Осудили за превышение самообороны

О

Осудили за превышение самообороны

Среди наших сограждан весьма популярно мнение о том, что активная самооборона с причинением смерти, либо существенного вреда здоровью, нападающего = реальный тюремный срок.

Так ли это? Как ни странно, но в большинстве случаев – НЕТ. Огромное количество таких дел, даже не доходят до суда. А те, что доходят… случайности не случайны.

Я бы выделил три основные причины попадания самооборонных и условно самооборонных дел в суды:

1. Эти дела НЕ являются делами по самообороне. Они изначально квалифицируются по ст.: 105, 111, 112 УК РФ. Это случаи банальной бытовухи с мордобоем или поножовщиной.

И если сам факт причинения вреда потерпевшему подсудимым не подлежит сомнению, то одной из немногих разумных линий защиты становиться… барабанная дробь…

версия самообороны, о которой адвокат будет рассказывать в суде… и в принципе на каждом углу.

2. Реальное “превышение пределов”.

3. Стресс и длинный язык обороняющегося при общении с сотрудниками полиции.

Думаю, что первую причину разбирать не имеет смысла.

Две другие требуют особого внимания, т.к. именно по этим причинам может оказаться на скамье подсудимых обычный человек, ранее не замеченный в криминале и ведущий вполне добропорядочный образ жизни.

К сожалению, большинство сограждан не понимают где находятся те самые границы, за которыми начинается превышение пределов необходимой самообороны. В этом смысле показательно дело Виктора Гончара, которое активно обсуждалось в СМИ.

Виктор вытолкал из своей квартиры пьяного мужчину, после чего нанес ему несколько ударов в область печени, которые впоследствии оказались смертельными. Так вот, если бы удары были нанесены в квартире в момент борьбы, то действия Викторы были бы полностью законными и обоснованными.

Но после того, как нападавший оказался за пределами квартиры – реальная угроза перестала существовать. Следовало просто закрыть дверь на все замки и вызвать полицию. По этой причине Виктор был осужден даже не по 108 ст.

УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) а по 109 ст. УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Данная логика применима абсолютно ко всем ситуациям самообороны. Если преступник прекращает нападение, то вы НЕ имеете права его добивать.

Второй немаловажный фактор – это реальность угрозы. То есть, если нападающий вас просто толкнул, вы обязаны действовать относительно гуманными методами, т.к. только при защите от такого посягательства (не сопряженного с насилием, опасным для жизни и здоровья) пределы необходимой обороны просто ЕСТЬ.

Если посягательство сопряжено с угрозой жизни и здоровью, то НЕТ пределов необходимой самообороны ДО МОМЕНТА УСТРАНЕНИЯ УГРОЗЫ.

Что является посягательством, сопряженным с угрозой жизни и здоровья? Например, попытка акцентированного удара. Например, явная угроза оружием или предметом, который очевидно может быть использован в качестве оружия (хозяйственно-бытовой нож, кусок трубы, бейсбольная бита).

О “посадках” за самооборону (ликбез по 37 ст. УК РФ).

Теперь перейдем к 3 причине “выпадения … разного на вентилятор”, а именно к стрессу и длинному языку. Угроза устранена. Вы отбились от злодеев и убежали… или остались стоять над изнывающим от ран преступником или его хладным трупом. Что дальше? Дальше следует звонить знакомому адвокату по уголовным делам…

если такого нет, то знакомому юристу… если и такого нет, то ближайшему родственнику, который быстро сможет найти кого-то из первых двух, попутно направляясь в вашу сторону на первой космической скорости.

Потом вы вызываете полицию, но НЕ общаетесь с полицейскими один на один по существу дела, даже если вы на 300% уверены в своей правоте, а у полицейского глаза очень добрые и на вид он классный мужик… или симпатичная девушка.

Вы ГАРАНТИРОВАННО будете в состоянии очень жесткого стресса и скорее всего не будете обладать достаточной юридической квалификацией, чтобы грамотно описать ситуацию… вероятно, вы даже дадите такие красноречивые пояснения, что сложно будет не возбудить в отношении вас уголовное дело. 37 ст.

УК РФ, хоть и достаточно дружелюбна к гражданину (вопреки расхожему мнению), но дьявол всегда в деталях. Например, “+ в вашу карму” может стать повторяемое как мантра утверждение о неожиданности нападения, т.к.

: “не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения”. А вот “- в карму” станут рассуждения о том, что кроме активной самообороны были другие варианты. 37 ст.

УК РФ конечно говорит нам о том, что: ” положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти”… но, если у вас были варианты а вы предпочли наносить травмы человеку, значит не исключается возможность того, что в мыслях у вас была не самооборона а лютая ненависть к этому человеку от которой вы кушать не можете… что подводит нас к нехорошим статьям об умышленном причинении вреда здоровью, а то и к умышленному убийству.

Что в итоге?

1. Необходимо оценивать реальность угрозы. НЕ бить первым, но при этом подготовить себе возможность быстрого разрыва дистанции в случае нападения.

2. Прекратить активные действия в момент окончания нападения. НЕ добивать.

3. Первый звонок после самообороны следует сделать юристу (за исключением случаев, когда вам или нападающему нужна экстренная медицинская помощь (тогда 2 звонок юристу, а 3 в полицию)). НЕ общаться с сотрудниками полиции один на один.

4. Лучшее средство самообороны с правовой точки зрения – перцовый баллончик, второе место занимают навыки рукопашного боя, на третьем оружие ограниченного поражения (травматические пистолеты) … и в САМОМ конце списка – ножи. Но думаю, что это уже тема для последующих статей.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/esquire_k/o-posadkah-za-samooboronu-likbez-po-37-st-uk-rf-5d7a59f679c26e00ae521442

Громкие случаи применения самообороны, повлекшие гибель нападавших

Осудили за превышение самообороны

Как вы оцениваете действия жителя Тульской области, который убил напавших на его семью грабителей? >>

21 ноября 2011 года попытка вооруженного нападения была совершена на квартиру в Москве, в которой проживали вдова и сыновья музыканта Андрея Гирныка.

Инцидент произошел в доме 74 по проезду Черепановых около 11.20 мск. Грабитель позвонил в дверь, вошел в квартиру и выстрелил во впустившего его мужчину из травматического пистолета. На шум из квартиры выбежал брат потерпевшего, который несколько раз ударил налетчика. В результате мужчина скончался.

Было установлено, что трое проживающих в квартире превысили пределы необходимой обороны и нанесли нападавшему множественные удары по голове и телу.

По данному факту возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 108 УК России (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

Максимальное наказание по данной статье – два года лишения свободы.

Все члены семьи Гирнык были госпитализированы с различными ранениями и травмами.

В конце января 2010 года в Нижнем Тагиле многодетная мать застрелила из охотничьего ружья “Байкал” налетчика. Перестрелка произошла в квартире дома на улице Черноморская. 25-летний Леонид Б.

несколько раз выстрелил из травматического пистолета “Оса” в 31-летнюю хозяйку квартиры Оксану Нестерову. Как сообщил руководитель пресс-службы ГУВД Свердловской области Валерий Горелых, накануне у Леонида и его приятеля неизвестная женщина украла сотовые телефоны.

Мужчинам кто-то подсказал, что Оксана может ее знать. Пьяные подозреваемые ворвались к ней домой. Мужа Оксаны в этот момент дома не было. В соседней комнате спали дочери, там же находилась ее сестра Светлана. Услышав шум и стрельбу в прихожей, Светлана достала из сейфа ружье и выбежала в коридор.

Раненая Оксана выхватила у сестры оружие и, не глядя, выстрелила в нападавших. Леонид был смертельно ранен в грудь.

Проведенная доследственная проверка признала действия женщины законной самообороной.

В 2007 году Оксана Нестерова уже застрелила двух грабителей. Тогда в квартиру к Оксане ворвались два наркомана и стали избивать ее мужа, требуя деньги.

Женщина взяла ружье и выстрелила в преступников. Расследование показало, что Нестерова действовала в рамках законной самообороны, и никакого наказания не последовало.

В сентябре 2007 года в Новосибирске произошел конфликт между посетителями ночного клуба “Атмосфера” и сотрудником частного охранного предприятия Алексеем Киселевым, который, обороняясь, начал стрелять из табельного пистолета. В результате инцидента погибли два человека, один был ранен. Было возбуждено уголовное дело.

23 июня 2009 года Октябрьский районный суд Новосибирска приговорил Алексея Киселева к полутора годам лишения свободы условно. Суд признал, что посетители напали на Киселева.

Охранник был признан в убийстве, совершенном при превышении пределов допустимой самообороны (часть 1 статьи 108 Уголовного Кодекса РФ) и в причинении смерти по неосторожности (часть 1 статьи 109 УК РФ).

Максимальное наказание, предусмотренное данными статьями, – до двух лет лишения свободы.

В 2003 году жительница Москвы Александра Иванникова остановила частный автомобиль, за рулем которого находился Сергей Багдасарян, который попытался изнасиловать пассажирку. Обвиняемая оказала ему сопротивление и ударила его ножом в ногу, в результате чего случайно попала в бедренную артерию. Водитель погиб от потери крови.

Действия Иванниковой следствие квалифицировало как умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (статья 111 Уголовного кодекса РФ). В ходе расследования прокуратура переквалифицировала действия обвиняемой на статью 107 УК РФ – убийство, совершенное в состоянии аффекта.

2 июня 2005 года Люблинский суд столицы признал Иванникову виновной по части 1 статьи 107 Уголовного кодекса РФ (убийство, совершенное в состоянии аффекта в результате насилия и аморального поведения потерпевшего). Кроме того, суд в полном объеме удовлетворил гражданские иски, заявленные отцом погибшего.

Иванникова была приговорена к двум годам лишения свободы условно. Кроме того, суд постановил взыскать в полном объеме с Иванниковой в качестве материальной компенсации в пользу потерпевшего 156 тысяч 196 рублей и в качестве моральной компенсации – 50 тысяч рублей.

В ходе слушаний Иванникова настаивала, что действовала в пределах необходимой обороны, однако суд счел ее доводы “надуманными, сказанными с целью избежать наказания”.

Впоследствии адвокаты и представитель прокуратуры обжаловали обвинительный приговор. Они настаивали на прекращении уголовного преследования Иванниковой в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

4 июля 2005 года Мосгорсуд отменил обвинительный приговор по делу Александры Иванниковой и отправил дело на новое рассмотрение.

В ходе повторного рассмотрения дела в Люблинском суде столицы прокурор отказался от обвинения и просил прекратить дело, поскольку, по его мнению, Иванникова находилась в состоянии необходимой обороны.

25 ноября 2005 года Люблинский суд прекратил уголовное преследование москвички Александры Иванниковой. 

В ночь на 14 января 2002 года Сагид Муртазалиев, чемпион мира и Олимпийских игр по вольной борьбе, отдыхая в московской гостинице “Орленок”, поссорился с двумя чеченцами Мовлади Бихоевым и Резваном Магомадовым. Один из них ударил спортсмена ножом. Тяжелораненый борец выхватил пистолет Макарова и застрелил нападавших.

Уголовное дело против Сагида Муртазалиева было прекращено: его действия признали самообороной. Не стали привлекать борца и за хранение оружия, поскольку выяснилось, что пистолет ему, как ополченцу, выдали в Кировском РОВД Махачкалы в 1999 году, после нападения на Дагестан боевиков.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Источник: https://ria.ru/20120409/621666667.html

114 статья УК РФ: превышение самозащиты и судебная практика

Осудили за превышение самообороны

Любой человек вправе защитить себя, обороняясь от нападений злоумышленников. И такие права ему даёт 114 статья УК РФ, размещённая в Главе №16 законодательного положения.

Защищать можно не только свою жизнь, но также и имущество, близких родных, собственные права и свободы.

Главное во всем этом не превышать порог гражданской ответственности – не убить и не покалечить своего противника.

Если допустить превышение самообороны, статья предполагает ответственность в виде ограничения свободы или обременение принудительными работами. Достаточно нападающего или агрессора просто нейтрализовать, чтобы оказать приемлемое по закону сопротивление. Еще есть наказание за превышение самообороны в виде лишения свободы на определенный срок.

Допустимой самообороной, озвученной в ст. 114 УК РФ, считаются предпринятые действия на защиту собственной жизни, персоны, либо своего имущества, прав, своих членов семьи, не повлекшие за собой тяжкие последствия в виде сильнейших телесных повреждений.

Умышленное убиение посягателя на жизнь классифицируется уже как преступление по уголовному праву.

Неумышленное – по административному, либо гражданскому, в зависимости от складывающихся обстоятельств.

Идеальное представление Уголовного Кодекса понятий о том, в чем же состоит норма – это защита себя, равноценная угрозе в такой же степени, исходящей от другого лица. Для лучшего представления, как определять такое в состоянии аффекта, либо во время возникших рисков, можно рассмотреть один пример.

К возвращавшейся с работы молодой женщине подступил грабитель с требованием отдать деньги. При этом он приставил нож к её горлу. Гражданка владела навыками вольной борьбы.

Применив их, она выбивает нож из рук злоумышленника и успевает схватить нож в свою руку. В данном случае действие не считается, как совершенное при превышении мер обороны.

Здесь регистрироваться её поступок будет как равноценный угрозе.

При обстоятельствах уже случившегося нападения на жертву и ранения пострадавшего, последний вправе оказать сопротивление посягателю и по мере своих сил защититься. Здесь уровень агрессивности его действий будут выясняться по характеру последствий, был ли причинен тяжкий вред.

Превышение пределов необходимой обороны

О самом превышении пределов необходимой обороны статья УК РФ не говорит, но описывает только величину наказаний. За это отвечает ч.1 ст. 114 УК РФ, в которой говорится, что наказанием будет назначение:

  • на 1 год (или менее) исправительных, либо принудительных работ;
  • на 12 (или меньше) месяцев ограничения свободы;
  • на такой же срок – лишения свободы.

Рассмотрим один пример, когда возможно присуждение уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны.

В процессе семейных стычек муж набрасывается с кулаками на жену. Она успевает его ударить по голове чугунной сковородой, уже взрослые дети были этому свидетелями. Мужчина в итоге получил тяжелые травмы, диагностируемые сотрясением мозга, которое пришлось лечить в течение полугода. Суд признал степень тяжести повреждений, как тяжелые.

В случае превышения самообороны, повлекшей смерть, статья УК РФ не оглашает подобных рецидивов. А тем более, несения за это какой-то ответственности. То, что было сделано в целях самозащиты – всегда служит смягчающим обстоятельством.

Здесь главное понять, насколько умышленным было нанесение повреждений, которые привели впоследствии к летальному исходу. Рассматривать такую ситуацию, повлекшую смерть, судебная инстанция будет в рамках двух статей – 114 и 108 УК РФ.

Превышение мер необходимых для задержания преступника

В моменты задержания лица, совершившего преступление, уголовный правовой норматив представляет меры ответственности, если право на жизнь и телесную целостность задерживаемого были нарушены.

Такими мерами являются следующие наказания:

  • лишение, либо ограничение свобод на период до 2-х лет;
  • назначение исправительных, либо принудительных работ на период до 2-х лет.

Что касается сроков несения ответственности, то закон как раз говорит о том, что он может быть любым, по усмотрению суда. Но максимальный его предел при преувеличении мер необходимых для задержания лица не должен быть более двухлетнего диапазона времени. Это же касается и случаев при совершении оборонительных действий, их чрезмерности – срок не более 1 года.

Когда случается умышленное причинение легкого вреда, то уголовной ответственности здесь нет из-за незначительных повреждений, причиненных преступнику при его задержании.

Но если умышленность будет доказана, а последствия тяжкими – тогда уголовная ответственность котируется по ст. 114.

Судебная практика по статье 114 УК РФ

В судебных инстанциях Российской Федерации статья 114 УК РФ всегда рассматривается как основная для определения объема наказания тем лицам, которые оборонялись, либо пытались задержать преступника, но не рассчитали своих сил и причинили ему физические страдания. Но и не только это важно при расследовании дела. Судья может понять из слов очевидцев, либо иных доказательств, что потерпевшая сторона умышленно превысила свою свободу защищаться.

Варианты развития событий судебных разбирательств:

  1. Нападавший просил остановиться защищающегося, но не был услышан. В итоге после его убийства, потерпевший будет ограничен в свободе сроком до 2-х лет.
  2. Самообороной не считается случай, когда предполагаемая жертва спровоцировала нападение.
  3. В момент прецедента, пока в руках и преступника есть оружие, жертве можно обороняться всеми доступными ей способами.
  4. После того, как злоумышленник обезврежен, все дальнейшие действия будут восприниматься судом как превышающие права на защиту.
  5. Как только преступник сам отступил, не стал более домогаться жертвы или его имущества, никаких физических воздействий на него уже применять нельзя.

Когда произошло убиение уже задержанного и обезвреженного преступника, то это будет расцениваться как рецидив с тяжкой степенью вины или убийство по мотивам мести.

В данном случае предусмотрено лишение свободы на период от полугода до 15 лет (ст.105 УК РФ).

Источник: https://ugolovnoe-pravo.com/prestupleniya/114-statya-uk-rf-prevyshenie-samooborony-i-prichinenie-vreda-zdorovyu

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Осудили за превышение самообороны

Невский суд 2 декабря приговорил к 8 месяцам колонии-поселения Павла Тимофеева. На него шли с ножом – он ответил палкой. Нападающий умер. Павлу повезло: обвинение просило для него десять лет лишения свободы. История, в которую он попал, может случиться с каждым, кто попытается защитить себя и близких в случае нападения.

Два дня рождения и одна смерть

Павлу Тимофееву 22 года. Совершенно обычный молодой человек, с далекими от криминала интересами и самой заурядной биографией, больше года просидел в следственном изоляторе потому, что на него напали с ножом и он защищался.В ночь с 18 на 19 октября прошлого года Павел отмечал день рождения друга вместе с девушкой товарища и ее сестрой.

Около пяти утра компания поехала в клуб «Каприз», что в Невском районе. На входе в клуб какой-то молодой человек (позже выяснится – Андрей Зверев) вдруг обхватил одну из сестер сзади весьма неприличным жестом. Именинник сделал замечание, в ответ на которое незнакомец ударил его по лицу. Охрана клуба выгнала парней разбираться на улицу. Но Зверев оказался не один.

В ту ночь он тоже отмечал с друзьями день рождения некой Тахмины Гусейновой. Зверев забежал в клуб, где отдыхала компания, и выбежал на улицу с подмогой – братом именинницы Самидом Фатуллаевым (24-летний Самид около месяца назад приехал к двоюродной сестре в гости из Баку и присматривался к питерскому рынку труда). Павел с приятелем от них убежали.

Но по дороге встретили своего друга, Станислава Воронкова, на машине и обратились к нему за помощью: надо забрать девушек, которые остались у клуба (перепуганные сестры тем временем прятались за домом).На крыльце «Каприза» их встретила та самая интернациональная компания, которая собиралась уходить из клуба.

Друг Павла пошел за прятавшимися девушками, Станислав Воронков закрывал машину, а сам Тимофеев просто стоял напротив толпы и слушал обидные выкрики в свой адрес. Потом Фатуллаев вдруг двинулся на него с ножом. Павел поднял палку, валявшуюся под ногами.

Воронков, услышав крик Павла, выстрелил из своего травматического пистолета сначала в воздух, а затем и в сторону толпы, но Фатуллаев продолжал идти на Тимофеева. К слову, после выстрелов некоторые парни из компании, в том числе и Зверев, предпочли убежать. Самид махнул ножом, порезав противнику только куртку. В ответ получил палкой по голове и упал.

Тимофеев продолжал его бить до тех пор, пока друг не отобрал у него палку. Забрав сестер, молодые люди сели в машину и уехали. В 5:59 утра приехала «скорая помощь» – 24-летний Самид Фатуллаев лежал на газоне мертвым. Как подтвердит экспертиза, смерть наступила от закрытой черепно-мозговой травмы.

Явились с повинной

Как рассказала адвокат Тимофеева и Воронкова Инесса Фролова, парни несколько дней не знали, что Фатуллаев умер. Павел отлеживался дома после драки, а Станислав уехал за город отмечать свой день рождения. 23 октября, узнав, что их ищут, молодые люди сами пришли с повинной. С Воронкова были сняты все обвинения. А Павла Тимофеева ждал суд.

Прокуратура не посчитала его действия самообороной, квалифицировав как «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть» (статья 111, часть 4 Уголовного кодекса). И в подтверждение этой версии нашлись свидетели.

Тахмина, двоюродная сестра убитого, говорила на суде, что Самид «спокойно» стоял на крыльце, никакого ножа при себе не имел, а Тимофеев сам ринулся на него и «стал размахивать битой». Также она сказала, что Воронков прыгал на голове брата (экспертиза этого не подтвердила).

Зверев, с которого и началась эта смертельная разборка, и вовсе заявил суду, что был так пьян, что ничего не помнит, а потом и вовсе убежал и ничего не видел.

Судья Невского суда Игорь Соханенко внял показаниям других, не заинтересованных в исходе дел, очевидцев и пришел к выводу, что Павел бил, конечно, умышленно, но, защищаясь от посягательств, превысил пределы необходимой обороны.

Тем самым судья оценил его действия по другой статье УК – 114 («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны»), по которой предусмотрено не такое суровое наказание, как по 111-й. И назначил 8 месяцев колонии-поселения. Но так как молодой человек уже больше года во время следствия провел в изоляторе, ему зачли этот срок и сразу после оглашения приговора освободили в зале суда.

Прокуратура советует убегать?

Впрочем, для Тимофеева еще не все закончилось. Ведь у сестры убитого есть право обжаловать приговор. Остались также и другие вопросы.

Например, как должен поступить человек в подобной ситуации, чтобы избежать следственных изоляторов и угрозы сесть на несколько лет, а заодно еще и не пострадать от рук нападающих?В приговоре судья написал, что «нападение не было неожиданным», и Павел «должен был объективно оценить опасность нападения».

А он, дескать, вместо этого взял в руки палку и продолжил сближаться с человеком, в руках которого нож.- Как-то разговаривала с одним из гособвинителей. Спрашиваю: «Что мне посоветовать молодым людям – как действовать в такой ситуации в будущем?» – рассказала «ТС» Инесса Фролова. – И он мне прямо сказал: лучше бежать.

То есть, человек вынужден бросить своих девушек, друзей и спасаться бегством, потому что должен думать о последствиях своей защиты, а не о чести или жизни близких. По моему мнению, если бы закон не карал за «превышение необходимой обороны», то всякий преступник знал бы, что он всегда получит отпор.

Сейчас же мы живем в стране, где еще надо доказать, что на тебя напали и что ты не первым начал.- Иногда потрясает непонимание органами того факта, что своими трактовками подобных инцидентов они рубят сук, на котором сидят, – поделился президент Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский. – Люди должны быть свободными в решении защищать себя.

Ведь не они выбрали преступление, а несчастье само к ним пришло. Если сограждане будут бояться оказать сопротивление негодяям, то жертв будет больше, а преступники, зная об этой слабости жертвы, станут еще разнузданней.Эвелина Барсегян Полностью материал читайте в газете «Ваш тайный советник» от 7 декабря 2009 года.

Как защищаться, чтобы не сесть

За самооборону в России ответственность не предусмотрена, а за ее превышение можно получить реальный срок. Как же защищаться, чтобы потом за это «ничего не было»?

Не добивайте. В случае, если преступник причинил вред гражданину, например, ограбил и начал убегать, то преследовать его не рекомендуется.

«Не важно, сколько прошло времени после нападения – 5 секунд, 5 минут или 5 дней. Если преступление уже свершилось, то есть, нападение закончилось, – бежать за злодеем-грабителем и мстить ему не стоит, если вы не хотите потом оказаться за решеткой, – поясняет Юрий Новолодский.

– Был случай, когда насильник связал женщину и изнасиловал, а когда развязал веревки, она проломила ему голову арматурой. Женщина оказалась за решеткой».

Правильно выбирайте оружие. Если вас бьют голыми руками, то не хватайтесь за пистолет или биту. Защищаться нужно «соразмерным оружием». Если у злодея нож – доставайте свой. Иначе опять превысите «допустимые пределы». Хотя в каждом деле важны детали. К примеру, если хрупкая девушка будет защищаться от здорового бугая ножом или пистолетом, ей это, скорее всего, зачтется.

Защищайте только ценное. Защищать по российским законам можно только значимые блага – здоровье, жизнь. Честь близкого к подобным ценностям не относится. Так что, если в ресторане обидят девушку, для ее парня это еще не повод убивать обидчика.

Заранее думайте о доказательствах. Перед тем, как начать защищаться, юристы советуют прикинуть, как потом можно будет доказать наличие опасности для вашей жизни. Довод, что вы испугались, не пройдет. Реальная угроза – это, например, направленный на вас пистолет, нож, словесные высказывания (на этот случай под рукой должны оказаться свидетели).

Ной Баумбах биография

Источник: https://newsland.com/user/4296648056/content/pitertsa-posadili-za-samooboronu-ot-khuligana-s-nozhom/3995621

Превышение пределов необходимой самообороны. Дело Костенкова – Темафон – медиаплатформа МирТесен

Осудили за превышение самообороны

Были проведены обыски и в квартире на улице Ленина, где он зарегистрирован, и в квартире на Коммунистической улице, где он живет с супругой, и в личных машинах. Примечательно, что пистолет так и не изъяли, хотя он все это время лежал в сейфе в квартире на улице Ленина.

Самого Евгения прямо с обыска увезли в больницу с диагнозом «предынсультное состояние» — там он под охраной пролежал несколько дней. Там же, на больничной койке, Костенков написал «явку с повинной», в которой изложил все обстоятельства произошедшего, а также выдал пистолет — его привезла жена, забрав из сейфа. Позже свои показания он повторит и на следствии, и на суде.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Евгения Костенкова

Моя мама — инвалид второй группы, которая нуждается в уходе. Вечером 10 апреля она позвонила мне и попросила к ней прийти, так как плохо себя чувствовала. Она живет в доме №2 на Красном Проспекте. У мамы я пробыл почти до двух часов ночи, после чего пошел домой пешком — мне надо было прогуляться.

Когда я проходил мимо бара «Амстердам», оттуда вышел ранее не известный мне мужчина без верхней одежды, который находился в состоянии сильного опьянения. Он сразу потребовал у меня пять тысяч рублей, а затем стал провоцировать конфликт, схватил меня за куртку и стал душить, а затем мы упали.

В какой-то момент я почувствовал, что от удушения теряю сознание, и, опасаясь за свою жизнь и здоровье, из имеющегося при себе личного травматического пистолета произвел несколько выстрелов. Однако на лежащего мужчину это никакого впечатления не произвело, он продолжал удерживать меня и вести себя агрессивно.

Я решил, что пистолет не исправен. Затем мужчина отпустил меня — и я убежал. Я прибежал к себе домой, на улицу Ленина, где привел себя в порядок, убрал оружие в сейф, после чего вернулся к бару «Амстердам» — но не обнаружил там ни следов крови, ни раненого мужчину.

После этого я отправился домой по месту фактического проживания.

Собственно, картина была ясна с первой минуты: видео четко фиксировало и процесс конфликта, и его обстоятельства. При задержании Костенкова на его шее зафиксировали гематому — след от удушения. Оружие у него хранилось законно, применялось оно для защиты, к тому же сам Грибов признавал, что был неадекватен.

На этом этапе следствие можно было бы и прекратить — даже оперативникам было ясно, что применение оружия правомочно. Или, по крайней мере, переквалифицировать действия стрелка на другую, менее тяжкую статью — например, превышение мер самообороны. Но расследование продолжилось именно по тяжкой 111 статье УК РФ, а с Костенкова взяли подписку о невыезде.

Три года за самооборону

происшествия не оставляло сомнений — Евгений Костенков действительно защищался.

К тому же все свидетели, да и сам потерпевший, на всех этапах следствия говорили одно и тоже: Грибов вел себя неадекватно, задирался и провоцировал конфликт.

Единственное отличие было в пяти тысячах рублей: Костенков упорно говорил, что нападавший требовал у него деньги, а Грибов столь же упорно это отрицал, хотя, по его же словам, обстоятельства дела не помнил.

На всех этапах следователь нам говорил: я все понимаю, но и вы поймите меня — здесь [в деле Костенкова] формально есть признаки тяжкого преступления. А потому я не могу прекратить дело — все равно прокурор отменит. Но в суде (тем более, у вас хороший адвокат) дело переквалифицируют. Другого пути не

В итоге в апреле 2019 Евгению Костенкову предъявили обвинение в окончательной редакции: по версии следствия, он причинил тяжкий вред здоровью Грибова, а затем скрылся с места происшествия без каких-либо оснований. В суд дело поступило в мае 2019 года. Старший помощник прокурора Центрального района Новосибирска Евгений Громов полностью поддержал обвинение.

На процессе судья не стала переквалифицировать действия обвиняемого, отказала ему в проведении ситуационной экспертизы и практически открытым текстом обвинила адвокатов в подкупе потерпевшего. По версии суда (отличающейся от версии следствия), Костенков первым применил оружие, выстрелив по ногам Грибова, что и стало причиной падения обоих.

При этом указано, что факт удушения Костенкова (а тем более — помутнение сознания) не доказан, а ссадина на его шее могла появиться в любое время. По мнению судьи, Костенков умышленно нанес повреждения неизвестному мужчине, не имея для этого «обоснованных, явных, видимых и значимых» оснований.

20 января 2020 года Евгений Костенков был осужден на три года лишения свободы и на год ограничения свободы; его взяли под стражу в зале суда. Для семьи осужденного это оказалось шоком.

Из апелляционной жалобы Вадима Лукашевича — защитника Евгения Костенкова

Не соответствует фактическим обстоятельствам дела мнение суда о якобы достоверно установленной последовательности действий Костенкова при применении им травматического оружия.

Так суд в приговоре посчитал, что Костенков сначала выстрелил потерпевшему Грибову в ноги, от чего тот упал на асфальт, а потом Костенков выстрелил в лежащего на асфальте Грибова, который якобы уже не представлял никакой опасности для моего подзащитного. Однако данное утверждение суда противоречит перечисленным доказательствам.

Наоборот, эти доказательства полностью опровергают указанный вывод суда. Так, на видеозаписи достоверно и объективно зафиксировано, что именно потерпевший Грибов, взяв Костенкова за ворот одежды, совершил рывок последнего на себя, вследствие чего они оба упали на асфальт.

То есть причиной падения на асфальт послужили именно целенаправленные и умышленные действия самого потерпевшего, а не, как указал суд, выстрелы в ноги потерпевшему.

На видеозаписи, на которую и ссылается суд при мотивировке своего вывода, категорически отсутствует факт применения Костенковым оружия, вследствие которого Грибов мог якобы упасть на асфальт.

При назначении моему подзащитному наказания в качестве смягчающего обстоятельства суд признал, что послужившее причиной происшедших событий поведение потерпевшего Грибова явилось противоправным и аморальным.

Вместе с тем суд в приговоре указал, что у моего подзащитного Костенкова не было обоснованных, явных, видимых и значимых оснований к применению в отношении потерпевшего травматического оружия с целью защиты от действий последнего. Таким образом суд в приговоре допустил противоречие, поскольку, признавая противоправность и аморальность поведения потерпевшего, суд фактически признал, что именно эти умышленные действия потерпевшего явились поводом, причиной и основанием к применению моим подзащитным травматического оружия для своей защиты.

Кроме того, суд в приговоре не мотивировал, в чем именно заключались противоправность и аморальность поведения потерпевшего Грибова.

Всего защита в апелляции указала на 26 нарушений УПК РФ: в частности, в приговоре не дается правовая оценка показаниям свидетелей, а просто указывается, что суд этим показаниям не доверяет, в мотивировочной части вообще не упоминаются допросы специалистов в судебном заседании, зато оценка им дается.

А главное, в приговоре не указано, почему суд счел действия Костенкова особо опасными и требующими обязательной изоляции от общества. В своем ходатайстве защита осужденного попросила направить его дело на новое рассмотрение, но уже иным составом суда.

«Защита не является преступлением»

Источник: https://temafon.mirtesen.ru/blog/43243733580/Prevyishenie-predelov-neobhodimoy-samooboronyi-Delo-Kostenkova

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.