое, только найдите какой-нибудь творческий бесплатный кружок и группу реабилитации. Посмотрите в вашем городе психологические реабилитационные центры, объединения, развивающие группы и т.д. Всё, что связано с социальной поддержкой и где работают психологи. Он должен туда какое-то время походить.

Информацию поищите в интернете, там об этом должно быть. Также подберите ему занятие по интересам для самореализации. Сейчас существуют различные школы, где учат рисовать, делать что-то своими руками, укрепить тело и здоровье: школа креатива; школа танца, йоги, досуга и т.п..; мастер-классы по хенд-мейду, дизайну и прочим вещам.

Узнайте, что его интересует больше.

Итак, вы совместно с «А» составили расписание и теперь его нужно отнести «С». Делать это тоже нужно обязательно совместно с «А».

Более того, «А» обязательно должен будет сказать «С», что он тоже заинтересован в его благополучии, что его дальнейшая судьба ему небезразлична, и что он обязательно вместе с вами будет интересоваться его дальнейшей жизнью, успехами и т.п.

Только в этом случае у «С» ослабнет состояние безысходности. Он будет надеяться, что у него есть 2 друга, а семейную жизнь он еще сможет устроить и найдет чем заняться после тюрьмы.

В противном случае состояние безысходности и отчаяния может довести до убийства себя или другого (того, кто препятствует, на его взгляд, его нормальной жизни). Поэтому тема убийства в устах «С» вполне обоснованна.

Именно отчаявшиеся люди, кому уже нечего терять, могут решиться свести счеты с жизнью — своей или чужой, зависит от обстоятельств.  И мне часто приходилось встречать людей, которые удивлялись: «Как такой человек мог убить? Он, ведь мухи не способен обидеть!».

Это распространенные заблуждения. Дело тут вообще не в способности обижать…

ЧТО ДЕЛАТЬ СРАЗУ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ. АДАПТАЦИЯ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ.

Итак, жизнь после тюрьмы:

  • структурирование жизни «С» после его освобождения это ваша задача номер 1,
  • Преподнесение ему его схемы ближайших действий и распорядка дня — задача 2;
  • Участие в вышеописанных действиях «А» и ваши совместные уверения «С» в том, что с ним будете держать связь оба — это 3. (Первое время — около полугода — действительно придется контролировать. Желательно поначалу ходить с ним на мероприятия, а потом показать, что у вас другие интересы и своя жизнь).

Нарушение любого пункта приведет к продолжению участия в треугольнике Карпмана. «С» будет постоянно «Жертвой», а вы его «спасителем»; вы же будете вечной «Жертвой» для «А», а он вашим «Спасителем».

«С» постоянно будет подсознательно прибегать к технике ухода от проблем, стараясь снова попасть в тюрьму, а оттуда требовать к себе внимания… И эти изматывающие манипуляции друг другом никогда не прекратятся.

Важен надзор после тюрьмы и помощь, чтобы расписать ему практически каждый его шаг. Обратите внимание, что в тюрьме он привык к директивному методу руководства, а выбирать что делать и принимать собственные решения на первых порах крайне сложно.

Поэтому-то и придется вот так всё расписывать, и предъявлять как требования после освобождения из тюрьмы . «А, иначе», скажите — «мы ни за что не ручаемся и помочь тебе не сможем».

В дальнейшем, необходимо убедить человека, что меняющимися обстоятельствами он может справляться сам, ведь делают же это другие люди.

Показывайте ему, что работа после тюрьмы есть, главное быть готовым, поначалу, на любую работу; жизнь после тюрьмы есть, главное не зацикливаться на прошлом, а идти вперед. И друзья после тюрьмы, тоже могут быть, главное показать, что ты ответственный человек и на тебя можно положиться.

Успехов вам. Спасибо, что вы желаете помогать людям.

Люди после тюрьмы не умирают, если знают, что делать и если им помогают близкие. Учитесь смотреть на жизнь позитивно. Это тоже помогает жить и выживать. Найдите себя, смысл в жизни и Создателя!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d0c520925509600afe088f5/chelovek-vyshel-iz-tiurmy-kak-pomoch-jit-posle-tiurmy-5dff295511691d00ae2fbc48

Цена свободы. Сколько стоит выйти из колонии по УДО?

Освободился из тюрьмы

В тюремном ведомстве произошёл очередной скандал: арестован заместитель главы УФСИН России по Тюменской области Илья Прокопьев. Он торговал поддельными медицинскими справками, благодаря которым зэков признавали больными и на этом основании они получали возможность раньше срока освободиться из колонии.

Первого замначальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Тюменской области полковника Илью Прокопьева задержали в его рабочем кабинете сотрудники регионального УФСБ и Управления собственной безопасности ФСИН РФ. Во время задержания полковник спокойно сдался. Сотрудники СК РФ предъявили офицеру обвинения в мошенничестве и превышении должностных полномочий.

© УФСИН РОССИИ ПО ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

— Есть данные, что, когда Прокопьев с июня 2010 по май 2017 года был начальником лечебного исправительного учреждения № 19 УФСИН России по Тюменской области, он торговал поддельными медицинскими справками, позволявшими заключённым условно-досрочно освобождаться из колоний, — рассказывают Лайфу в СКР. — Поддельные медицинские документы осуждённые предоставляли в суд при подаче документов на УДО.

По оперативным данным, за справки офицер получал от зэков и их родственников от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч рублей. Всё зависело от благосостояния “клиента” и потенциальной возможности выхода по УДО.

По большинству преступлений заключённый может претендовать на УДО, если он отсидел половину назначенного срока, имеет положительные характеристики, стал на путь исправления, погасил причинённый ущерб или хотя бы начал это делать.

Всё это будет иметь значение в местном суде, куда он подаёт ходатайство об УДО вместе с характеристиками и другими документами от администрации колонии. И сам факт отбытия необходимого порога срока, и положительная характеристика не являются для суда обязательными.

В каждом случае суд принимает решение индивидуально.

Согласно решению Верховного суда РФ, на УДО могут претендовать и больные люди. Тяжёлая болезнь осуждённого сама по себе является достаточным основанием для освобождения по УДО, если какие-то другие обстоятельства этому не мешают. При определении степени заболевания Верховный суд рекомендовал сверяться с утверждённым правительством перечнем заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.

Каждый из этих этапов считается золотым для коррупционеров из систем ФСИН, прокуратуры, медицины.

Договориться с начальником колонии
Infogram

Опрошенные Лайфом бывшие заключённые, правозащитники и сотрудники ФСИН рассказали, что УДО уже давно превратилось в хорошо отлаженный бизнес, в который вовлечены тысячи человек по всей стране. Это осуждённые и их родственники, сотрудники колоний, медработники, прокуроры, адвокаты. Годовой оборот теневого бизнеса “на свободе”, по оценкам экспертов, может составлять сотни миллионов рублей.

Не секрет, УДО продаётся. Цены разнятся в зависимости от региона, жадности коррупционеров, личности зэка и других обстоятельств.

— Региональная составляющая цены УДО зависит от условий содержания в колонии и географической удалённости от Москвы, — рассказывают Лайфу в правозащитной организации “ГУЛАГу.нет”. — Самые бюджетные “выкупы” в Рязанской, Тульской, Орловской областях, республиках Мордовия и Чувашия. Это в среднем 50–100 тысяч рублей.

Знающие люди говорят, что не всегда взятка за УДО бывает деньгами.

— У нас в колонии, где я сидел за мошенничество, вопросы с УДО решал лично “кум” — начальник ИК, — рассказывает Лайфу Алексей. — Когда я свои 2/3 отсидел, то собрался выйти по УДО, очень домой в Москву хотелось. А у нас в колонии “кум” любил очень живность всякую разводить: коз, свиней, баранов, петухов, кур.

И вот меня помощник начальника, который знал о моём желании по УДО соскочить, и попросил достать 20 кроликов редкой мясной породы. Я поставил на уши всех родственников. Долго искали эту породу, нашли, купили. Машиной из столицы кроликов доставили, а меня со справкой об УДО на этой же машине в Москву и отправили.

©РИА Новости/Владимир Песня

Живым товаром брал не только начальник этой ИК, но и его коллега в далёкой Туве.

Бывший начальник колонии-поселения № 3 в Туве получил взятку от осуждённого в виде пяти баранов за освобождение по УДО. Сотруднику УФСИН предъявили обвинение во взяточничестве и на время следствия отправили его под домашний арест.

По словам оперативника одного из региональных УСБ ФСИН РФ, схема получения денег за УДО обычно такая: осуждённый обращается к начальнику своего отряда, тот идёт к оперативнику (сотруднику колонии, который следит за порядком в отряде), тот — к замначальника колонии по режиму, а тот уже к “куму”, который и принимает окончательное решение и называет цифру.

— Цена УДО зависит от возможности самого зэка. Администрация наводит справки, выясняя, есть у него деньги или нет. Если это жулик, который украл миллиарды, то и цена на характеристику будет соответствующей, — говорит он.

©РИА Новости/Владимир Песня

С офицером УФСИН согласна и правозащитница Елена Соколова из “Правовой зоны”.

— Если, например, администрация колонии видит, что человек претендует на УДО, а у него денег свободных нет, то ему начальник отряда открыто говорит: “Мы тебе напишем характеристику в суд на УДО, а ты там скинь, сколько сможешь”. Вот он и собирает тысяч 30–50 с родни, — рассказывает Лайфу Елена Соколова.

По её словам, больше всего берут за УДО с бывших чиновников, силовиков, коммерсантов.

— Суммы могут быть от 500 тысяч до 1–2 миллионов рублей. Для осуждённых за экономические преступления выкуп будет дороже. Здесь работает правило о том, что у бизнесменов и чиновников есть что взять. Более того, осуждённые по экономическим статьям обычно тяжелее переносят заключение, чем осуждённые за воровство или наркотики, — говорит Соколова.

Правозащитница отмечает, что судьба зэка зависит от отношений с начальником отряда, а также от отсутствия взысканий и выговоров.

— Одну-две благодарности нужно иметь, чтобы идти на УДО. Судьбу будет решать начальник или вообще люди из прокуратуры или иных властных структур, — говорит Соколова.— Если противопоказаний нет, то, как правило, ВИПы поддерживаются администрацией и на выездном заседании суда уходят домой.

©РИА Новости/Владимир Песня

По данным правозащитной организации “Русь сидящая”, в России нет региона, где бы за УДО не брали денег.

— Любой зэк знает прейскурант в регионе, где он сидит. Осуждённому сразу дают понять: хочешь выйти раньше — плати, — отмечают правозащитники.

Так, оперативники УФСБ России по Республике Татарстан задержали семь офицеров местного УФСИН, включая начальников колонии № 10 — полковника Фаиля Каримова и подполковника Руслана Юсупова. По версии следствия, офицеры торговали УДО, длительными свиданиями для зэков, режимом содержания. За свои услуги они брали от пяти до 150 тысяч рублей.

Например, УДО стоило 100–150 тысяч, свидание на три часа — от 5 до 10 тысяч.

©РИА Новости/Максим Блинов

По словам правозащитника Ильи Алексеева, в любом случае зэки могут претендовать на УДО, проведя в колонии хотя бы полсрока. За тяжкое преступление нужно отсидеть не менее половины срока, за особо тяжкое — две трети от срока наказания.

Однако в жизни всё бывает иначе. Так, в 2018 году по УДО тихо вышел бывший глава Благовещенска Амурской области Александр Мигуля, осуждённый в 2016 году на девять лет колонии за коррупцию. В заключении он пробыл всего три года.

В мае 2018 года по УДО из колонии в Калининградской области освободился бывший замдиректора ФСИН РФ Николай Криволапов. Он был осуждён Замоскворецким районным судом Москвы в июне 2017 года на пять лет и восемь месяцев за мошенничество при закупке электронных браслетов. Всего в заключении Криволапов провёл два с половиной года.

В мае по УДО из колонии вышел и бывший губернатор Тульской области Вячеслав Дудка, приговорённый летом 2013 года за взятку в 40 миллионов рублей к девяти с половиной годам тюрьмы. Ему списали два года, девять месяцев и шесть дней.

По данным статистики Верховного суда, сотрудники ФСИН РФ занимают четвёртое место по числу осуждённых за взяточничество: на первом месте располагаются чиновники — 50%, потом следуют представители здравоохранения — 29%, образования — 10%, а затем сотрудники тюремных ведомств.

Источник: https://life.ru/p/1126897

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.