Основания порядок и последствия признания доказательств недопустимыми

Содержание

Статья 75. Недопустимые доказательства

Основания порядок и последствия признания доказательств недопустимыми

Статья 75. Недопустимые доказательства

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2.

К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

2.

1) предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса;

2.

2) полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения о факте представления подозреваемым, обвиняемым специальной декларации в соответствии с Федеральным законом “О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” и (или) указанная декларация и сведения, содержащиеся в указанной декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к указанной декларации, за исключением случаев представления декларантом копий указанных декларации и документов и (или) сведений для приобщения к уголовному делу;

2.

3) полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения о факте указания подозреваемого, обвиняемого в специальной декларации, представленной иным лицом в соответствии с Федеральным законом “О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, и (или) сведения о подозреваемом, обвиняемом, содержащиеся в указанной декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к указанной декларации, за исключением случаев представления декларантом копий указанных декларации и документов и (или) сведений для приобщения к уголовному делу;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1038-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Габибова Панаха Нароглан оглы на нарушение его конституционных прав положениями Уголовного, Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов Российской Федерации, а также Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.Н.

Габибов, осужденный за совершение преступлений, просит признать не соответствующими статьям 18, 19 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положения статей 61 “Обстоятельства, смягчающие наказание”, 62 “Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств” и пункта “а” части первой статьи 104.1 “Конфискация имущества” УК Российской Федерации, статьи 7 “Законность при производстве по уголовному делу”, пункта 8 части первой статьи 73 “Обстоятельства, подлежащие доказыванию”, части первой статьи 75 “Недопустимые доказательства”, части второй статьи 82 “Хранение вещественных доказательств”, статей 89 “Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности”, 90 “Преюдиция” и 115 “Наложение ареста на имущество”, части второй статьи 281 “Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля” УПК Российской Федерации, статьи 446 “Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам” ГПК Российской Федерации и статьи 12 “Защита сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность” Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 50-О17-1Приговор: По п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; по п. п. “ж”, “к” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство с целью скрыть другое преступление.Определение ВС РФ: Приговор изменен, действия осужденных квалифицированы по п. п. “ж”, “к” ч. 2 ст.

105 УК РФ, каждому из них назначено наказание в виде 19 лет 6 месяцев лишения свободы; исключено указание на назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ; на основании ст.

70 УК РФ осужденному-2 к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно по совокупности приговоров ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год 6 месяцев.

В последующих дополнениях осужденный Ситников А.А. ссылается на нарушения закона в ходе его задержания, допроса в качестве подозреваемого, утверждает, что нарушена ст. 92 УПК РФ, в нарушение ст. 75 УПК РФ в основу обвинения положены недопустимые доказательства.

Определение Верховного Суда РФ от 06.06.2017 N 70-УД17-9Приговор: По п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств (2 эпизода), п. п.

“а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.

Определение ВС РФ: Приговор отменен в части осуждения по п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “г” ч. 3 ст. 228.

1 УК РФ (2 эпизода), и производство по делу прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступлений, осужденному назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-1/razdel-iii/glava-10/statja-75/

Основания и порядок признания доказательств недопустимыми

Основания порядок и последствия признания доказательств недопустимыми

⇐ ПредыдущаяСтр 35 из 120Следующая ⇒

Статья 75. Недопустимые доказательства

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Классификация доказательств и ее значение: прямые и косвенные, первоначальные и производные, личные и вещественные, обвинительные и оправдательные. Особенности использования косвенных доказательств в уголовном судопроизводстве.

ст. 74 УПК. Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Любые фактические данные могут стать доказательством по делу, если они так или иначе связаны с происшедшим событием, если на их основе можно установить какое-либо обстоятельство, имеющие значение для правильного разрешения дела. Это свойство доказательства своим содержанием служит средством познания фактов прошлого называется относимостью доказательств.

Различают следующие классификационные группы доказательств. Существует следующая классификация доказательств:

1. По способу формирования:

1) личные – все сведения, исходящие от людей;

2) вещественные – различные материальные объекты.

2. В зависимости от наличия или отсутствия промежуточного носителя доказательственной информации:

1) первичные доказательства – сведения, полученные из источника, непосредственно воспринявшего эти сведения (вещественное доказательство, представляющее «след» или отпечаток события, подлинник документа);

2) вторичные доказательства – сведения, почерпнутые из источника, воспроизводящего сведения, полученные из другого источника (показания свидетеля о фактах, о которых он узнал от других лиц). В производном доказательстве должно содержаться указание на первоисточник, иначе полученные сведения не могут быть использованы как доказательства (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

3. По отношению доказательства к обвинению:

1) обвинительные – те, которые устанавливают обстоятельства, свидетельствующие о совершении преступления определенным лицом или отягчающие вину этого лица;

2) оправдательные – устанавливают обстоятельства, опровергающие совершение преступления определенным лицом или смягчающие вину этого лица.

4. По отношению доказательства к устанавливаемому факту:

1) прямые – те доказательства, на основании которых можно непосредственно делать вывод о существовании обстоятельств, подлежащих доказыванию (например, сообщение свидетеля о совершении преступления определенным лицом);

2) косвенные – доказательства, свидетельствующие о побочных, промежуточных фактах, из которых делается вывод об искомых фактах (например, бутылка с принадлежащими определенному лицу отпечатками пальцев и т. д.).

Прямыми доказательствами являются такие сведения, которые содержат информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания (например, показания очевидца, как обвиняемый ударил ножом потерпевшего, показания самого потерпевшего об обстоятельствах преступления)

Если сведения касаются промежуточных фактов , с помощью которых такие обстоятельства устанавливаются ( сведения о том, что подсудимый выходил из помещения, где позже был обнаружен труп), то это Косвенные доказательства

При доказывании с помощью косвенных доказательств одной лишь оценки их достоверности недостаточно, необходимо установить однозначную причинно-следственную связь этих сведений с расследуемым преступлением, чтобы исключить, например, случайное стечение обстоятельств.

Косвенные доказательства приводят к достоверным выводам по делу лишь в своей совокупности; они должны быть объективно связаны между собой и с доказываемым обстоятельством; система (совокупность) косвенных доказательств должна приводить к такому обоснованному выводу, который исключает иное объяснение установленных фактов, исключает разумные сомнения в том, что обстоятельства дела были именно такими, как они установлены на основе этих доказательств.

⇐ Предыдущая30313233343536373839Следующая ⇒

Date: 2016-07-20; view: 244; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/12-36766.html

Процедура признания доказательств недопустимыми

Основания порядок и последствия признания доказательств недопустимыми

Порядок исключения недопустимых доказательств подробно описан в УПК применительно к предварительному слушанию и к деятельности суда присяжных (ст.ст. 229, 234, 235, ч. 4 ст. 236 УПК РФ). Однако это не означает, что исключение недопустимых доказательств имеет место только на этих стадиях.

В силу ч. 3 ст. 88 УПК прокурор, следователь и дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе.

Исключение недопустимых доказательств в суде присяжных имеет особое значение, так как там особенно важно исключить из судебного следствия недопустимое доказательство с тем, чтобы оно не оказало воздействия на формирование убеждения присяжных в доказанности каких-либо обстоятельств. Это разъяснение Пленум Верховного Суда РФ дал в постановлении № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре».

Признать доказательство недопустимым может и следователь, и прокурор. В приложении 98 к УПК была дана форма постановления об исключении доказательства, вынесенного судьей. Аналогичные по форме постановления могут выноситься следователями, дознавателями, прокурором по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

Согласно ч. 4 ст. 235 УПК РФ при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК, бремя опровержения доводов представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

В случае признания доказательства недопустимым суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 23 мая 2006 г. № 154-О разъяснил, что устранение дефектных с точки зрения процессуальной формы доказательств должно осуществляться, прежде всего, на стадии предварительного слушания (ч. 4 ст. 88, п. 2 ч. 1 ст. 227, п. 1 ч. 2 ст. 229, ч. 5 ст. 234 и ст. 235).

Однако УПК РФ не исключает возможность переноса решения вопроса об их допустимости на более поздний этап судопроизводства в тех случаях, когда несоответствие доказательства требованиям закона не является очевидным и требует проверки с помощью других доказательств, что вовсе не равнозначно разрешению использования в процессе недопустимых доказательств, под которыми понимается обоснование этими доказательствами решений или действий по уголовному делу.

Исключение доказательств в стадии предварительного слушания не признается законом окончательным. В соответствие с ч. 7 ст. 235 УПК при рассмотрении дела по существу суд по ходатайству сторон вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

Рассмотрение ходатайств об исключении доказательств на предварительном слушании стало общим правилом. Это дает возможность сторонам до начала слушания дела исключить из перечня доказательств те из них, которые свойством допустимости не обладают, и оценить доказательства, не принимая во внимание те из них, которые уже признаны законом непригодными.

Исключение недопустимых доказательств ведет к изменению позиции по отношению к обвинению, выработке иной стратегии и тактики поддержания обвинения, ведения защиты.

Удовлетворение судом ходатайства об исключении доказательства осуществляется путем оценки сведений, проводимой по правилам ст. 88 УПК РФ.

В ходатайстве должно быть указано конкретное доказательство, основания для его исключения, предусмотренные УПК РФ и обосновывающие ходатайство обстоятельства (ч. 2 ст. 235). Судья выясняет у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства.

При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство (ч. 5 ст. 235).

Представленная формула удовлетворения ходатайства характеризуется формализмом оценочной деятельности суда, который, по существу, довольствуется доводами заинтересованной стороны, без исследования действительных качеств оспариваемых доказательств. Это продиктовано состязательностью процесса и независимой ролью суда, выполняющей функцию разрешения дела, несовместимой с осуществлением функции обвинения или защиты.

Одна из новелл УПК РФ относится к правилам оценки доказательств по уголовному делу. В гл. 2 «Принципы уголовного судопроизводства» содержится ст. 17 «Свобода оценки доказательств». Однако ряд ученых-процессуалистов несогласны с такой позицией законодателя. Так, В.М.

Быков считает, что нет оснований относить свободу оценки доказательств к принципам уголовного процесса. Принципы – важнейшие и определяющие правовые положения, на которых строится уголовный процесс и которые определяют всю систему процессуальных форм и институтов и отражают наиболее существенные черты и свойства уголовного процесса[20].

Исходя из этого определения, нет оснований считать, что свобода оценки доказательств определяет все построение российского уголовного процесса, его основные процессуальные формы и институты.

Свобода оценки доказательств – это правила оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, и поэтому, как отмечает Виктор Михайлович Быков, нормы, сформулированные в ст. 17 УПК, следовало бы поместить в ч. 1 ст. 88 УПК.

Но вряд ли можно с этим согласиться, поскольку положение о свободе оценки доказательств распространяется не только на процесс доказывания, но сопровождает принятие любого процессуального решения на любой стадии уголовного процесса (взять, к примеру, принятие решения об избрании меры пресечения).

Принцип свободной оценки доказательств находит свое выражение в том, что при оценке доказательств следователь, дознаватель, прокурор и суд свободны в своих оценочных суждениях, в выводах, которые они делают на основе исследования и рассмотрения всех обстоятельств дела. Они оценивают имеющиеся доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, и не связаны при их оценке никакими формальными предписаниями закона. При этом исключается возможность внешних влияний.

Согласно данному принципу уголовно-процессуальный закон не должен устанавливать какие-либо формальные правила, которые бы давали основания следователю, дознавателю, прокурору или суду в силу каких-то особых свойств и качеств считать одно доказательство достоверным, другое, наоборот, недостоверным, а требует в каждом отдельном случае тщательно оценивать каждое доказательство.

Однако свободу оценки доказательств нельзя понимать в том смысле, что следствие и суд вообще свободны от фактов объективной действительности, от требований закона. Одной субъективной убежденности для установления истины по делу недостаточно. Основывать выводы по делу необходимо на основе имеющейся в деле совокупности доказательств.

Таким образом, при оценке доказательств недопустимы предельный субъективизм или, напротив, предельный объективизм (т.е. недооценка роли и значения внутреннего убеждения). Только правильное понимание и сочетание объективного и субъективного моментов при оценке доказательств могут обеспечить обоснованность выводов по делу.

Проблема внутреннего убеждения при оценке доказательств издавна является предметом острых дискуссий. Так, в психологическом аспекте оно означает чувство уверенности, убежденности в правильности своих выводов.

Морально-этическая сторона внутреннего убеждения характеризует действия, поступки, совершенные в соответствие со своими убеждениями, в согласии с самим собой. Гносеологический аспект выражает соответствие (несоответствие) убеждения в чем-либо объективной действительности.

Однако в процессуальной деятельности внутреннее убеждение является, прежде всего, правовым понятием, закрепленным в законе предписанием (ст. 17 УПК).

Термин «внутреннее убеждение», – отмечает Г.М. Миньковский, – определяет, в частности, что подход к оценке доказательств на любой стадии включает непредвзятость, отсутствие предустановленности, независимость.

Впервые в юридической литературе оценку доказательств по внутреннему убеждению рассматривал как самостоятельный принцип уголовного процесса Михаил Александрович Чельцов.

Согласно ст. 17 должностные лица оценивают собранные доказательства, руководствуясь законом и совестью. Категория «совесть» в данной норме является новеллой. В УПК РСФСР (ст. 71) говорилось о необходимости руководствоваться правосознание, т.е.

знанием субъекта о праве и его отношением к нему. Очевидно, данное изменение учитывает особенности оценки доказательств присяжными заседателями, которые не сведущи в законах, а потому могут испытывать затруднения при необходимости оценивать доказательства по правосознанию (А.В.

Смирнов, К.Б. Калиновский).

Совесть выступает в процессе оценки доказательств «как внутренний критерий соблюдения правил, обеспечивающих независимость и свободу при выражении своего внутреннего убеждения, уверенность в беспристрастности и справедливости». Целый ряд авторов критикуют данное положение ст. 17 УПК, ссылаясь на то, что эта категория весьма сложная и неоднозначная. Так, М.О.

Баев и О.Я. Баев ссылаются в обоснование своей позиции на К. Маркса, который писал: «У республиканца иная совесть, чем у роялиста, у имущего – иная, чем у неимущего, у мыслящего – иная, чем у того, кто не способен мыслить».

Действительно, если под совестью понимать чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, перед обществом, то она мало подходит как какой-то нравственный критерий при оценке доказательств.

Совесть оказывается слишком привязана к конкретному человеку со всеми его лучшими и худшими качествами как личности, а потому этот нравственный критерий является чрезвычайно субъективным и не может использоваться при оценке доказательств (это точка зрения В.М. Быкова, которую мы полностью разделяем).

Кроме того, как считают А.В. Смирнов и К.Б.

Калиновский, формулировка свободы оценки доказательств в УПК РСФСР была более удачной, поскольку, по сути, являлась основанием для применения в уголовном процессе аналогии закона и аналогии права в тех ситуациях, когда необходимо было с помощью правосознания восполнить пробел в законе. Восполнение же его с помощью такой сугубо нравственной категории, как совесть, чревато отступлениями не только от закона, но и общих правовых принципов в пользу разнообразных этических представлений.

Субъекты оценки доказательств.

Подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, законные представители, а также защитник не являются, в отличие от должностных лиц, осуществляющих производство по делу, субъектами оценки доказательств. Оценка доказательств в смысле ст.

17 УПК РФ является для суда, прокурора, следователя и дознавателя обязательной; она служит основанием для принятия решений по делу, порождающих для обвиняемого определенные правовые последствия. За законность и обоснованность принятых решений должностные лица несут ответственность.

Оценка доказательств другими участниками не порождает для них никакой ответственности за те выводы, которые они делают по делу. Закон не обязывает их принимать какие-либо решения по результатам оценки доказательств.

Поэтому сложно согласиться с авторами «Теории доказательств в советском уголовном процессе», которые относят к субъектам оценки доказательств не только должностных лиц, на которых закон прямо возложил эту обязанность, но также и других участников процесса (обвиняемого, потерпевшего и т.д.).

В современной юридической литературе также высказывается данная точка зрения относительно круга субъектов доказывания. Например, В.М. Быков отмечает, что «законодатель, забыв указать в ч. 1 ст.

17 УПК РФ всех участников уголовного судопроизводства, которые оценивают доказательства, показал, что он находился в плену устаревших представлений об оценке доказательств». Автор аргументирует свою позицию ссылкой на состязательное построение процесса.

Так, пишет автор, наделив защитника правом собирать доказательства, а потерпевшего, обвиняемого (подозреваемого), гражданского истца (ответчика) и их представителей правом собирать и представлять предметы и документы для приобщения в качестве доказательств, законодатель обязан был наделить их правом оценивать собранные материалы с точки зрения их доказательственной ценности.



Источник: https://infopedia.su/15x660.html

Признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе: основания, порядок

Основания порядок и последствия признания доказательств недопустимыми

Время чтения 8 минутСпросить юриста быстрее. Это бесплатно! Размер шрифта: A+ | A−

Недопустимые доказательства в уголовном процессе – все, что получены с нарушением процессуального закона (УПК РФ). Такое определение дается в статье 75 УПК РФ. Она же определяет последствия признания доказательств недопустимыми – запрет на использование для построения обвинения и в процессе доказывания прочих обстоятельств, связанных с совершением преступления.

Оценка допустимости и недопустимости доказательства – компетенция следствия (дознания) на стадии расследования уголовного дела и суда на стадии рассмотрения уголовного дела.

Потребовать сделать соответствующую оценку вправе сторона защиты. Это право безусловно принадлежит подозреваемому и обвиняемому.

Поскольку их интересы в полном объеме могут представлять законные представители и адвокаты, эти процессуальные лица также имеют возможность заявить соответствующее ходатайство.

Категории недопустимых доказательств

Статья 75 УПК РФ позволяет отнести к недопустимым доказательствам любые, которые получены с любым нарушением уголовно-процессуального закона. Таким образом, нарушение УПК РФ при получении показаний, вещественных доказательств, перечисленных в ст. 81 УПК РФ, документов, информации, заключения эксперта – единственное основание для признания доказательств недопустимыми.

Специально оговариваются 3 категории недопустимых доказательств:

  1. Неподтвержденные в суде показания подозреваемого и обвиняемого, допрошенных в рамках расследования уголовного дела без участия защитника, в том числе при добровольном отказе от защитника. Если, например, обвиняемый признал свою вину на следствии и сделал это без своего адвоката, а потом в суде отказался от признания, то такие показания не будут иметь никакого значения.
  2. Показания свидетелей и потерпевших, которые основаны на догадках, слухах и (или) предположениях, а также такие свидетельские показания, в которых свидетель не способен назвать источник информации.
  3. Документы, информация, предметы, которые входят в делопроизводство адвоката и получены в рамках ОРМ или следственных действий. Исключение – орудия, средства, оборудование для совершения преступления или со следами преступления.

Все другие доказательства, относительно которых возникает вопрос недопустимости, оцениваются индивидуально на предмет соответствия требованиям УПК РФ при их получении (предоставлении, изъятии и т.д.).

Какие нарушения приводят к недопустимости доказательств

Исходя из формулировки ст. 75 УПК РФ, не имеет значения характер и степень допущенного нарушения процессуального закона.

Нарушение должно касаться порядка получения конкретного доказательства при совершении конкретного процессуального (следственного действия):

  1. Показания потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого получаются в ходе допроса лица, имеющего определенный процессуальный статус, а также в ходе следственного эксперимента, проверки показаний на месте или очной ставки.  В каждом случае допрос или иная форма дачи показаний должны протекать с соблюдением установленных требований. Так, в частности, обязательно разъяснение прав и обязанностей. В ряде случаев при получении показаний обязательно участие других лиц, например, педагога, законного представителя, переводчика, защитника. Нарушение требований УПК РФ при получении показаний – основание признать показания недопустимым доказательством. Нарушением будет и допрос лица, которое фактически не соответствует тому процессуальному статусу, в котором оно допрашивается. Под это основание часто попадают ситуации, когда фактически подозреваемое лицо допрашивается свидетелем, хотя должно быть допрошено именно в качестве подозреваемого.
  2. Часто допускаются нарушения, связанные с получением вещественных доказательств. Сюда относятся, прежде всего, предметы и документы, связанные с преступлением, способные помочь в его обнаружении или установлении обстоятельств преступления. Как правило, вещественные доказательства получаются (изымаются) в ходе осмотра места происшествия, обыска, выемки, следственного эксперимента, реже в ходе других следственных действий. Получение вещественных доказательств должно проверяться на предмет соответствия требованиям УПК, установленным для того следственного (процессуального) действия, в рамках которого получено доказательство.
  3. Заключение эксперта – самое сложное доказательство в части оценки его допустимости/недопустимости. Здесь порой приходится анализировать и оценивать весь процесс производства экспертизы – от получения материалов для исследования и назначения экспертизы до осуществления исследования и подготовки заключения. Кроме того, следует учитывать, что если представленное на исследование доказательство будет признано недопустимым, то и заключение автоматически ставится под сомнение относительно допустимости. Среди других возможных оснований недопустимости заключения эксперта:
  • сведения, ставящие под сомнение профессиональный уровень эксперта, его компетентность, объективность, независимость и другие качества, обязательные для эксперта;
  • нарушения УПК при назначении экспертизы (вынесении постановления и ознакомлении с ним участников процесса);
  • нарушения УПК и других нормативно-правовых актов при производстве исследования, в том числе нарушения, касающиеся экспертной деятельности.
  1. Протоколы следственных и судебных действий. Не многие знают, что эти документы сами по себе являются доказательствами и должны отвечать определенным требованиям к составлению и оформлению. Тем не менее, здесь часто допускаются и нарушения, и ошибки. Порой забывают поставить дату или время, либо поставят, но неверные. Нередко отсутствует в том или ином месте подпись. Поскольку многие протоколы сегодня печатаются (заполняются) на компьютере, не исключены технические ошибки, пропуски граф, оставление старых записей от прошлых протоколов и т.п.
  2. Результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) и оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). Сразу необходимо сказать, что результаты ОРД и ОРМ не являются сами по себе доказательствами по уголовным делам и не могут быть приобщены просто так. Не включены они в перечень доказательств по уголовному делу, который определен ст. 74 УПК. Из-за неверных подходов следователей и дознавателей к правилам приобщения ОРД и ОРМ допускается большое количество ошибок. При этом очень часто именно на результатах такой деятельности базируется как обвинение, так и весь доказательственный блок. Для получения результатами ОРД и ОРМ статуса доказательств они должны быть:
  • проверены на предмет законности получения в рамках соответствующего ОРМ;
  • осмотрены с составлением протокола и, если нужно, с применением технических средств и участием специалиста (эксперта);
  • исследованы, если нужно, в рамках соответствующей экспертизы на предмет подлинности и отсутствия искажений (повреждений);
  • приобщены к делу в качестве документов или вещественных доказательств – в зависимости от того, каким признакам отвечают.

Зачастую нарушения закона очевидны, и не требуется прикладывать больших усилий, чтобы их выявить.

Их основные причины – низкий профессиональный уровень оперативных работников, следователей и дознавателей, невнимательность или халатность с их стороны. Но бывают и спорные ситуации.

Как правило, споры разгораются там, где доказательство имеет особую важность для дела и не все гладко прошло при его получении.

Чаще всего под сомнение ставятся:

  • заключения экспертиз;
  • результаты обысков и выемок;
  • результаты ОРМ;
  • цепочка взаимосвязанных доказательств, на которых строится обвинение.

Процедура признания доказательств недопустимыми

Процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми требует заявления стороной защиты ходатайства:

  • на стадии расследования дела – в адрес следователя или дознавателя;
  • на стадии рассмотрения дела судом – в адрес суда.

В подавляющем большинстве случаев вопрос о признании доказательств недопустимыми ставится перед судом.

Для признания доказательства недопустимым подозреваемый (обвиняемый, подсудимый) или его защитник (адвокат) должны заявить соответствующее ходатайство. Это можно сделать как в устной форме, так и в письменном виде.

Для ходатайства нет специальных требований и формы, но оно должно содержать:

  1. Указание на то, какие именно доказательства (доказательство) должны быть признаны недопустимыми.
  2. Обоснование ходатайства – в чем заключается нарушение, допущенное при получении доказательства, чем подтверждается наличие нарушения.

Если оспаривается цепочка взаимосвязанных доказательств, то достаточно бывает признать недопустимым самое первое. Например, если какой-то предмет был изъят незаконно (с нарушением УПК) и такое доказательство признается недопустимым, то этого может быть достаточно, чтобы сразу же признать недопустимым, скажем, заключение экспертизы, где исследовался изъятый предмет.

С другой стороны, вовсе необязательно, что, признав какое-либо доказательство недопустимым, суд сделает то же самое и по отношению к другим доказательствам, в том числе взаимосвязанным.

Поэтому часто приходится не просто готовить ходатайство, а выстраивать целую логическую цепочку и шаг за шагом признавать доказательства недопустимыми, чтобы разрушить доказательственную базу обвинения.

Ходатайство рассматривается судом сразу по мере поступления. Оно либо удовлетворяется, либо нет. Оспорить решение можно только вместе с приговором.

Признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе встречается в российских судах все чаще и чаще. Однако серьезного влияния на ход процесса, как правило, не оказывает. Достаточно посмотреть статистику оправдательных приговоров и того, что послужило для них поводом.

Источник: https://law03.ru/crime/article/priznanie-dokazatelstv-nedopustimymi-v-ugolovnom-processe

Недопустимые доказательства в уголовном процессе

Основания порядок и последствия признания доказательств недопустимыми

Недопустимые доказательства — доказательства, полученные с нарушением требований процессуального закона.

Такие доказательства не имеют юридической силы и должны быть признаны судом в качестве недопустимых на основании ходатайства сторон или по собственной инициативе.

Недопустимые доказательства не могут использоваться в процессе доказывания, в том числе, исследоваться или оглашаться в судебном заседании, и подлежат исключению из материалов уголовного дела (формально, но не физически).

При этом, следственными органами нередко допускается обоснование обвинения недопустимыми доказательствами.

Во многих случаях, судебной практикой уже выработан подход к оценке определенных доказательств на предмет их допустимости и, в настоящей статье, я хочу обратить внимание читателей на ряд наиболее часто встречающихся на практике недопустимых доказательств.

Психофизиологические исследования (полиграф, детектор лжи)

Такие исследования являются недопустимым доказательствами вне зависимости от того в какой форме (заключение эксперта, специалиста и т.д.) они выполнены.

В некоторых судебных актах указывается на отсутствие научного обоснования и, как следствие, невозможность проверки такого исследования, но я предпочитаю обосновывать недопустимость такого доказательства с другой сточки зрения.

УПК РФ содержит правило о том, что оценку доказательств на предмет их достоверности могут проводить исключительно лица, указанные в законе (дознаватель, следователь, суд), а эксперт-полиграфолог такими полномочиями не наделен, следовательно, психофизиологическое исследование является недопустимым доказательством.

В тоже время, однозначное признание исследования с помощью полиграфа недопустимым доказательством не запрещает использование полиграфа для проверки следственных версий и направления хода расследования.

Несмотря на то, что судебная практика содержит примеры обоснования обвинительных приговоров со ссылкой на психофизиологическое исследование, в большинстве случаев, принципиальная позиция защиты позволяет признать такое доказательство недопустимым и исключить из процесса доказывания еще на стадии предварительных слушаний.

Показания дознавателя, следователя и иных лиц, причастных к расследованию о содержании показаний и пояснений, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым (пересказ показаний)

Следователями и дознавателями активно практикуются допросы своих коллег из правоохранительной системы о содержании показаний подозреваемого (обвиняемого), который отказывается сотрудничать со следствием.

Допрашиваются оперативные сотрудники, сотрудники ППС, ГИБДД и иные лица, так или иначе, причастные к расследованию уголовного дела.

При этом, судебной практикой выработана однозначная позиция о недопустимости такого рода доказательств.

Такая принципиальная позиция, объясняется тем, что подозреваемый (обвиняемый) имеет право не свидетельствовать против себя, а также право на квалифицированную юридическую помощь, в том числе, участие защитника в ходе допроса.

Кроме того, до начала допроса, дознаватель или следователь обязан разъяснить подозреваемому (обвиняемому) его процессуальные права, чего в ходе таких неформальных бесед, конечно, не делается.

Допрос лиц, причастных к расследованию для воспроизведения содержания показаний подозреваемого (обвиняемого) данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, существенно нарушает вышеперечисленные права подозреваемого, обвиняемого и, следовательно, является недопустимым.

При этом, не имеет значение тот факт, содержатся ли указанные показания в протоколе допроса или зафиксированы в ходе иных следственных действий, тем более, когда в ходе таких следственных действий свидетель не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Показания с чужих слов, не подтвержденные первоисточником

Нередко в ходе расследования уголовного дела, один свидетель сообщает, что он слышал от другого лица определенную информацию, имеющую значение для дела.

Если первоисточник указанную информацию подтвердит, то указанное доказательство, безусловно, следует считать допустимым, однако, если первоисточник оспаривает или не подтверждает указанную информацию, то следует решить вопрос о допустимости показаний с чужих слов.

Несмотря на то, что даже базовые знания о теории уголовного процесса явно указывают на недопустимость таких доказательств, судебная практика Верховного суда РФ не столь однозначна.

Согласно одной точке зрения, показания с чужих слов относятся к числу производных доказательств, которые не имеют самостоятельного доказательственного значения в отсутствие первоначальных доказательств, чьей копией они являются, а следовательно, неподтвержденные показания с чужих слов следует считать недопустимыми доказательствами

Противоположная точка зрения, основана на том, что УПК РФ не содержит прямого запрета на использование такого рода доказательств.

На мой взгляд, первый подход является более проработанным и теоретически обоснованным, однако при оспаривании такого рода доказательств следует учитывать и наличие второй позиции.

Явка с повинной и объяснения, составленные без участия защитника

Уголовно-процессуальный закон прямо запрещает использовать показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

В тоже время, УПК РФ прямо не предусматривает обязательное участие защитника при получения объяснений в ходе проверки сообщения о преступлении, а также в ходе составления явки с повинной.

Что касается объяснений, то при оценке таких доказательств следует исходить из того, что УПК РФ предусматривает обязательное участие защитника с момента начала производства любых процессуальных действий, затрагивающих права подозреваемого.

При этом, следует исходить не столько из формального, сколько из фактического статуса опрашиваемого.

Особенно важно при составлении объяснений, наличие отметки о разъяснении опрашиваемому процессуальных прав, в том числе, права на квалифицированную юридическую помощь.

В отношении явки с повинной, суды придерживаются позиции, что отсутствие защитника при написании явки с повинной не является нарушением права на защиту и не влияет на допустимость указанного доказательства.

Таким образом, одного факта отсутствия защитника при составлении явки с повинной будет недостаточно для признания такого доказательства недопустимым.

Необходимо учитывать, что явка с повинной одновременно является и обстоятельством, смягчающим наказание, а ее признание недопустимым доказательством, не всегда является оправданным.

Доказательства, производные от недопустимых (плоды гнилого дерева)

В юридической науке широко известного правило «плоды гнилого (отравленного, ядовитого) дерева».

Несмотря на то, что формулировка данного правила берет начало из религиозной литературы, оно имеет сугубо практическое значение и при рассмотрении уголовных дел.

Суть данного правила сводится к тому, что доказательства, производные от недопустимых также являются недопустимыми.

К примеру, заключение эксперта, основанное на документах, полученных с нарушением УПК РФ, будет являться недопустимым доказательством также как и сами документы.

Такая позиция прямо выражена в судебной практике Верховного суда РФ.

Примечание:

В настоящей статьей рассмотрены лишь несколько из наиболее часто встречающихся на практике видов недопустимых доказательств.

Перечень недопустимых доказательств законом не ограничен и любое доказательство, полученное с нарушением требований УПК РФ, может быть признано недопустимым, однако для этого потребуется участие квалифицированного адвоката, поскольку вопросы оценки доказательств на предмет их допустимости требуют изучения как законодательства, так и судебной практики конкретных судов.

Источник: https://advokat-sokolov74.ru/soveti-advokata/nedopustimye-dokazatelstva

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.