Осужденный на свободе

Содержание

Жизнь после тюрьмы: интервью с бывшим заключенным

Осужденный на свободе

Одной из наиболее трудных социальных проблем, не перестающей на протяжении длительного периода времени быть предметом исследований, является социальная адаптация лиц, освобождающихся из мест лишения свободы. 

Жизнь каждого осужденного делится на «до срока», «наказание/исправление» и «свободу». Ни один из этих периодов невозможно объединить. Человек проживает три разные жизни и несколько раз старается заново выстроить систему принципов и ценностей.  

Сначала ты живешь непринужденно, строишь планы.  У тебя могут быть дети, отношения, работа, верная собака. Знаешь, что есть колония, тюрьма, что все это страшно. Но тебя это не касается, тебя все обойдет стороной. А потом «бах» — и ты не знаешь, что делать. 

Оказываешься на зоне, пытаешься вспомнить все, что знаешь об этом месте. Как вы себе ее представляете? Я, например, вспоминаю жесткие и кровавые фильмы, в которых с первого же дня новичкам приходится не жить, а выживать.

А главарь – здоровый, с наколками и шрамом на лице, говорящий взглядом, что ты уже наполовину мертв. Сейчас это звучит смешно, но столкнувшись с такой ситуацией, человек теряется. И он снова младенец, не умеющий ходить.

Разбирайся сам, что можно делать, а что нельзя.  

Фото носит иллюстративный характер

А что после? Что делать, если ты молодым попал за решетку, и вся юность прошла там? Пока твои ровесники путешествовали, читали книги, расставались и заводили новые отношения, пока изменили музыкальный вкус от и до, перепробовали не один модный лук, ты жил одним и тем же днем. Вспомните свою жизнь, предположим 8 лет назад. Какой она была? Теперь представьте, что вы переместились в сегодня. Не знаете «Скриптонита», новых улиц и баров. Что вы будете делать? Как к вам отнесутся люди?  

После срока есть два пути: совершить преступление и вернуться или наверстать упущенное и продолжить жизнь на свободе. И снова приходится ломать уже сложившуюся систему ценностей и адаптироваться к новому миру.

 Если человек пытается утроиться на работу, является хорошим сотрудником, но привлекался по «уголовке», ему говорят «пока». Если пытается завести друзей, а они пугаются его заключения. Если ищет поддержки, но ее не оказывают из-за страха, он сдается. В этом случае он пытался придерживаться второго плана, но только слышал «нет».

И что остается? Вернуться туда, где его не будут отталкивать. И в этом виноват уже не он, а наше стереотипное поведение. 

Фото носит иллюстративный характер

Мои слова подтверждает социологическое исследование на базе учреждений Управления Федеральной службы исполнения наказаний (Россия). Согласно исследованию, «осужденному на протяжении всего срока отбывания наказания в виде лишения свободы по крайней мере трижды приходится переживать весьма сложные адаптивные ситуации:  

  • первичная адаптация к исправительному учреждению; 
  • адаптация к сложившимся условиям пребывания в исправительном учреждении; 
  • адаптация к условиям жизни на свободе. 

В связи с этим его адаптивные возможности значительно снижаются, и он порой не способен в условиях свободы в должной мере нейтрализовать отрицательные последствия пребывания в изоляции от общества. В результате возникают проблемы в адаптации к жизни на свободе». 

Если говорить конкретно про адаптацию на свободе, то основными проблемами, с которыми сталкиваются осужденные, являются:  

  1. недостаточная осведомленность о событиях, происходящих на свободе;  
  2.  отсутствие квалифицированной психологической помощи;  
  3. трудности с устройством на работу; 
  4. отсутствие постоянного места жительства;  
  5. недостаток материальных средств;  
  6. наличие судимости. 

Часть 1: До заключения 

«В 21 год моя жизнь не сильно отличалась от жизни обычного юноши: любимая девушка, нормальная машина, учился в московском институте, подрабатывал. Была лишь одна слабость – легкие наркотики. Иногда курил с друзьями. Два раза получал штраф за вождение в нетрезвом виде. Первый раз выпил чуть-чуть пива, а второй – покурил с другом». 

Часть 2: Тюрьма и зона. Приговор 

«Решили покурить в компании друзей. Все скинулись, и я поехал покупать. В 2011 году меня  осудили по ст. 328 ч. 3 УК РБ за посредничество в приобретении марихуаны сроком на 8 лет.  

К тому моменту следствие уже длилось полгода. Из общения с адвокатом понимал, что меня ждет. Поэтому реакции на озвученный приговор не было. Я даже испытал облегчение. Тюрьма и зона – разные вещи. После тюрьмы приезжаешь на зону. Там стоят дома и можно выйти на улицу. Поэтому плавно перешел к следующему этапу».  

Обстановка в исправительной колонии 

«На зоне попадаешь в комнату, где живут 20-30 человек. Будни не отличаются друг от друга. Всегда встаешь в 6 утра, идешь всем строем в столовую. Ешь примерно 7 столовых ложек овсяной каши, сваренной на воде.

Если перевернуть тарелку, каша даже не выпадет. В добавок белый хлеб, который не отличишь от черного. Потом на работу. Загоняют  300-500 человек в цех, и работаете по 8 часов. За это даже не платят. Из свободного времени – 2 часа и выходные.

 Постоянно одно и то же целых 8 лет». 

Общение с заключенными и администрацией 

«Живешь бок о бок с разными людьми: и наркоманы, и алкоголики. Если возникают конфликты, то по непонятным причинам. В основном, это мелочи. Вот представьте. В камерах почти ничего нет.

Ручки, бумажки, книжки, из электроприборов – кипятильник. Конфликт может возникнуть, если не так посмотрел, не то сказал или захотел выпить чай пораньше. Такие стычки объясняются только стрессовым состоянием.

Все озадачены своими судьбами. А так можно спустить пар. 

Но большую враждебность можно заметить со стороны администрации. Хочешь узнать человека – дай ему власть. Я наблюдал сотни неправомерных и надменных ситуаций с их стороны. Например, в тюрьме просишь отвести в душ, а тебя игнорируют. На зоне, если стало плохо и просишь вызвать врача, могут просто пообещать, но помощи вряд ли дождешься. Один из случаев: человек заболел.

  Жил в комнате, в которой самый сильный и авторитетный решил держать окно постоянно открытым. После выписки из санчасти просил не отводить обратно. Эту просьбу проигнорировали, не разобравшись в ситуации. Он сходил на свидание с мамой, а на следующий день умер. Моему соседу говорили, что он здоров, пока по воле случая приезжий доктор не обнаружил пневмонию.

 Или идешь к стоматологу, а тебе вырывают не тот зуб.  

Фото носит иллюстративный характер

Пенитенциарная система несовершенна. Правила выстроены справедливо и хорошо, но только на бумаге. Срок – это не исправление, а наказание. Хватает людей, которые сошли с ума. Человек может разговаривать сам с собой, кричать в стену. И никому до него нет дела. Живет и пусть живет. Что уже говорить о других вещах. 

В таких местах, если нет поддержки с воли, психологическое и физическое здоровье под большим вопросом. Например, парню дали 10 лет за убийство. Сам он из неблагополучной семьи с периферии. Его никто не поддерживал, а он очень переживал.

Однажды его сестра прислала письмо, что выслала посылку. А там для счастья достаточно банальных продуктов. И он ждал эту передачу, ходил по баракам с утра до вечера. Ждал неделю, две. И в итог повесился. И такие случаи не редкость.

Проиграл много денег, бросила девушка – повесился».  

Часть 3: связь со свободой или ее отсутствие 

«Мне не удалось продолжить общение с некоторыми друзьями. Раньше я многих так называл, но сейчас это слово имеет большее значение. Дружат, потому что есть что-то общее: интересы, дело. Но сохранить это спустя 8 лет сложно. Проблема в том, что даже навещать на зоне могут только близкие родственники.  

У меня была любимая девушка, с которой мы поженились в колонии. Задерживаться на 8 лет в колони не планировал. Надеялся, что попаду под одну из амнистий. На тот момент моя мама была беременна. То есть на свободе меня ждали.  

Но в 2015 году после выхода декрета об ужесточении наказания осужденных по  328 статье стало понятно, что я здесь надолго. Это поняла и моя девушка. Мы продержались 4 года, но мне надо было отпустить ее раньше… 

Связь с друзьями поддерживал по телефону. Также удалось найти много друзей на зоне. Там же не все синие, пьяные и беззубые. Есть и нормальные люди. А если ты прожил с таким человеком 8 лет, знаешь его как себя, то почему бы не продолжить общение на воле? Мои друзья с зоны будут надежнее тех, кто здесь. Ведь когда вместе преодолеваете сложности, это вас сплачивает». 

Информация и как ее добыть 

«Зона – это изоляция и цензура. Многие книги запрещалось передавать, если их сочли за пропагандистские. Интернета нет. Новости со свободы узнавали через разговоры, газеты и единственный телевизор.

По внутреннему каналу крутили новинки кино. Но у нас был популярен футбол, потому что делали ставки и зарабатывали на этом. Так что сильно проблем с информацией не было. При желании можно было даже завести телефон.

Но с такой плотностью это сложно держать в тайне».  

Часть 4: свобода ли? «Химия», или учреждение открытого типа 

«После определенного количества лет есть возможность замены приговора на более мягкий. На сленге это называется «химия». Отсидев ¾ срока (5,4 года) за хорошее поведение могут перевести в исправительное учреждение открытого типа.  

Через 7 лет заключения я поехал в Гомель. Данная программа предполагает свободу, но при условии хождения на работу и наблюдения. То есть ты ездишь на работу и возвращаешься с нее по табелю, в котором дежурная часть указывает время прибытия и отъезда. Время на дорогу рассчитывает оперативник. Опоздал – нарушение. За три выговора отправляют обратно в колонию.  

По возвращению дышишь в трубку, тебя обыскивают и проверяют глаза. Но находятся индивиды, которые употребляют. Был период, когда я работал на СТО.

В первый день мои коллеги сделали «дорожки» (имеется в виду употребление мефедрона – психостимулятора в виде порошка) и предложили мне, но я отказался. Через некоторое время одного «спалили».

Он приехал на работу, предложил ребятам понюхать. И их сразу же «приняли».  

Я боюсь получить еще один большой срок. После этой истории на меня упала тень. Но доказать свою непричастность легче: можно сдать анализы.  

Какая обстановка? 

«Условия на «химии» получше. В комнате 6 человек, есть холодильник и кухня. Работа предоставляется на ферме, пилораме и т.п. Зарплаты по 300 рублей. Также место для трудоустройства можно искать самому. Я работал в фирме по производству стеклопакетов 7 месяцев. Иногда удавалось отпроситься с работы на 2 часа раньше и погулять по городу. Но это редкие случаи. На себя времени нет. 

Следующая ступень – «домашняя химия», либо УДО. Для этого проводится комиссия. Дата моей менялась три раза: в октябре, декабре и 22 марта, после которой я был освобожден».  

Адаптация на свободе 

«Освобождение напоминает переезд в заграницу. В страну с другой культурой, правилами жизни, принципами.  

Я могу перепутать «Галилео» и «Галерею», могут возникнуть трудности с вызовом такси. Тогда приходится вскрывать карты. Мне даже интересна реакция. Многие удивляются, что сидел. Но, конечно, смотрят уже по-другому.  

Найти работу с судимостью трудно. То есть ассоциации, стереотипы у людей есть. В большинстве случаев они оправданы, но не всегда. Вот ты идешь на работу, тебя хвалят. А потом в перечне необходимых документов на трудоустройство указывают справку, что не привлекался по уголовной ответственности». 

Свою историю Олег закончил выводом о том, что накопленный за все эти годы энтузиазм испаряется. После такого срока хочется жить нормальной жизнью, заниматься любимым делом, а общество воспринимает тебя, как второсортного. Мало кто доверяет, а многие даже побаиваются.  

Исходя из истории нашего героя и исследования, можно сделать вывод, что заключенные либо частично готовы, либо не готовы к жизни на свободе. В данном случае следует отметить большой пробел в работе социальных служб. Подготовка к адаптации может качественно снизить уровень преступности.

Для этого следует разработать и внедрить максимально возможное количество тренингов, которые будут развивать адаптивные способности осужденных (умение говорить, вести себя в обществе, трудоустраиваться и т.д.), оказать помощь в трудоустройстве.

Социальная служба также должна проверить наличие жилья и возможности проживания в нем, а в случае отсутствия такового постараться найти, например, договориться с родственниками осужденного.  

Однако, бывшие заключенные нуждаются не только в помощи со стороны социальных служб, но и со стороны самого общества. И во втором может помочь каждый из присутствующих.

Я прошу не придерживаться стереотипов, и, если человек достоин и готов к мирной жизни, не ставить на нем крест, а дать возможность доказать свою адекватность.

В конце концов, каждый из нас нуждался в помощи в трудный момент. Данный случай – не исключение.  

Представьте, что один из ваших неудачных случаев гиперболизировали: вы напились, а назвали алкашем, или вам каждый раз за переход на красный свет или курение в неположенном месте дают «административку». Суть в том, что среди осужденных есть множество людей, умных, талантливый, перспективных, которым не повезло.  

Оправдывать их преступления не следует, но стоит помочь тем, кто изменился или хочет измениться. Разве вы не хотели получить второй шанс? Разве не заслуживали его? 

Источник: http://www.websmi.by/2019/06/o-trudnostyah-adaptatsii-na-svobode-byvshih-zaklyuchennyh-analiticheskaya-statya/

«Этих заключённых стараются не выпускать по УДО»: как живут приговорённые к смерти, которым удалось выйти на свободу

Осужденный на свободе

После отказа от смертной казни в России всем приговорённым к высшей мере наказания дали длительные или пожизненные тюремные сроки. Как выяснил RT, около 50 из них уже вышли на свободу. Однако не всем удалось приспособиться к жизни на воле — некоторые вновь совершили преступления и вернулись за решётку. О судьбе бывших «смертников» — в материале RT.

4 августа 2019 года в удмуртском городе Глазове была изнасилована семилетняя девочка. По данным СК, над ребёнком надругался местный житель. Ранее он был неоднократно судим, а в 1990-х приговорён к смертной казни.

В 1998 году его помиловали, расстрел заменили 25 годами лишения свободы, а в 2016-м он вышел на свободу по УДО. Позднее представители ФСИН заявили, что выступали против его условно-досрочного освобождения.

Между тем, как выяснил RT, не менее 50 бывших «смертников» сейчас находятся на свободе.

Казни и помилования

Последний смертный приговор в России был приведён во исполнение 2 августа 1996 года. В тот день в «Бутырке» расстреляли маньяка Сергея Головкина, который убил и изнасиловал по меньшей мере 11 подростков.

Менее чем через год, в апреле 1997-го, Россия подписала протокол №6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, отменявший смертную казнь. Несмотря на то что РФ не ратифицировала договор, она соблюдает его положения.

После этого российские суды ещё около трёх лет приговаривали преступников к расстрелу, но казни уже не исполнялись.

Так, по данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в 1997 году к смертной казни приговорили 106 человек, в 1998-м — 116, в 1999-м — 18. В ведомстве заявили RT, что не обладают информацией о приговорах, вынесенных до 1997 года.

В свою очередь, российские СМИ в публикациях, посвящённых введению моратория на смертную казнь, отмечали, что с 1992 по 1999 год к исключительной мере наказания были приговорены 894 человека. Из них расстреляны с 1992 по 1996 год 163 человека.

При этом российский правовед, профессор, доктор юридических наук Игорь Петрухин в своей работе «Право на жизнь и смертная казнь» указывал, что с 1992 по 1996 год был казнён 131 человек, в том числе 53 — в первом полугодии 1996 года. За этот же период были помилованы 334 человека.

Официальной датой, когда в России не осталось ни одного приговорённого к расстрелу, считается 3 июня 1999 года, когда президентским указом были помилованы 703 осуждённых, ожидавших смертной казни. Большая часть из них были приговорены к пожизненному заключению, остальные — к 25 годам. В числе помилованных были и те, кого приговорили к высшей мере наказания ещё советские суды.

«В 1987 году единственным учреждением в СССР, где содержались осуждённые, которым смертная казнь была заменена определённым сроком лишения свободы, стало исправительное учреждение, расположенное в Свердловской области.

В настоящее время оно продолжает оставаться единственным учреждением, где отбывают наказание осуждённые, которым смертная казнь в порядке помилования заменена 25 годами лишения свободы.

Сейчас там 70 таких осуждённых», — рассказывал в 2018 году в интервью ТАСС начальник Управления исполнения приговоров и специального учёта ФСИН России генерал-майор внутренней службы Игорь Вединяпин.

Под надзором

Речь в интервью шла об ИК-56 «Чёрный беркут» для особо опасных преступников, расположенной в посёлке Лозьвинский Ивдельского района Свердловской области. Своё неформальное название колония получила из-за бетонной скульптуры возле административного здания: чёрный беркут держит в когтях голову поверженного змея.

Сейчас, по данным СМИ, в «Чёрном беркуте» зэков не осталось. Колония в скором времени будет ликвидирована, а заключённые уже этапированы в другие регионы.

RT направил официальный запрос во ФСИН, чтобы узнать, сколько заключённых, которым смертную казнь заменили тюремным сроком, освободились из «Чёрного беркута» и других колоний. Однако во ФСИН не смогли предоставить данные сведения. Не ответил на запрос и Минюст РФ.

Вместе с тем в базе данных Ивдельского районного суда имеется информация о 16 приговорённых к смертной казни, которым в 2017—2018 годах перед освобождением из колонии суд назначил административный надзор. Ещё около 40 «смертников» в 2012—2018 годах были переведены из «Чёрного беркута» в другие регионы, решения об административном надзоре им выносили местные суды.

Как правило, всем бывшим приговорённым к смертной казни, находящимся под надзором, нельзя выезжать без разрешения за пределы региона и употреблять спиртные напитки. Они обязаны с 22:00 до 07:00 находиться у себя дома и как минимум раз в месяц отмечаться у участкового. Отсидевшим за сексуальные преступления против несовершеннолетних запрещено приближаться к детским садам и школам.

Эти предписания выполняются не всегда. В базе данных судов «ГАС Правосудие» есть информация о нескольких административных делах в отношении освободившихся «смертников», нарушавших условия надзора. Самый распространённый проступок — распитие спиртных напитков в общественных местах.

Кроме того, некоторые из экс-заключённых не имеют своего дома, поэтому порой постановление о надзоре носит фиктивный характер. Так, в июле 2019 года из алтайской колонии №8 освободился Юрий Тугбаев. В 1995 году он был приговорён к смертной казни за убийство.

В 1998-м расстрел ему заменили 25 годами лишения свободы. Перед освобождением, согласно материалам суда, выяснилось, что у мужчины нет своего жилища. Он заявил, что намерен поселиться у своей дочери в Тамбовской области, однако мужчина там так и не появился.

Эту информацию подтвердили RT местный участковый и глава администрации села, где должен был проживать Тугбаев.

Сколько именно «экс-смертников» состоят на административном учёте, правоохранители не афишируют.

«Сообщаем, что информационно-справочными материалами о количестве лиц, которым смертная казнь заменена в порядке помилования лишением свободы на определённый срок, в том числе освобождённых из исправительных учреждений, в пределах компетенции не располагаем», — заявили RT в МВД России.

Рецидив после освобождения

Между тем некоторые из помилованных «смертников» успели совершить новые преступления. Например, Владимир Пластинин отбывает уже пятый срок. Он был одним из первых приговорённых к смерти заключённых, кому удалось освободиться из «Чёрного беркута» по УДО.

К высшей мере его приговорили за убийство, угон автомобиля и кражу. В 1994 году указом президента Пластинину заменили расстрел 15 годами лишения свободы. В 2002 году Пластинин освободился по УДО — администрация колонии дала ему положительную характеристику.

Однако уже через год он сел на 10 лет за причинение тяжких телесных повреждений и угон автомобиля. Отбыв срок, Пластинин гулял недолго — снова угнал машину. Правда, на этот раз ему повезло — подпал под амнистию в честь 70-летия Победы.

После амнистии Пластинин ещё раз сидел за причинение лёгких телесных повреждений, а сейчас отбывает четырёхлетний срок за кражу.

Сергей Хохлов отбывал срок в «Чёрном беркуте».

14 апреля 1995 года военный суд Приволжского военного округа приговорил его к смертной казни за разбой, совершённый группой лиц с применением оружия, умышленное убийство из корыстных побуждений с особой жестокостью, сопряжённое с изнасилованием. В 1999 году указом президента Хохлову заменили расстрел на 25 лет колонии особого режима. В октябре 2017 года мужчина вернулся в родной город Орск, а через год снова оказался за решёткой.

Как следует из материалов Октябрьского райсуда города Орска, после освобождения Хохлов познакомился с женщиной, у которой был ребёнок от первого брака. Однако совместная жизнь у них не заладилась. Они часто ругались: бывший зэк ревновал сожительницу.

Во время очередного скандала Хохлов достал раскладной нож и ударил им женщину по щеке. На шум из своей комнаты выскочил её несовершеннолетний сын и пообещал вызвать полицию. После этого обезумевший от ревности и водки мужчина несколько раз ударил подростка в грудь ножом.

Позднее, осознав содеянное, Хохлов сходил в аптеку, однако скорую помощь пострадавшим вызывать запретил.

Через несколько дней сын сожительницы Хохлова пошёл к отцу. Тот увидел раны на теле мальчика и обратился в полицию.

17 июля 2018 года Хохлов был приговорён к шести годам строгого режима. В суде его сожительница объясняла, что не обращалась в полицию не только из-за боязни, но и из жалости.

«Он практически всю свою сознательную жизнь провёл в тюрьме, то есть к нашей жизни он совершенно не приспособлен, для него всё в диковинку», — говорила она в суде. Самого же Хохлова характеризовала как спокойного и уравновешенного человека, «однако если с ним начинаешь спорить, то он начинает кричать, возмущаться».

Отсутствие социализации

Президент общественной организации «Коллективная защита» Марат Аманлиев рассказал RT, что людям, отсидевшим в тюрьме длительные сроки, сложно социализироваться.

«Человек отсидел, к примеру, 20 лет в местах лишения свободы, и вероятность того, что он адаптируется к современной жизни, крайне мала. Потому что 20 лет — это срок немаленький, можно считать, целая эпоха: он мог сесть в одной стране и выйти в другой.

С другой стороны, у нас даже при маленьких сроках люди не адаптируются на свободе, так как не проводится необходимая работа. С ними могут побеседовать психологи, но так, для галочки.

Все эти механизмы формально существуют по закону, но не работают», — считает Аманлиев.

По его словам, люди, отсидевшие в тюрьме, зачастую выходят озлобленными ещё и потому, что над ними издеваются в колонии. Поэтому ждать, что они, попав из той среды в новые условия, быстро к ним привыкнут, не приходится.

«Нельзя сейчас сказать, что люди, которые вышли на свободу, не социализируются и это их вина. Прежде всего, государство должно создать эффективные механизмы для этого, а уж если действительно не получится, то уж только тогда можно будет сказать, что да, это он какой-то не такой», — заключил Аманлиев.

Однако правозащитник Андрей Бабушкин считает, что вероятность рецидива у бывших «смертников» сильно преувеличена.

«Я занимаюсь такими заключёнными 30 лет и лично знаю 18 заключённых, которые были приговорены к смертной казни и сейчас находятся на свободе. Это люди, которые сейчас трудятся, заботятся о своей семье. Большинство людей в их окружении не знают, что они когда-либо сидели в тюрьме. О случаях повторных преступлений я не слышал», — заявил RT правозащитник.

Ожидание свободы

Окончания своего срока Михаил Гусев ждёт с нетерпением. В 1997 году его приговорили к высшей мере за разбой и убийство. В 1999-м после помилования смертную казнь ему заменили на 25 лет лишения свободы.

Больше половины этого срока он отсидел в «Чёрном беркуте», а в 2012-м был этапирован в Рязанскую область. Там бывший «смертник» каждые шесть месяцев подавал ходатайство об УДО, но ему отказывали.

Лишь в августе прошлого года Гусеву удалось убедить суд заменить ему оставшийся срок принудительными работами.

«Гусева на воле ждут жена и дети. В колонии он характеризовался положительно. За время отбывания наказания погасил материальный ущерб потерпевшим.

С 2003 по 2019 год получил 49 поощрений, стал лауреатом 1-й премии Всероссийского конкурса православной иконописи «Канон», а во время пожара в колонии даже спас человека, однако суд так и не дал ему УДО», — рассказывает RT адвокат Гусева Роман Орешкин.

По его словам, замену для Гусева неотбытого срока принудительными работами — а ему осталось сидеть всего год, до декабря 2020-го — можно считать победой. «Эту категорию заключённых всё-таки стараются не выпускать по УДО, — поясняет Орешкин. — В моей практике это первый случай».

Впрочем, большая часть приговорённых к смертной казни в 1990-е вряд ли выйдут на свободу. Расстрелы им заменили пожизненным заключением. Как писал ранее RT, за всё время существования этого вида наказания освободиться из колоний для пожизненно осуждённых смогли только шесть человек. Всем им удалось через суд добиться отмены приговора и замены пожизненного срока определённым.

Так, первым на свободу ещё в 2006 году вышел уроженец Саратова Александр Бирюков, позднее — уроженец Амурской области Александр Щёголев, краснодарец Владимир Дорохин, житель Красноярска Владимир Пахомов, уфимец Анвар Масалимов, а также пермяк Алексей Быков.

При этом у большинства бывших заключённых не получилось начать жизнь на воле. Александр Бирюков и Владимир Пахомов умерли. Щёголев, Дорохин и Масалимов снова оказались на скамье подсудимых, лишь Быкову удалось обзавестись семьёй. У себя в посёлке он работает водителем.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/720900-byvshie-smertniki-vyhod-tyurma

Психология осужденного. Проблемы адаптации освобожденных из мест лишения свободы к условиям жизни на свободе

Осужденный на свободе
(Изображение из открытых источников сети интернет.

Автор неизвестен)

В данной статье отражено мое собственное исследование проблем адаптации освобожденных из мест лишения свободы к условиям жизни на свободе, подкрепленное фактами из литературы по юридической психологии, размещенной в свободном доступе сети интернет. Статья размещена в научных и учебных целях. Ссылка на источник в конце статьи.

В необходимости проведения специальной работы по психологической подготовке осужденных к жизни в новых условиях, убеждает обобщение опыта деятельности ИУ. Психологическая подготовка выступает начальным и завершающим звеном в процессе исправления и перевоспитания осужденных.

Эта подготовка осужденных заключается в активизации их психики, настрое их чувств, привычек, психических состояний, в формировании установки вести себя подобающим образом в новых условиях.

С помощью таких целенаправленных психических воздействий у осужденного складывается психологическая готовность жить в новых условиях, которая обеспечивает быстрое включение его в новую социальную среду и деятельность в ней без дополнительной затраты энергии на преодоление внутреннего сопротивления и напряжения.

Вызвана психологическая подготовка и тем, что человек, попадая в новые условия жизни и социальную среду, встречается со специфическими трудностями, к преодолению которых он не всегда готов. Для осужденных такая встреча часто бывает неожиданной и вызывает реакции, неадекватные условиям ситуации и требованиям норм морали.

Это часто усугубляется неправильным отношением окружающих к осужденным, что ведет к чрезмерному возбуждению или торможению нервных процессов и к нервным срывам. Осужденный начинает неверно оценивать свое поведение и поступки других людей и как следствие неправильно действовать.

Психологическая подготовка помогает преодолеть инертность человеческой психики, ускоряет ее перестройку в связи с изменением обстоятельств.

Следует прежде всего активизировать положительные качества личности в процессе психологической подготовки осужденных к жизни в новых условиях. Можно сделать это обращением к лучшим сторонам личности, напоминанием ее былых заслуг, активизацией позитивных установок, морально-политических и правовых чувств, выражением уверенности, что осужденный оправдает доверие администрации ИУ и т.п.

Психологическое воздействие, при котором осужденный получает информацию непосредственно, называется прямым. Примером этого вида воздействия могут служить психотерапевтические беседы с осужденным и совместный с ним анализ причин его прошлых действий и поступков.

Психологическое воздействие называется косвенным, когда в процессе психо-профилактической беседы осужденный делает вывод о том, как ему поступать в том, или ином случае на основе опыта других людей.

Освобождающихся из мест заключения лиц можно разделить условно на три категории:

  1. лица, вполне исправившиеся в период отбытия наказания;
  2. лица с дефектами воспитания;
  3. лица, не исправившиеся в процессе отбытия наказания.

Процесс адаптации к условиям нормального существования в нормальной социальной среде после длительного срока лишения свободы — сложное явление, требующее активных волевых усилий, высоких нравственных и моральных качеств, хорошо развитого правосознания.

Успех адаптации зависит от трех групп факторов.

Первая группа.

Личность самого освобожденного: его мировоззрение, черты характера, темперамент, интеллект, правосознание, мораль, нравственность, этика, специальность, трудовые навыки и т.д.

Вторая группа.

Условия внешней среды, окружающей личность освобожденного: наличие жилья, прописки, семья и взаимоотношения с ней, работа, удовлетворенность ею и взаимоотношения с трудовым коллективом, тактика работников полиции, которые осуществляют надзор.

Третья группа.

Условия, в которых осужденный ИУ находился и которые сказываются на его поведении в первые месяцы свободы: организация трудового процесса, структура коллектива осужденных, срок пребывания в ИУ, учеба, воспитательное воздействие администрации и т.п.

Процесс адаптации освобожденных из ИУ завершается обычно к трем годам, а преобладающей их части — к одному году. Самое трудное время для адаптации период от 3 до 6 месяцев.

Именно в это время требуется наиболее интенсивная работа по управлению процессом социальной адаптации освобожденных, строгий контроль за их поведением в быту, в общественных местах, за сферой их общения.

Если освобожденные из мест лишения свободы не устраиваются на работу или после трудоустройства оставляют ее, не имеют постоянного места жительства или систематически меняют его, нарушают общественный порядок и правила общежития, это свидетельствует о том, что процесс социальной адаптации протекает неудовлетворительно и есть реальная почва для рецидива.

Социальная адаптация считается успешной, когда социально полезные связи освобожденного от наказания в основных сферах жизнедеятельности установлены и не имеют существенных отклонений. Нормально адаптированный освобожденный порывает связи с преступной средой и другими лицами, чье поведение характеризуется как антиобщественное, не злоупотребляет алкоголем, не допускает правонарушений.

Сложный процесс ресоциализации, перевоспитания и возвращения в общество лица, совершившего преступление, начавшийся на первом его допросе у следователя, заканчивается после его полной адаптации к условиям нормального существования в нормальной социальной среде.

Исследовав проблемы адаптации освобожденных из мест лишения свободы к условиям жизни на свободе прихожу к выводу, что государство не осуществляет необходимой работы в данном направлении.

Освободившиеся из мест лишения свободы встречают преграды на пути трудоустройства, взаимодействия с законопослушными людьми и представителями органов власти.

Всё это только способствует рецидивной преступности.

При создании статьи использовались материалы, размещенные на сайте: https://www.koob.ru/.

Подписывайтесь на канал с научной и учебной информацией.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d6b4467aad43600ad82d4ef/psihologiia-osujdennogo-problemy-adaptacii-osvobojdennyh-iz-mest-lisheniia-svobody-k-usloviiam-jizni-na-svobode-5d94f2ef3d873600af381e52

В учреждении чрезвычайной безопасности ЕЦ-166/5 в посёлке Аршалы Акмолинской области содержатся 630 осуждённых. Всего четверть из них отбывают наказание за тяжкие преступления, остальные (больше половины) – за особо тяжкие. Среди них убийцы, рецидивисты и педофилы (242 человека приговорены за убийство, 41 – за насилие в отношении несовершеннолетних).

Корреспонденты Informburo.kz посетили колонию чрезвычайной безопасности под Нур-Султаном и рассказывают, как отбывают наказание особо опасные преступники.

Мобильники для осуждённых прятали в заднем колесе авто

На содержание колонии ежегодно выделяется около 600 млн тенге, 195 млн из этой суммы – на питание.

Учреждение чрезвычайной безопасности ЕЦ-166/5 / Фото informburo.kz

40% территории в 4 га находится под видеонаблюдением. 60% сотрудников носят при себе видеорегистраторы: “На видеорегистратор фиксируются все факты нарушений. Утром при выходе на смену сотрудник включает его, а вечером – отключает.

После оперативный состав проводит анализ. Если допущен какой-то конфликт, то по этому видео и аудиозаписи можно узнать, кто виноват”, – рассказал начальник департамента уголовно-исправительной системы Нур-Султана Ернат Акылжанов.

Сбежать отсюда непросто: колония окружена шестиметровым забором, работают датчики движения, по периметру расположены семь смотровых вышек. На входе посетителей и сотрудников досматривают.

Учреждение ЕЦ-166/5 / Фото informburo.kz

В учреждении работают 69 человек. Осуждённых охраняют вооружённые солдаты Национальной гвардии РК. За последние годы злостных нарушений и попыток побега не было. А вот телефоны и наркотики в колонию пытаются пронести постоянно.

С начала года изъяли 40 мобильников. 14 телефонов и 40 граммов марихуаны пытались передать осуждённым в заднем колесе автомобиля, который привезли на ремонт в СТО при учреждении.

Ещё пять сотовых были спрятаны в коробке передач другой машины.

Чтобы всех сотрудников колонии обеспечить видеорегистраторами, необходимо 30-40 млн тенге/ Фото informburo.kz

Свидания по Skype с родными и “Мастер и Маргарита” на досуге

Всех заключённых по прибытии сначала помещают в карантинное отделение. Там их проверяют на коронавирус и другие инфекции. В ожидании результатов заключённые изучают правила пребывания.

Осуждённые ЕЦ-166/5 / Фото informburo.kz

Из-за пандемии коронавируса свидания с родными и близкими временно приостановлены. Те, кто приезжают передать вещи и продукты, могут поговорить с заключёнными по видеосвязи в специально оборудованной комнате.

Телефоны / Фото informburo.kz

Каждому заключённому разрешается пользоваться телефоном для общения с родными не более 15 минут в неделю. Они также могут пользоваться программой Skype, рассказал начальник учреждения ЕЦ-166/5 Ерлан Узакбаев.

Комната для длительных свиданий / Фото informburo.kz

Комната для сна / Фото informburo.kz

В выходные дни и в свободное время осуждённые могут тренироваться на спортплощадке или играть в футбол. Есть и занятия по изучению законодательства.

Спортивная площадка / Фото informburo.kz

В учреждении есть своя библиотека, здесь 5375 книг, 678 из которых – религиозная литература. Больше всего заключённые интересуются классикой, на втором месте по популярности – фантастика, следом – военная литература. По словам библиотекаря, чаще всего тут читают “Мастера и Маргариту” Михаила Булгакова и произведения Абая.

Библиотечный фонд составляет 5375 книг. Религиозной литературы – 678 книг, из них христианской – 52 / Фото informburo.kz

По чтению религиозной литературы ведётся строгий учёт. В учреждении работают теологи, приезжают имам и православный священнослужитель.

“Литература религиозного характера изучается, проходит экспертизу и после уже допускается для чтения. Книги выдаются под контролем теолога. После прочтения заключённые обязательно разговаривают с теологом, который спрашивает мнение о книге”, – рассказал Ернат Акылжанов.

Трёхразовое питание на 758 тенге в день

Столовая / Фото informburo.kz

Столовая рассчитана на 120 человек. Заключённых кормят три раза в день. На суточное питание одного осуждённого выделяют 758 тенге. По словам старшего повара, осуждённого Баимбетова, в одной смене в столовой работают 16 человек. В праздничные дни пекут булочки и лепёшки.

“Если просят добавку – даём, просто они не просят. Этого и так хватает. Иногда даже не доедают. На питание никто не жалуется, все хвалят”, – сказал он.

Повар / Фото informburo.kz

В свободное время осуждённые могут прийти в клуб, учиться играть на музыкальных инструментах, заниматься вокалом.

Музыкальный клуб / Фото informburo.kz

Здесь есть своя медчасть. На диспансерном учёте состоит больше половины – 400 человек. Из них:

  • 52 – с ВИЧ-статусом;
  • 28 – с инвалидностью;
  • 3 – инсулинозависимые.

Как рассказала начальник медицинской части Динара Касымова, у многих хронические заболевания, потому что отбывают долгий срок.

“Это заболевания желудочно-кишечного тракта, гастриты и язвы. Есть больные с психическими расстройствами. Таких 43 человека. Они принимают психотропные препараты под нашим контролем. Есть кабинет стоматолога и комната для приёма анализов”, – рассказала она.

Осуждённый ждал смертной казни, но через полгода выйдет на свободу

“Я не знаю, как пользоваться сотовым телефоном или снимать деньги в банкомате. Но, думаю, привыкну”, – говорит осуждённый Абибулла Оразкулов.

Его приговорили к смертной казни в 1996 году за убийство двух человек. В 1998 году наказание изменили на 25 лет лишения свободы. Абибулла Оразкулов говорит, что в момент совершения преступления не отдавал отчёт своим действиям, а когда осознал, что натворил, было уже поздно.

Он оказался в доме односельчанина, который после посиделки стал вести себя буйно. Хозяйка дома, по его словам, попросила его остаться, чтобы помочь уложить мужа спать.

“В 4 утра я проснулся от шума. Понял, что он пристаёт к хозяйке дома, просит дать ещё выпить. Я попытался его успокоить, но он ударил меня, и я упал. Помню, что схватил что-то, чтобы дать ему отпор. Дальше уже не контролировал ничего.

Позже пришёл в себя и увидел, что у меня в руках топор. Тот мужчина уже лежал мёртвым. Видно было, что потасовка была сильная. В коридоре лежала хозяйка дома. Она была ещё жива, когда я подошёл к ней и приподнял её голову.

Она пыталась что-то сказать, но потом умерла от потери крови”, – рассказал он.

Абибулла Оразкулов/ Фото informburo.kz

Абибулле Оразкулову сейчас 46 лет. За совершённое преступление он сидит уже 24,5 года. Скоро он должен выйти на свободу, где его ждёт жена, с которой он познакомился в 2007 году через друзей. Сначала они писали друг другу письма, потом стали видеться на свиданиях в учреждении и в итоге официально зарегистрировали свои отношения.

За решёткой Абибулла Оразкулов получил специальности газоэлектросварщика и токаря-фрезеровщика. О современном Казахстане и другом мире за пределами колонии он знает только из новостей по телевизору и из разговоров с другими людьми.

“Я не умею пользоваться банкоматом. Никогда не видел его. Но, думаю, смогу научиться. Примерное представление имею, что творится и какая жизнь там, на воле. Сотрудники учреждения рассказывают, мы у них расспрашиваем. На свидание приезжает жена. Она тоже рассказывает. Понемногу готовлюсь адаптироваться к современной жизни”, – говорит он.

В учреждении пятеро осуждённых отбывают срок более 20 лет, как Абибулла Оразкулов.

“Самое главное – адаптироваться к жизни на свободе. Столько лет проведя за решёткой, он не знает, как покупается хлеб. Он сел, когда были ларьки, а не магазины. Всё это мы рассказываем. Но у многих даже нет родственников, к которым можно пойти после освобождения. Это стрессовая ситуация”, – говорит психолог тюрьмы Инна Сокаленко.

Другой осуждённый – 28-летний Александр Харитонов за решёткой уже второй раз. Впервые попал в тюрьму за драку со смертельным исходом, а потом его приговорили к 20 годам лишения свободы за покушение на убийство.

Александру Харитонов / Фото informburo.kz

Харитонов говорит, что встал на путь исправления. Сейчас он работает в учреждении и получает зарплату в 42 тысячи тенге. Он уже погасил исковые требования потерпевшей стороны и теперь копит деньги, иногда отправляет немного родителям.

“Смирился с заключением. Работаю. Спортивные, культурно-массовые мероприятия посещаю, когда проводят. По закону на УДО через девять лет могу подать, если нарушений не будет, меня выпустят. Пытаюсь как-то деньги копить, чтобы не пришлось воровать после освобождения. Хочу семью создать и жить спокойно”, – говорит он.

Александр на условия в колонии не жалуется.

“Кормят здесь нас три раза в день. На продукты питания особо не тратишься. Есть такие осуждённые, которые и на воле так не питались. А в Костанайской области один заключённый до освобождения больше миллиона тенге накопил”, – рассказал собеседник.

Зарплаты от 12 до 100 тысяч

В учреждении ЕЦ-166/5 срок отбывают 500 трудоспособных человек, работают 300 из них. 200 трудоустроены в РГП “Енбек” Комитета уголовно-исполнительной системы, около 60 – на хозяйственной обслуге, а остальные работают на восьми предприятиях, открытых совместно с предпринимателями.

Производственная зона учреждения / Фото informburo.kz

Зарплата у работающих осуждённых – от 12 до 100 тысяч тенге. Сферы занятости разные: они пекут хлеб, занимаются металлообработкой, изготавливают водопроводные кольца, бордюры.

“С начала года в учреждении произвели продукцию на 112 млн тенге. До конца года ещё на 30 млн предполагаем выпустить”, – отметил начальник производства филиала “Енбек Аршалы” Александр Яцков.

Пекарня / Фото informburo.kz

Цех по изготовлению мешкотары / Фото informburo.kz

Цех по производству товаров народного потребления / Фото informburo.kz

Цех по производству товаров народного потребления / Фото informburo.kz

Осуждённый Алексей Семакин работает в цехе, где собирают мебель для школ, детских садов.

“Я сам на свободе мебелью занимался, а пацаны здесь всему научились. Больше года работаем в этом цехе. По зарплате всё устраивает, оплата сдельная. На зарплату кормим семью. В основном все в цехе работают на семью, переводят. У некоторых есть иски, по которым нужно платить”, – сказал он.

Мебельный цех / Фото informburo.kz

В учреждение есть швейное производство, где в основном шьют форму для сотрудников МВД. Цех также обеспечивает учреждение постельными принадлежностями, а сейчас выполняет заказ для департамента полиции Костанайской области на изготовление 250 комплектов утеплённого камуфляжа.

Швейный цех / Фото informburo.kz

“Весной здесь сшили 80 тысяч защитных масок, около 900 защитных комбинезонов для КУИС, департамента полиции. Работают в цехе девять человек”, – сообщил начальник северного участка учреждения ЕЦ-166/5 Тимур Нугурбеков.

Цех пластиковых окон / Фото informburo.kz

Часть денег, которая остаётся после погашения исков и переводов родственникам, осуждённые оставляют себе для покупки сигарет и других вещей в магазине учреждения. Цены тут такие же, как и в городских магазинах. Чаще всего берут сало, чай, сигареты, колбасу, сладкое.

Магазин в учреждении / Фото informburo.kz

Всего в стране сейчас отбывают наказание около 30 тысяч заключённых, 93% из них – за особо тяжкие преступления.

Источник: https://informburo.kz/stati/zhdal-kazni-no-vyydu-na-svobodu-cherez-polgoda-istorii-iz-kolonii-dlya-osobo-opasnyh-prestupnikov.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.