Особый режим на зоне

Содержание

Чем колония отличается от тюрьмы. Рассказываем о местах лишения свободы в Беларуси

Особый режим на зоне

Каждый четвертый осужденный в Беларуси после суда попадает за решетку. В колониях и тюрьмах сидит более 30 тысяч человек — цифра, сравнимая с населением небольшого райцентра.

В новом выпуске проекта «Если к вам пришли» мы расскажем, чем колония отличается от тюрьмы, по каким правилам живут осужденные и как они поддерживают связь со свободой.

Разобраться нам помог эксперт по вопросам пенитенциарной системы Павел Сапелко.

Решение о наказании принимает суд, формулировка в приговоре может звучать так: «назначить наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима».

Администрация СИЗО получает извещение о вступлении приговора в законную силу, после чего дается десять дней на то, чтобы перевезти человека в исправительное учреждение.

Сначала осужденный попадает в «карантин», где его проверяют и объясняют правила, которым он должен подчиняться, а потом переводят непосредственно в колонию.

В какой именно колонии осужденный будет отбывать наказание, решает Департамент исполнения наказаний МВД — ведомство, которому подчинены все исправительные учреждения (ИУ) в Беларуси: три тюрьмы, 16 исправительных колоний, одна воспитательная колония, три исправительные колонии-поселения, 30 исправительных учреждений открытого типа (т. н. химия), шесть следственных изоляторов (в СИЗО могут отбывать наказание приговоренные к лишению свободы люди, которые заняты в хозяйственном обслуживании изолятора) и восемь лечебно-трудовых профилакториев. Подробнее о каждом виде исправительного учреждения можно узнать по ссылке.

При выборе локации ИУ учитываются интересы и осужденного, и потерпевших. Если убийство было совершено, например, в Шклове, направить преступника туда же не могут. Но по возможности заключенных распределяют ближе к дому, чтобы сохранялась связь с семьей.

Тюрьма — это самое строгое исправительное учреждение. Попасть туда можно двумя путями: сразу по приговору суда (рецидивисты, которые совершают особо тяжкое преступление — например, совершение убийства повторно; осужденные к пожизненному заключению, а также осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным заключением) или за злостное нарушение режима в колонии.

Осужденные в тюрьмах содержатся в запираемых камерах, иногда — в одиночных, площадь на одного человека — от 2 кв. м. Передвигаться свободно вне камер запрещено, даже в столовую заключенных не выводят — они едят в камерах. Длительные свидания запрещены. Прогулка — раз в день, на специальном дворике, под контролем надзирателей, продолжительностью около часа.

У осужденных, которые содержатся в колониях, таких ограничений нет. Помещение, где они отбывают наказание, визуально напоминает казарму или общежитие. Туалет общий, баня — раз в неделю, вода в душе холодная.

Колонии-поселения. В них отбывают наказание осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, — например, виновные в ДТП. А еще осужденные, которые хорошо себя зарекомендовали во время отбывания наказания в исправительной колонии: оставшуюся часть срока им могут позволить находиться в колонии-поселении.

Воспитательная колония. В Беларуси такое исправительное учреждение только одно — в Бобруйске. Тут находятся осужденные, которым на момент постановления приговора не исполнилось 18 лет, — и до 21 года. Потом их переводят во «взрослые» колонии, на общий режим.

Иногда по решению начальника осужденного могут оставить в воспитательной колонии еще на год и каждый год продлевать нахождение — вплоть до окончания срока.

Но руководство ИУ и инспекция по делам несовершеннолетних должны мотивировать такое решение, а прокуратура — с ним согласиться.

Исправительные колонии. Они разделяются на два типа: для тех, кто уже сидел, и для тех, кто впервые приговорен к лишению свободы.

Разделение есть по полу — в Беларуси две женские колонии (в Гомеле для впервые осужденных к лишению свободы, в Речицком районе — для тех, кто уже попадал в колонию). Разделения по возрасту, состоянию здоровья не делают — пенсионеры, люди с инвалидностью могут находиться в любой колонии.

Режим отбывания наказания (общий, усиленный, строгий, особый) отличается разрешенной суммой денег на счету у осужденного, количеством свиданий с родными и количеством посылок и бандеролей. В одной колонии могут отбывать наказание осужденные с разным режимом.

Условия содержания, в том числе питание, одинаковое. Питание (оно может быть обычным и улучшенным) зависит от состояния здоровья (группы инвалидности) и занятости на работе.

Колония особого режима.

В Беларуси есть единственное такое учреждение — в Глубоком — различия не только в количестве передач, свиданий и сумме на счету, здесь отбывают наказание особо опасные рецидивисты, а также те, кому смертная казнь в порядке помилования заменена на пожизненное заключение, и те, кому пожизненное заключение и смертная казнь заменены лишением свободы. Ограничений по переписке нет, независимо от режима и вида ИУ, однако письма проходят цензуру, переписываться с людьми, которые в это же время отбывают наказание, запрещено.

Осужденные должны подчиняться закону и правилам внутреннего распорядка. Им действительно запрещено без разрешения начальства сидеть днем на кровати, постель должна быть застелена по установленному образцу.

Внутренними правилами также запрещено носить бороду и усы, играть в карты и другие азартные игры, вывешивать на стенах фотографии или плакаты, покупать у других заключенных или продавать им свои продукты и вещи, давать и присваивать клички, наносить татуировки, есть в неположенных местах и др.

Некоторые правила соблюдаются строго, на другие начальство иногда закрывает глаза, пример тому — тюремные татуировки, с которыми осужденные выходят на свободу.

Иногда можно отделаться предупреждением, но если нарушения серьезные (вступает в конфликт с начальством или другими заключенными) или системные (несмотря на замечания, продолжает нарушать), осужденного могут отправить в штрафной изолятор или помещение камерного типа — изоляция может продолжаться от нескольких суток до нескольких месяцев.

Заключенного также могут перевести на более строгий режим, в том числе отправить в тюрьму. Или возбудить уголовное дело, тогда к основному сроку могут добавить новый — за злостное неповиновение требованиям администрации (ст. 411 УК, до 2 лет лишения свободы).

Нарушение правил — также повод лишить заключенного права на свидания, передачи, посылки, а в последующем — на условно-досрочное освобождение или замену неотбытого наказания более мягким.

Беларусь называют страной «красных» зон — все вопросы и проблемы заключенных решает и контролирует администрация колонии, наивысший авторитет — у начальства. Ряд заключенных сотрудничает с администрацией, это значит, сообщает оперативникам всю интересующую их информацию, выполняет определенные задачи.

При этом ряд криминальных понятий, например, «низкий статус» осужденных по-прежнему активно используется в белорусских колониях. Статус этот не всегда связан с сексуальной ориентацией, часто используется для умышленного принижения человека.

Например, убирать территорию общего пользования, по закону, должны все осужденные, но на практике туалеты убирают люди с «низким» статусом. Они не могут сидеть рядом с остальными осужденными, являются, по сути, изгоями.

Даже если их переводят в другие колонии, на новом месте всем заранее известно об их «низком статусе», то есть избавиться от него практически невозможно.

Осужденные обязаны работать, это считается одним из обязательных условий исправления. Работают даже подростки в воспитательной колонии (рабочее время с учетом возраста меньше, чем у взрослых, плюс есть возможность совмещать работу с учебой). Не работают в местах лишения свободы только пенсионеры и люди с инвалидностью.

Место работы определяет администрация колонии — в зависимости от наличия рабочих мест, квалификации осужденных. В некоторых колониях есть возможность освоить новую рабочую специальность. Чаще всего осужденные работают на деревообработке, в швейных мастерских. Но такая работа есть не в каждой колонии и не для каждого заключенного.

Осужденных за распространение наркотиков, например, часто заставляют руками чистить медную проволоку.

По закону заключенные обязаны возмещать средства, потраченные на их содержание (коммунальные услуги) и питание.

Поэтому часто выходит, что на руки люди практически ничего не получают, особенно если у них есть задолженность по непогашенным искам или нужно возмещать государству средства, затраченные на воспитание детей (если осужденный лишен родительских прав, а его ребенок находится в интернате). Зарплата сотрудникам исправительного учреждения выплачивается из бюджетных средств.

В свободное время заключенные могут заниматься спортом, читать, играть в шашки и шахматы, смотреть телевизор, учиться — в некоторых колониях организовано дистанционное обучение в университете.

Также заключенные могут ходить на службу в церковь на территории колонии.

Все зависит от «инфраструктуры» исправительного учреждения, часто спортивный инвентарь появляется за счет родственников осужденных, а компьютеры — за счет общественных фондов, которым позволили работать в колониях.

Выйти раньше срока на свободу можно в связи с помилованием президента, а еще по амнистии, которая может сократить срок или освободить полностью. Закон четко определяет, на кого она распространяется. Согласно последней амнистии, на свободу вышли или выйдут около двух тысяч человек, но на этот раз амнистия, к примеру, не распространяется на осужденных за коррупционные преступления.

Есть также условно-досрочное освобождение, которое применяется, если осужденный вел себя примерно и получил положительную характеристику от администрации ИУ, а также отбыл часть срока (в зависимости от тяжести преступления, но не менее шести месяцев). За осужденным устанавливается профилактический надзор — суд может обязать его не менять место жительства, отмечаться в милиции, устроиться на работу, возместить материальный вред потерпевшему, если сумма все еще не погашена, и др.

Часть неотбытого наказания также могут заменить более мягким наказанием. Решение принимается судом индивидуально с учетом личности осужденного.

Если во время отбывания наказания заключенный серьезно заболел, то по закону, он может быть досрочно освобожден или наказание могут заменить на более мягкое. Но на практике добиться этого довольно сложно. Медицинская комиссия должна прийти к выводу, что заключенный по состоянию здоровья не может находиться в колонии. Окончательное решение принимает суд.

Верховный суд не предоставляет статистику, сколько таких осужденных было освобождено. Известны случаи, когда люди, несмотря на тяжелые диагнозы — сахарный диабет, СПИД, туберкулез, онкология — не были освобождены и в результате умерли в заключении. Отметим, что медики, которые работают в исправительных учреждениях, подчиняются ДИН МВД, а не Минздраву.

Источник: https://news.tut.by/society/645069.html

Зона для своих: как устроена жизнь в колониях для бывших сотрудников — Команда 29

Особый режим на зоне

Полицейские, следователи, прокуроры и другие силовики, нарушившие закон, отбывают срок в специальных колониях для бывших сотрудников. Это — довольно закрытые и специфичные сообщества со своими правилами и законами. Специально для К29 Алексей Полихович поговорил с бывшими заключенными и рассказывает, как устроена жизнь в колониях для сотрудников правоохранительных органов.

в соцсетях:

Ильвир Сагитов и Альберт Самигуллин начинали работать в одном отделе милиции Нефтекамска. В 1993 году Альберт Самигуллин устроился участковым, а Ильвир Сагитов проходил стажировку в патрульно-постовой службе. Самигуллин помогал Сагитову составлять протоколы.

В 2003 году Самигуллин уволился из милиции и ушел работать нефтяником вахтовым методом. Сагитов остался — и дослужился до начальника уголовного розыска Нефтекамска. В 2014 они снова встретились.

Сагитов и пять его сотрудников надели на голову Альберта Самигуллина полиэтиленовый пакет, связали ему руки, сели сверху и не давали дышать, заставляя признаться в преступлении — по их версии, Самигуллин ударил ножом охранника продуктового магазина.

Сагитов грозил уже немолодому Самигуллину, что доведет его до инфаркта, отвезет в лес и инсценирует несчастный случай. Тот, испугавшись, подписал явку с повинной — он думал, что начальство Сагитова и суд во всем разберутся.

На суде Самигуллину дали 4 года тюрьмы. По его словам, в день, когда было совершено преступление, он был на вахте за 150 километров от Нефтекамска. Это подтверждали работодатель и биллинг его телефона.

«Система у нас такая, что государство всегда право. Писал во все инстанции, президенту семь раз писал — без толку», — говорит Самигуллин.

Сидеть его отправили в исправительную колонию общего режима № 13 в Нижнем Тагиле, где отбывают срок бывшие сотрудники правоохранительных органов.

К «бывшим» относят сотрудников МВД, Следственного комитета, полиции, прокуратуры, судей и работников судов, а также тех, кто работал в МЧС. Кроме того, бывшими сотрудниками органов считаются и люди, отслужившие срочную службу во внутренних войсках. Эту категорию заключенных называют «бс» или «бсниками».

Бывших сотрудников правоохранительных органов содержат в отдельных исправительных учреждениях — для обеспечения их безопасности. По внутренним правилам ФСИН, «бсники» должны не только отбывать наказание в специальных колониях, но и во время следствия содержаться отдельно от основной массы арестантов, а также отделяться от них при перевозках в автозаках.

В России 15 колоний для бывших сотрудников (по данным Фонда помощи и поддержки бывших сотрудников). Из них 3 — общего режима, 11 — строгого режима и 1 — особого режима. Еще — шесть колоний-поселений, три из которых прикреплены к другим колониям, а три — отдельные.

По данным статистики судебного департамента, за первое полугодие 2019 года к реальным срокам приговорили 1015 бывших судей, прокуроров и работников правоохранительных органов. Но реальное число отправленных в колонии для бывших выше — туда попадают и «срочники» внутренних войск, и сотрудники налоговой службы, и сотрудники МЧС — они в этой статистике не учтены.

В 2018 году «Российская газета» писала, что колонии для бывших силовиков переполнены. «Это какая-то тенденция — идет борьба с коррупцией, идет очищение, и колонии для бывших сотрудников открываем все новые и новые», — говорил бывшй замдиректора ФСИН Валерий Максименко. На запрос «Команды 29» о том, сколько заключенных содержится в колониях для «бывших» сейчас, ФСИН не ответил.

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать интересные тексты каждую субботу

Вячеслав (имя изменено по просьбе героя) семь лет отработал в прокуратуре — расследовал уголовные дела, занимался надзором за следствием и поддерживал обвинение в суде.

В 2011 году, когда начали менять начальство и создавать Следственный комитет, он уволился и решил работать на себя.

Вячеслав переехал в Москву, получил адвокатский статус — а затем стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве.

«Разговаривал со следователями: «Вы же понимаете, что это провокация?» Следователь отвечал: «Да, я понимаю, что это провокация, и ты это докажешь, но лет через семь в ЕСПЧ, а сейчас мы тебя посадим, и ты будешь сидеть».

В СИЗО «Бутырка» Вячеслав попал в камеру для «бывших». На 18 человек было 12 шконок, администрация СИЗО выдавала раскладушки, а во время прокурорских проверок забирала их обратно.

Но поскольку каждый день кто-то уезжал на суд или на следственные действия, в камере всегда оставалось 12 человек — как и требовали правила. «Нас это не беспокоило.

У нас был молчаливый договор с руководством — мы не жалуемся, нас не беспокоят», — говорит Вячеслав.

У многих в камере были хорошие отношения с сотрудниками СИЗО, поэтому не было проблем с мобильными телефонами — несколько раз адвокат приносил телефон в изолятор на встречу с Вячеславом, тот забирал его к себе в камеру.

«Любое решение [сотрудника правоохранительных органов] может повлечь два состава: превышение полномочий или халатность. Шанс присесть есть — только выбирай статью», — рассуждает Вячеслав.

Сергей — бывший начальник следственного отдела — попал в тюрьму сначала по обвинениям в мошенничестве, затем обвинения поменяли на статью о взятке. Он считает, что его уголовное преследование связано с тем, что преступники, с которыми он боролся, сами оказались бывшими сотрудниками правоохранительных органов, сохранившими связи в силовых структурах.

«Психологически было сложно, — рассказывает Сергей. — Я в принципе не понимал, как это [уголовное дело и тюрьма], почему это.

Все переворачивали наоборот: знаю оперативно-розыскную деятельность, по ночам работал — это говорит о том, что я могу противодействовать следствию. Это удивляло, бесило. Судьи писали формулировки, которых даже в законе не было.

Потом понимание пришло, как устроено все — что если меру пресечения избрали, то все уже, вопрос только — как осудят».

В камере Сергей встретил человека, которого когда-то арестовывал его подчиненный. Узнали об этом случайно за игрой в нарды. Никакого негатива не было — по словам Сергея, работая в следствии, он ничего несправедливого в отношении людей не делал и был уверен, что людям, которых он разрабатывал, не за что ему мстить.

Максим (имя изменено по просьбе героя) служил на Северном Кавказе в подразделении ФСБ по борьбе с терроризмом. По его словам, работа была интересная, но когда он стал возражать против незаконных методов ведения следствия, ему сначала предложили уволиться, а затем возбудили уголовное дело. Максиму дали три года реального срока. В 2014 году его отправили в нижнетагильскую колонию.

«Там обычные люди, ничего особенного, — рассказывает Максим. — В основном бедолаги-„ввшники“ бывшие, менты-ппсники — серьезных „бс“ единицы. Оперов много недалеких, которые ехали — бомжа отпинали, потому что могли».

Вячеслав, отбывавший срок там же в 2014–2015 годах, добавляет, что из 2 тысяч заключенных большая часть была «орками» — ограниченными людьми, выезжавшими за пределы своего мира дважды: в армию и на этап в зону. «Сидят такие ребята — ограниченные очень маленьким миром. Если к ним подойти, звук такой, как под линией электропередач, от них так резонирует — и хотелось отойти».

Максим заплатил 100 тысяч рублей за возможность устроиться на хорошую должность. Но сотрудники администрации колонии захотели еще денег. Максим отказался, после чего его избили другие заключенные, работавшие на ФСИН.

Основная масса заключенных отбывала срок по статьям, связанным с наркотиками, были мошенничества, взятки и преступления на сексуальной почве. Осужденных по последним называли «зилками» — от названия машины ЗИЛ-131 и статьи 131 УК РФ об изнасиловании. Они обычно попадали в касту «отделенных».

Попасть в «отделенные» на зоне для бывших можно как из-за статьи обвинения, так и из-за поступков, совершенных уже в заключении. Сокамерник Максима по СИЗО в Нальчике переписывался с женщиной из соседней камеры и коснулся темы орального секса. Женщина сообщила об этом другим заключенным — и мужчину перевели в «отделенные».

В случае с обвинениями в изнасиловании или педофилии смотрят материалы уголовного дела. Если человек признался — будет «отделенным», если нет — в «отделенные» он не попадет.

В отношении «отделенных» действуют те же правила, что и в отношении «опущенных» в обычных зонах — от них нельзя ничего брать, им нельзя жать руку, у них стулья специального цвета, на которые нельзя садиться.

За соблюдением правил в колонии для «бс» следят завхозы. Их выбирают оперативники ФСИН.

Бывший следователь прокуратуры Алексей Федяров, отбывавший наказание в нижнетагильской колонии с 2014 по июнь 2016 года, рассказывает, что завхозами часто становятся бывшие оперативники из силовых структур — они знают агентурную работу и методы вербовки. Кроме того, им привычнее общаться с контингентом — воровские понятия для них более органичны, чем для людей из кабинетов.

Из органов Федяров ушел еще до тюрьмы — убедившись, что руководству важна исключительно статистика. Он стал заместителем директора крупной компании, а в 2013 году против него возбудили уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Как рассказывает Федяров, он был вынужден признать вину, так как понимал, что шансы закрыть дело минимальны.

В тюрьму Алексей попал обеспеченным человеком — это ему и помогло, когда он стал завхозом.

Кроме контроля ситуации в бараке, завхозы обязаны ремонтировать подотчетное им помещение. Часто деньги на это собирают с заключенных — поэтому в Нижнем Тагиле всегда ждали этапы из Москвы. Считалось, что оттуда приезжают богатые люди, которых можно обобрать. Федяров отказался заниматься поборами и делал ремонт за свой счет.

«Большая часть времени [у меня] уходила на разруливание и поиск „крыс“, кто воровал у своих. Людям пойти не к кому, и они идут к тебе», — рассказывает Федяров.

По его словам, жизнь зоны была полна интриг. Заключенный мог пойти к оперативнику ФСИН и настучать на того, кто ему не нравится — это называлось «запустить в космос». За проступок могли посадить в ШИЗО, перевести на строгие условия содержания, лишить должности дневального или завхоза.

Драки при этом были редкостью, потому что за любой удар сразу отправляли в ШИЗО, что ставило крест на УДО. Поэтому люди научились выяснять отношения без рук.

«В начале я напрягался, у меня так адреналин выбрасывался, — рассказывает Федяров, — думал, сейчас мочилово начнется, а потом привык. Два чувака с одной и четыре с другой [стороны] орут друг на друга. Из-за мелочей: ты че не так сел, не так посмотрел, — обычные зоновские приблуды. Люди просто стоят и орут друг на друга. Первый год в колонии человек учится орать, а не бить».

Сергей, отбывавший срок в колонии строгого режима № 3 в Рязанской области, рассказывает, что завхозы часто объединялись в группы и навязывали вновь прибывшим свою защиту в обмен на деньги. «У тебя два решения проблемы: либо заплатить, либо стать уборщиком», — говорит он.

В отличие от Нижнего Тагила, в Рязанской колонии была возможность купить мобильный телефон, но, по словам Сергея, это превращалось в бесконечный цикл по вытягиванию денег с заключенных. «Человек сам себя вталкивает в оборот. Одни сотрудники постоянно пытаются у тебя этот телефон отобрать, другие пытаются тебе его вернуть или купить новый. По семь раз за месяц телефоны покупали».

По словам Алексея Федярова, после освобождения «бывшие» устраиваются работать кто куда: в охрану, юристами, строителями, в такси. Согласно федеральному закону «О службе в органах внутренних дел», сотрудники с судимостью не могут работать по профессии.

Федяров после освобождения стал координатором правозащитного проекта «Русь сидящая», который помогает заключенным. Он написал книгу про свой опыт заключения.

Сергей вышел из тюрьмы в начале 2019 года, отсидев пять лет. Тюремный опыт не изменил его отношения к бывшей работе. «Работа не самая приятная, не самая нужная, но как ни крути, она должна быть, иначе без нее всем станет плохо. Но к реформам правоохранительных органов я настроен скептически с точки зрения того, как они влияют на профессиональную деятельность».

Максим говорит, что тюрьма его совсем не поменяла — словно ничего и не было вовсе. По его мнению, на людей с гибкой психикой, каковым он считает и себя, подобные испытания не накладывают отпечатков. Он — так же, как и Федяров — работает в «Руси сидящей». Бывшие коллеги теперь считают его врагом.

«Я за справедливость и соблюдение законности, — объясняет Максим. — Почему-то сейчас слова „либерал“ и „правозащитник“ — ругательные. Но что я делаю такого? Я показываю государству, что закон нарушается представителями госорганов.

Сейчас, конечно, хуже стало. Другие люди, другие методы, другие формы. Доказывать ничего не надо. Человек берет особый порядок, потому что ты ему по башке дал или электрошокером — и едет в колонию.

Раньше же все приходилось доказывать, исследовать — экспертизы, запросы, допросы».

Вячеслав говорит, что тюрьма — это когда человека умножают на ноль. Вопрос в том, как человек справится с этим. «Но все равно ты остаешься человеком, про которого всегда можно сказать: да он ранее судим. В лицо тебе не скажут, но ты кожей ощущаешь».

Иногда он думает эмигрировать в страну, где хорошие тюрьмы — потому что там и все остальное должно быть хорошее.

По его мнению, когда он начинал работать в правоохранительных органах, люди там были гораздо менее кровожадными.

«Сегодня сталкиваешься с людьми со стальным взглядом, это такой режим лайт двадцатых-тридцатых годов. Следователь тебя в жернова закинет — и ему плевать. А тогда были люди, которым не плевать».

Альберт Самигуллин отсидел два года и семь месяцев из четырех лет и вышел условно-досрочно. Он обращался в Комитет против пыток, к президенту и в надзорные органы, требуя расследования пыток и пересмотра дела.

Его обращения результатов не дали. Но его бывший коллега Ильвир Сагитов все-таки сел: в 2019 году его приговорили к трем годам и трем месяцам за пытки другого задержанного.

Вероятно, после апелляции отбывать срок его отправят в Нижний Тагил.

Алексей Полихович, Иллюстрация: Таня Сафонова

Источник: https://team29.org/story/2020-04-zona-dlya-svoih-kak-sidyat-byvshie/

Что такое особый режим заключения

Особый режим на зоне

Большинство людей, которые не стaлкивaлись с серьезными правонарушениями и судами, не знают, в чем заключается отличие между колонией и тюрьмой, между режимом строгого типа и общего.

Во всех этих тонкостях разбираются только опытные юристы соответствующей квалификации и бывалые oсужденные.

Но в жизни не редки ситуации, когда нужнo тoчно знать, в чем же разница, что oсобый режим заключения – этo определенные условия содержания за решеткой, за чтo и кому его дают. Проведем небольшой ликбез и осветим все эти вопросы.

В чем отличие тюрьмы и колонии

Испрaвительные кoлoнии и тюрьмы являются разными понятиями и имеют отличия. В России тюрем как таковых практически нет, хотя на сегодняшний день ведется строительство подобных учреждений.

К объектам тюремного типa мoжнo отнести СИЗO – услoвия здесь наиболее жесткие, срок в СИЗО всегда засчитывают в общий срoк отбывания нaказaния, причем нередко один день в СИЗО идет за полтора в колонии.

Главное отличие колонии от тюрьмы – это условия, в которых пребывают и трудятся заключенные. В тюрьме для проживания и постоянного местонахождения предусмотрены исключительно камеры, а не общежития, осужденные не всегда имеют право на передачи, прогулки и свидания.

Колонии тоже могут быть разных типов:

  • колонии-поселения, которые мало чем отличаются от проживания и работы в отдаленных населенных пунктах;
  • колонии обычного режима;
  • колонии особого и строгого режима.

То есть, особый режим заключения по строгости и условиям расположен между обычным заключением и строгим – это не самый плохой вариант.

Кто попадает в колонию с особым режимом:

  • осужденные мужского пола, которых признали особо опасными рецидивистами;
  • присужденные к заключению до конца жизни.

Есть и еще одна категория осужденных. Это те, для которых в качестве помилования смертная казнь была заменена на какой-либо срок лишения свободы или же на заключение до конца жизни. Чаще всего такой приговор выносят за умышленное убийство.

Особый режим – отличия и особенности

Особый режим заключения, по сути, мало чем отличается от прочих. Осужденные проживают и работают в стандартных условиях, исключением являются:

  • те персоны, которые, находясь в колонии по решению суда, пошли на особо злостные преступления;
  • осужденные за преступление тяжкой или особо тяжкой категории;
  • лица, которых перевели из колонии другого режима.

Так же, как и в колониях строгого или обычного режима, здесь существует три типа условий отбывания срока. Основные особенности и отличия следующие:

  1. Размер финансовых средств, которые можно расходовать – это 30% от минимальной суммы оплаты за трудовую деятельность, которая помещается на личный счет каждого заключенного.
  2. Свидания – осужденный имеет право на два кратких и два длительных свидания на протяжении 12 месяцев.
  3. Посылки и передачи – разрешено получать в год три посылки или передачи и три бандероли.

Если осужденный не нарушает заведенный порядок для отбывающих срок, ответственно относится к своей трудовой деятельности, не имеет никаких наказаний и нареканий, то его могут перевести в облегченные условия.

Облегченные условия дают определенные льготы. К ним относятся:

  1. Размер денежных средств, которые разрешается тратить на личные нужды и предметы первой необходимости – теперь это 60% от минимальной суммы оплаты труда, которая поступает на личный лицевой счет ежемесячно.
  2. Свидания – три краткосрочных и три длительных в год.
  3. Посылки и передачи – четыре посылки или передачи и четыре бандероли в год.

На протяжении всего срока ситуация может неоднократно изменяться в зависимости от поведения осужденного. Из облегченных условий он может быть снова переведен в обычные или даже строгие за злостные и умышленные нарушения и, соответственно, наоборот.

Строгий режим в качестве покарания в колониях особого режима предполагает более жесткие условия:

  1. Во-первых, заключенный помещается в камеру. Обычно это одиночная камера, в редких случаях в одной камере помещают двух заключенных.
  2. Во-вторых, строго ограничены прогулки (только в закрытом дворике практически без дневного света и не более полутора часов) и общение с другими осужденными.
  3. В-третьих, разрешается только два коротких свидания в год, в третьих, получить можно за тот же период только одну посылку и одну бандероль.

Труд при строгом режиме организовывается для каждого осужденного в отдельной, специально оборудованной камере.

На видео об особом режиме заключения

https://www..com/watch?v=XWD8qypE8QU&feature=youtu.be

На данный момент в РФ действует две колонии, в которых предусмотрено отбывание срока наказания по особому режиму заключения. Пребывает в них около двухсот осужденных.

Источник: https://ru-act.com/ugolovnyj-kodeks/lishenie-svobody/chto-takoe-osobyj-rezhim-zaklyucheniya.html

Что такое крытка в тюрьме

Особый режим на зоне
Крытка

В тюремном жаргоне есть много слов, смысл которых непонятен далёкому от уголовного мира человеку. Одним из них является «крытка». Содержащихся в ней арестантов называют «крытниками». Что такое «крытка» и чем она страшнаначинаешь хорошо понимать только попав в неё на длительный срок. Это тюрьма со строгим режимом содержания заключённых.

Что такое «крытая» колония или «крытка»

. Сидевшим людям не нужно объяснять, что такое «крытка»по блатному. Так на жаргоне называют ИТУ тюремного типа и тюрьмы, в которых содержаться только осуждённые по особо тяжким уголовным статьям. Особый режим их содержания схож с условиями следственного изолятора, где все арестанты содержаться в камерах, а не в бараках, как это устроено на зонах

Попало слово «крытка» в жаргон от понятия «крытый». Внешне здания таких учреждений ничем не отличаются от СИЗО. По данным ФСИН, сейчас в России функционирует всего 8 тюрем строго режима. Каждая из них имеет свою историю и особенности. В настоящее время в них содержится чуть боле 1100 осуждённых. Половина этих закрытых учреждений находится в Сибири.

Чем отличается «крытка» от обычной колонии

Существующие закрытые учреждения, предназначенные для содержания осуждённых, различаются режимами и условиями их содержания. Обычная колония напоминает поселение за колючей проволокой, заключённые в котором живут в бараках по типу общежития. Им не разрешено покидать пределы колонии, но они могут свободно перемещаться по её территории.

Важную роль в исправительно-воспитательном процессе играет труд. Отбывающие свой срок в колонии заключённые могут работать, получать за свой труд зарплату и тратить её в торговых лавках, открытых на территории колонии.

В тюрьмах заключённые содержаться в камерах, не привлекаются к труду и выводятся на прогулку под конвоем. Этим «крытки» и отличаются от зоны.

У зеков, отправляемых отбывать срок в тюрьму, принято говорить «пошёл на крытку».

Самые известные «крытки» России

Одной из самых известных и старейших закрытых учреждений страны является елецкая тюрьма №2. За ней закрепилась слава закрытого учреждения с очень суровыми условиями содержания. В истории тюрьмы есть случаи суицида заключённых, не выдержавших наносимых им побоев и издевательств.

В городе Соликамске находится знаменитая на весь мир исправительная колония «Белый лебедь». Заключённые содержаться в ней трёхместных камерах. На прогулку их выводят под конвоем 1 раз в день и 1 раз в неделю у них бывает банный день.

Это стандартный режим содержания арестантов, которым отличается «крытка» от зоны.

С 1999 года в «Белый лебедь» отправляются отбывать свой срок заключения лица, признанные судом террористами, серийными убийцами и лидерами преступных группировок.

Злостных нарушителей режима в ИК и рецидивистов отправляют отбывать назначенный им срок наказания в Златоустовскую «крытку». До 1956 года основной контингент её сидельцев составляли политические заключённые. Условия содержания в Златоустовской «крытке» считались во времена СССР самыми тяжёлыми.

Одна из старейших «крыток» России «Чёрный дельфин» расположена в Оренбургской области, недалеко от городка Соль-Илецка. Она предназначена для содержания осуждённых на пожизненный срок. Прогулки арестантов в «Чёрном дельфине» проводятся в специальной камере, а не во дворе тюрьмы, как это принято во многих других закрытых учреждениях.

На живописном берегу реки Собь находится ещё одна колония для содержания особо опасных преступников с пожизненным сроком «Полярная сова». В 2012-2013 году в ней были выявлены случаи фальсификации администрацией колонии оформления явок с повинной содержащихся в ней заключённых. Такие признательные показания были получены от арестантов в результате побоев и пыток.

История самой известной тобольской «крытки»

Во времена Советского Союза тобольское закрытое учреждение носило название «спецтюрьма СТ-2», а в царской России – «тюремный замок». В 2012 году в ней был открыт музей его истории, который пользуется популярностью у приезжающих в город туристов. В нём можно узнать, что значит тюрьма-крытка для тех, кто через неё прошёл.

В застенках СТ-2 содержался разношерстный контингент. Среди заключённых были и мужчины, и женщины. СТ-2 – «крытка», где тюрьма выполняла роль конвейера по ломки людей. В царское время сюда привозили осужденных каторжан. Они должны были носить кандалы, голова их была наполовину побрита.

В 1937 году в тобольском тюремном замке стали производить расстрелы. За весь период существования закрытого учреждения здесь было убито около 2500 человек.

Почему зэки в СССР боялись сесть в тобольскую «крытку»

Во времена Советского Союза дурная слава о СТ-2 гремела по всей стране. Очень часто её называли филиалом ада на земле. За малейшую провинность администрация могла отправить любого зэка в ней крцер, представляющий собой небольшую, сырую и холодную камеру с низкими потолкаит. Выйти из такой камеры сохранив здоровье или жизнь, удавалось единицам.

Помещали арестантов в карцер предварительно сняв с них всю одежду. Срок заточения в нём исчислялся несколькими днями или неделями. Вот, что значит тюрьма-крытка города Тобольска. Она либо ломала человека, обнуляя его личность, либо закаляла его характер, как булатную сталь. Через СТ-2 прошли все последние воры в законе СССР.

Источник: https://fsin-pismo-gid.ru/bez-rubriki/chto-takoe-krytka-v-tyurme

Что такое красная зона? Администрация колонии. Условия содержания осужденных в исправительных учреждениях

Особый режим на зоне

Россия пережила за последние сто лет огромное количество потрясений.

Революция, война, «голодные годы», годы застоя, перестройка, передел собственности, бандитские 90-е… Во времена сталинских репрессий миллионы людей сидели в лагерях; после войны все попавшие в плен были признаны врагами Советского государства и отправлялись по новому этапу; в 90-е годы люди пытались выжить как могли, многие шли в рэкет, а с приходом законности отправлялись на зоны. В итоге к началу XXI века тюремная жизнь коснулась практически каждой семьи – если человек сам не сидел, то среди его родственников или друзей обязательно находился кто-то, кто побывал в местах не столь отдаленных. Найти сейчас семью, у которой нет такого скелета в шкафу – среди братьев, дядь, дальних родственников или друзей, — крайне сложно.

Что такое красная зона?

Многие слышали про деление зон на «красные» и «черные». Причем есть две классификации, и они разнятся друг с другом. Что такое “красная” зона, какая называется “черной”? Что это за классификации? Рассмотрим подробнее.

Первый вариант классификации зон

Первая классификация дает нам следующее определение того, что такое красная зона. По этой классификации зоны разнятся своим контингентом. Красная зона — исправительная колония для бывших сотрудников правоохранительных органов. Черная зона – это колония, где отбывают сроки гражданские лица.

Красные зоны в России по этой классификации предназначены не только для бывших полицейских, но и для прокуроров, военных, сотрудников Следственного комитета, судебных приставов, тюремщиков.

Сажать их в одну камеру с тем контингентом, который они сами привлекли к ответственности, значит лишь повышать преступность в колониях.

Какие зоны в России «красные» по этой классификации? Наказания бывшие сотрудники органов отбывают в следующих местах:

  1. Г. Нижний Тагил Свердловской области, ИК-13.
  2. Г. Бор Нижегородской области, Борский район, ИК-11.
  3. Г. Скопин, мкрн. Октябрьский, Рязанская область, ИК-3.
  4. Г. Энгельс, Промзона, Саратовская область, ИК-13.
  5. Г. Печора, поселок Миша-Яг, Республика Коми, ИК-49.
  6. Республика Мордовия, Зубово-Полянский р-н, поселок Леплей, ИК-5.
  7. Г. Иркутск, ИК-3.

Второй пример классификации зон

Сейчас все чаще используют еще одно значение при делении колоний по цветам. Что такое красная зона по этой классификации? Это колония, где «бал правит» администрация и актив.

Здесь поощряется взаимодействие заключенных с администрацией зоны.

В «черной» зоне сильны воровские традиции; параллельно с администрацией существует сильный «институт смотрящих»; жизнь строится на тюремных законах.

Чем отличается красная зона от черной? Отличительные признаки:

  • Власть находится у «актива» и администрации.
  • Нет свободного оборота алкоголя и наркотических средств.
  • Заключенные заняты трудом, не слоняются без дела.
  • Принято здороваться с каждым сотрудником.

Типы колоний

Условия содержания осужденных в исправительных учреждениях зависят от конкретного вида колонии. Так, учреждения могут быть двух направленностей: воспитательной и исправительной. Рассмотрим подробнее исправительные колонии.

Исправительные колонии:

  • Колонии-поселения.
  • Колонии общего режима.
  • Колонии строгого режима.
  • Колонии особого режима.

Условия содержания в колонии-поселении

Самый мягкий вид наказания, связанный с лишением свободы. Здесь содержатся осужденные на срок, не превышающий 5 лет, за преступления, совершенные по неосторожности. Также сюда переводятся те заключенные, кто хорошо зарекомендовал себя в колониях общего и строгого режима.

В колонии-поселении нет строгой охраны, здесь больше используется понятие «под присмотром». Осужденные имеют право без ограничений передвигаться в пределах территории колонии от подъема до отбоя. Им разрешено носить гражданскую одежду, получать посылки, пользоваться карманными деньгами без ограничений, получать свидания.

Проживают они не в камерах, а в общежитиях. Более того, если осужденный имеет семью, которая хотела бы проживать вместе с ним, то это не возбраняется администрацией колонии. Семьям разрешено проживать в арендованном жилье на территории колонии.

Но надо понимать, что здесь все же не курорт, проверить такое жилье администрация колонии-поселения вправе в любое время суток.

Труд таких осужденных оплачивается в соответствии с положениями о труде. А если есть желание, то можно даже образование получить, но – только заочно и в пределах административно-территориального образования.

Условия содержания в колонии общего режима

Здесь находятся осужденные за тяжкие преступления, если это преступление было совершено впервые.

Вторая категория — осужденные за преступления мелкой и средней тяжести, если суд счел невозможность исправления в условиях колонии-поселения.

И еще одна категория – достигшие 18-летия осужденные, которые до своего совершеннолетия отбывали наказание в воспитательной колонии. Колонии общего режима есть как женские, так и мужские.

Условия содержания здесь жестче, чем в поселениях. Меньше свободы, больше ограничений. Проживают в запираемых помещениях. Есть трудовые будни: 8 часов работы, час — перерыв на обед, согласно ТК РФ. Количество свиданий ограничено — 6 краткосрочных и 4 долгосрочных в год. Ограничено и количество посылок – всего шесть штук за тот же период.

В колониях общего режима есть также возможность получить образование, участвовать в культурно-массовых и спортивных мероприятиях. Руководство, как правило, создает для этого все условия.

Условия содержания в колонии строгого режима

Здесь содержатся лица, которых суд счел наиболее опасными для общества, и соответственно, нуждающихся в строгой изоляции. Это те, кто совершили, например, умышленное убийство двух и более человек или заказное убийство. Также в такую колонию попадают за рецидив.

Осужденные находятся в запираемых камерах. Койки в два или три яруса, на заключенного выделяется площадь не больше 7 м². Разрешены 4 посылки и 4 бандероли в год; три длительных и три краткосрочных свидания. На продукты в магазинах при колонии нельзя тратить средств больше, чем 2 МРОТ.

Ну и, конечно, основное отличие – это контингент. В колонии строгого режима «первоходок» — редкость. Большая часть осужденных те, кто преступную жизнь выбрали своим жизненным кредо.

Условия содержания в колонии особого режима

Сюда не попадают случайно, «по глупости» или «по неосторожности». Здесь содержатся те преступные элементы, которые однозначно были признаны опасными для общества и которым нельзя находиться среди свободных людей.

Колонии особого режима – это колонии для пожизненно осужденных, для приговоренных к смертной казни, но получивших замену смерти пожизненным лишением свободы, и для тех, кто осужден на 25 лет – по практике мало кто из них доживает до конца срока.

За что же можно попасть в колонию особого режима? Это те преступления, от которых у обычного законопослушного гражданина волосы встают дыбом. Это серийные убийства, серийные изнасилования, террористические акты. Здесь сидят людоеды и маньяки, садисты и изуверы. А также сюда может попасть зэк, совершивший особо тяжкое преступление, отбывая срок в другой колонии.

В колониях с пометкой “особый режим” нет места несовершеннолетним, женщинам и мужчинам, достигшим возраста 65 лет, – слишком жесткие условия отбывания срока.

Таких колоний в России семь. Каждая имеет свое неофициальное название: “Черный беркут”, “Белый лебедь”, “Вологодский пятак”, “Торбеевский централ”, “Полярная Сова”, “Мордовская колония” и “Черный дельфин”. Подробнее условия проживания можно рассмотреть на конкретном примере колонии «Черный дельфин».

«Черный дельфин»: тюрьма для пожизненно приговоренных

Своему поэтичному названию исправительная колония № 6 Управления Федеральной службы исполнения наказания по Оренбургской области (официальное название) обязана фонтану со скульптурой дельфина черного цвета, расположенной во дворе учреждения.

В этой тюрьме могут находиться 1600 заключенных. На данный момент там отбывают наказания 863 человека. Количество тюремного персонала еще выше – 900 человек. Администрация колонии строго блюдет безопасность.

Такие меры предосторожности дают свои плоды — никто и никогда еще не сбегал из этого места.

Тюрьма для пожизненно приговоренных «Черный дельфин» славится своим жестким распорядком дня и суровыми правилами содержания заключенных. Случайные люди туда не попадают – эта тюрьма предназначена для самых заядлых преступников.

Так, там, например, отбывает свой срок Владимир Николаев – известный русский людоед, в 90-е годы убивший двух своих собутыльников и использовавший их мясо в качестве пищи. Там же до конца своих дней будет сидеть Николай Астанов – он убил целую семью и сжег их тела в лесу.

Жизнь этих преступников и других нелюдей строится по единому алгоритму, изо дня в день, из года в год:

  • Подъем в 6 утра. С этого момента и до момента отбоя заключенным запрещено сидеть или лежать на нарах.
  • Размер камер – 4 х 5 кв. м. В такой «клетушке» — один или два заключенных. «Соседей» подбирает психолог.
  • Невозможность остаться одному: наблюдают за осужденными 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Запрещено накрываться одеялом с головой. Раз в 15 минут проходит дежурный.
  • При переводе из камеры в другие помещения заключенным для дезориентации завязываются глаза. Передвигаются они согнувшись, чтоб исключить вероятность побега.
  • Столовой здесь нет. Еда просовывается в отверстия в дверях. Меню не самое разнообразное – каши, суп, хлеб.
  • Ежедневно полтора часа – прогулка на свежем воздухе, в любую погоду. В это время администрация проверяет камеры на предмет наличия запрещенных вещей.

«Черный дельфин» — не та тюрьма, куда люди попадают «просто так», сбившись с пути, по глупости или по недоразумению. На совести этих зэков поистине огромное число преступлений. Количество жизней, которые унесли эти 800 с лишним человек, – более 3500. По 4 жизни на каждого преступника. Страшные цифры.

В заключение

На данный момент в России лишены свободы в качестве наказания свыше полумиллиона человек. Функционируют 708 колоний. На 100 000 человек у нас приходится 394 заключенных. В мировом рейтинге это соответствует семнадцатому месту.

Источник: https://FB.ru/article/454892/chto-takoe-krasnaya-zona-administratsiya-kolonii-usloviya-soderjaniya-osujdennyih-v-ispravitelnyih-uchrejdeniyah

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.