Оскорбление это факт

Эксперт-лингвист объяснил, как отличить подсудное оскорбление от ругани

Оскорбление это факт

Законодательство об оскорблениях в России должно стать лояльнее к простым людям, эмоционально выражающимся в бытовых ситуациях. Такое мнение в интервью Федеральному агентству новостей выразил лингвист Анатолий Баранов

Доктор филологических наук, профессор Института русского языка РАН, написавший известный учебник по лингвистической экспертизе текста, рассказал ФАН, как эксперты находят в текстах признаки оскорбления личности и представителей власти, чем отличается «дурак» от «дуралея» и в каких случаях можно материться.   

«Не вижу возможности оскорбить власть»

— Анатолий Николаевич, относительно недавно к списку статей, посвященных оскорблениям личности, добавился новый закон — об оскорблении госсимволов: Федеральный закон о внесении изменений в КоАП от 18.03.

2019 № 28-ФЗ.

С точки зрения анализа текстов, у лингвистов-экспертов появились новые задачи? Или механика процесса везде одна и та же независимо от объекта, который оскорбляют, будь то просто личность или представитель власти? 

— Да, конечно, методики используются одни и те же. Но именно по этой статье — об оскорблении госсимволов — я отказываюсь писать экспертизы. 

— Почему отказываетесь?

— Эта статья относится к органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации. Но простите, власть — это же не физическое лицо! А оскорбление в первую очередь адресовано конкретному лицу, человеку. Власть не является человеком. 

— Как раз недавно в администрации президента призвали МВД отказаться от практики использования этого закона для защиты чиновников…

— Это в принципе абсолютно неправильная статья, которая еще сделает много плохого. Каким образом можно оскорбить власть? Можно оскорбить конкретного чиновника, так пусть идет в суд и судится по поводу оскорбления его лично. А почему он считает, что оскорбление его как прокурора или судьи — это оскорбление всей системы власти? С каких пор отдельный человек отождествляется со всей властью? 

— Но если ваши коллеги разделяют вашу позицию, то получается, что проводить экспертизы в отношении нарушений этого закона желающих нет?  

— Я лично отказываюсь писать по этой статье, но я знаю, что многие эксперты пишут. Ну если бы мне, например, в приказном порядке сказали: «Напиши экспертизу по этой статье! Вот смотри, есть речевой акт с неприличной лексикой в отношении прокурора».

Я бы написал, что да, есть неприличная форма выражения, относится к конкретному лицу. А относится ли к власти — пусть решает следствие, суд, это их компетенция, их право.

Это не ответственность лингвиста — я не вижу возможности оскорбить власть как таковую. 

Есть ли точные методы для гуманитариев

— А как вы определите сам факт неприличной формы выражения по отношению к конкретному человеку? Насколько эта процедура регламентирована? На мой взгляд, здесь имеет место доля субъективной оценки… 

— В лингвистике есть целый ряд инструментов, которые позволяют определить приличность или неприличность формы выражения, передачи смысла. Есть даже методика по оскорблению, выпущенная Центром экспертиз при Минюсте (Федеральный центр экспертиз при министерстве юстиции РФ. — Прим.

ФАН), но она мне представляется не вполне применимой.

И, вообще говоря, представление о том, что без методики эксперт работать не может, справедливо по отношению к криминалистическим экспертизам, которые связаны с анализом химического состава веществ, баллистических характеристик движения пули, с медицинской экспертизой.

— Вы говорите в целом о точных науках, правильно?

— Да. В этих случаях без методик действовать невозможно.

Что касается так называемых социокультурных экспертиз, которые относятся к гуманитарной сфере знаний, то там чрезмерный упор на методики бессмысленен, потому что невозможно все предусмотреть.

В этом случае эксперт должен ориентироваться не на методики, а на научные методы и на приемы исследования, которым его обучали, когда он получал базовое образование. 

— Значит доля субъективности в экспертизе текстов все-таки есть?

— Если человек владеет методами анализа, которым его обучали по базовой специальности, то в области лингвистики я могу сказать, что результаты будут совершенно объективны. 

— Какие это методы, например?

— Например, метод синонимических преобразований, который позволяет выявить то содержание анализируемого объекта, которое существенно с точки зрения поставленных вопросов. Это универсальный метод, который используют все лингвисты. Другое дело, что методы синонимических преобразований могут быть различны.

Например,  вы можете использовать словари, словарные толкования — лингвист использует их для того, чтобы выявить те смыслы, которые наиболее существенны. Любой человек может посмотреть соответствующий словарь.

Разумеется, словари могут быть несовершенны и так далее, но для этого эксперт и существует: он должен быть в состоянии провести собственный семантический анализ и определить, можно ли использовать эти словари для проведения исследования или нет. 

— И эти методы сегодня такие же, как и 20—30 лет назад? Ведь сейчас активно меняются каналы коммуникации, характер информации, в том числе публичной…

— Есть методы семантического анализа, которые уже давно используются в лингвистике, независимо от предмета анализа. Что вы анализируете — это важно, но в любом случае универсальные методы есть. Есть, конечно, новые методы, которые были разработаны только в конце 1960-х годов, например дискурс-анализ или теория речевых актов.

Теория речевых актов — это довольно точный метод исследования, позволяющий выявить коммуникативную направленность высказывания, его коммуникативную цель, что очень важно по делам, которые связаны с анализом высказываний в диалогах по делам о взятках, вымогательстве и проч.

Специалист-эксперт должен осознавать границы научных методов, их реальные возможности. В этом отношении методики, конечно, нужны. В частности нужна была бы — ее еще нет — внятная методика по оскорблению, где были бы четко описаны типы ситуаций — более официальные, менее официальные.

Это все должно быть описано, и такая типология должна использоваться экспертом. К сожалению, пока такой типологии нет. 

— Ведутся ли какие-то работы по ее разработке?

— Нет, формально у нас же есть методика по оскорблениям, которую я уже упоминал. Ее рекомендует Минюст для использования экспертами, но вообще-то она ломает существующую практику проведения лингвистических экспертиз по данному классу дел, что вряд ли можно приветствовать.

О брани от профессоров и «идиотах» на суде

— А в случае с оскорблениями, на основании чего лингвист делает вывод о наличии или отсутствии нарушения? 

— В случае с оскорблениями речь идет о трех важнейших характеристиках. Первая — это отнесенность речевого акта, предположительно, передающего оскорбление, к конкретному лицу. Вторая — стилистические особенности или характеристики слова.

Есть стиль высокий, есть стиль литературный, есть стиль обыденного общения, есть стиль сниженный, жаргон и так далее. Третья характеристика касается речевой ситуации, в которой слово было употреблено.

Например, это может быть выступление лектора перед студентами или заседание суда, или приватный разговор собутыльников в процессе распития спиртных напитков на кухне. Легко заметить, что все указанные ситуации различны.

Тем самым какое-нибудь обсценное слово, которое было употреблено одним собутыльником по отношению к другому, трудно рассматривать как неприличную форму, поскольку в соответствующей ситуации это стандарт общения. Люди, которые так общаются, очень часто используют обсценные слова.

Это люди определенной социальной страты, да и не только: даже профессоры — я могу это сказать совершенно определенно (смеется) — даже профессоры на дружеской попойке могут употребить «нехорошее» слово. Интерпретировать его как неприличное по форме в такой ситуации невозможно, хотя оно, конечно, нецензурное. С другой стороны, есть литературное слово «идиот» или «дурак». И представьте себе, что в судебном заседании одна из сторон называет судью идиоткой или идиотом… 

— Думаю, это будет расцениваться как неприличное высказывание.

— Да. Хотя это слово литературного языка, оно есть во всех словарях, и даже не всегда указано, что оно используется как ругательство. И, тем не менее, в этой официальной ситуации оно, безусловно, будет неприличным по форме. Это вполне доступный метод анализа, не требующий сверхспособностей. Он, конечно, требует внимательности, требует знаний о том, какие ситуации бывают… 

— И в том числе нелингвистических знаний…

— Конечно. Тут есть что-то, что относится не к лингвистическим знаниям, а к знаниям о мире, присущим всем людям. Но это неизбежно. Когда, скажем, лингвист проверяет текст на наличие негативной, нейтральной или позитивной информации, он устанавливает тип оценки.

Но оценочная составляющая не является чисто лингвистической. Это сфера этики, но у нас же нет судебных экспертов по этике. Все мы, если мы живем в социуме, являемся в какой-то мере экспертами по этике — по крайней мере, должны быть.

Конечно, это нелингвистическое знание. 

— Правильно ли я понимаю, что в любом случае с помощью этих приемов и методов в совокупности эксперт-лингвист может ответить на все вопросы, которые перед ним стоят? 

— Есть, конечно, случаи сложные, когда окончательных выводов сделать нельзя. Но тогда эксперт и пишет, что по имеющимся методам анализа сделать однозначный вывод невозможно. Это, например, очень характерно для экспертиз по установлению авторства.

Там сфера предположительности, приблизительности достаточно велика. И важно не то, что не всегда можно получить объективный результат; важно, чтобы в тех случаях, когда этого сделать нельзя, эксперт в явном виде это писал. А дальше уже решение — за следственными органами и судом.

Экспертиза — это же не единственное доказательство, которое используется в судебном процессе. 

Точных правил нет

— Получается, что квалифицированный эксперт-лингвист, владеющий методологией, относительно хорошо понимает, когда, что и кому можно говорить и какие выражения подбирать. Но как разобраться в этом говорящим — тем, кого могут привлечь к ответственности по административной или даже уголовной статье? 

— Это проблема. Это проблема для общественной коммуникации. Вообще, я считаю, что должны быть четкие правила, чтобы люди, которые участвуют в общественных дискуссиях, понимали рамки использования языка, в которых говорящий находится в безопасности с точки зрения права. 

— А этих правил нет?

— А их сейчас в точности нет. Если постоянно нужно привлечение эксперта-лингвиста для того, чтобы определить, можно ли сказать так-то или нельзя, это конечно неправильно. Все мы постоянно участвуем в общественной коммуникации, и все участники должны четко понимать, как можно и как нельзя.

К сожалению, законодательство сейчас устроено таким образом, что очень трудно человеку, который имеет, например, начальное или среднее образование, разобраться, как ему можно говорить, а как нельзя. Но незнание закона не освобождает от ответственности. Например, какой-нибудь пенсионер говорит председателю дачного кооператива: «Ой, да иди ты на …» И вот за «иди ты на …

» его могут привлечь по оскорблению в рамках КОАП. Это, конечно, неправильно.

— Как же решать эту проблему? 

— Я не знаю, как должен быть устроен закон, но понятно, что он должен быть устроен так, чтобы эти случаи не подпадали под действие даже КоАПа. Либо должна быть такая правоприменительная практика, чтобы правоохранительные органы, суды к этим случаям относились терпимо. 

— Периодически в СМИ появляется информация о решениях судов на основе оставленных в социальных сетях комментариев, которые у многих вызывают вопросы. 

— Общение в Интернете — это вообще другая коммуникативная среда, и внутри нее есть разные коммуникативные ситуации. Есть разные социальные сети — есть «ВКонтакте», и есть , есть закрытые сообщества и открытые.

В закрытых — много чего позволяется, в открытых модератор может налагать ограничения на форму выражения смысла и, в частности, убирать всю обсценную лексику, блокируя человека, который ее использует. Тут опять-таки надо смотреть каждый случай отдельно.

Хотя, конечно, зона Интернета — это зона более открытая и менее формальная, чем устное или письменное общение, которое предусматривает определенные стилистические нормы. 

— И все-таки есть ли какие-то однозначные маркеры для вас, по которым вы сразу можете определить, что в таком-то случае речь идет о нарушении? И что, соответственно, субъектам коммуникации употреблять такие слова или формы следует осторожно? 

— Ну например, использование нецензурной лексики, мата по отношению к конкретным лицам в большинстве случаев является оскорбительным. Но очень важно, что речь идет об обращении к кому-то.

Когда человек входит в автобус, роняет шапку и матерится — здесь нет оскорбления в смысле законодательства, потому что акт оскорбления всегда направлен на конкретное лицо.

Конечно, существуют контексты, которые связаны с использованием обсценной лексики и это не является неприличным, мы уже говорили об этом, но таких ситуаций немного на самом деле.

— Вы упомянули, что в определенном контексте даже слово «дурак» может быть ругательным. А может ли меняться заключение лингвиста в зависимости от того, какая именно форма слова была использована или какое слово из ряда родственных? Например, «дурак», «дуралей», «дурашка»…

— Конечно, выводы могут быть разными, потому что «дурак» и «дуралей» — это разные по стилистическим особенностям и по семантике слова. С точки зрения правоприменительной практики, тут надо смотреть, но, конечно же, слово «дурак» более грубое, а «дуралей»  — это такая даже ласковая номинация, которую трудно рассматривать как оскорбление (улыбается). И «дурашка» — тоже.

Источник: https://riafan.ru/1198218-ekspert-lingvist-obyasnil-kak-otlichit-podsudnoe-oskorblenie-ot-rugani

Лингвистическая экспертиза оскорбления

Оскорбление это факт

Оскорбительность выражения – это употребление неприличных, бранных, непристойных слов и фразеологизмов, противоречащее правилам поведения, принятым в обществе.

Следует разграничивать описательные высказывания и оценочные суждения.

Описательные высказывания содержат сведения о фактах и событиях: констатируют положение дел или утверждают необходимую связь явлений. Грамматически они оформлены как повествовательные предложения и подлежат верификации, т.е.

проверке на соответствие действительности (истинность или ложность).

Описательные высказывания не могут быть оскорбительными, но они могут быть опровергнуты, в случае если они являются порочащими и не соответствуют действительности.

Оценочные суждения устанавливают абсолютную или относительную ценность какого-либо объекта. Оценка объекта не подлежит опровержению. Но она может быть оспорена в рамках той же или иной шкалы ценностей.

Оценочные высказывания могут быть негативно-оценочными и положительно-оценочными.

Они недопустимы, если содержат непристойные слова и выражения, бранную, обсценную лексику, прямо адресованную или характеризующую какое-либо конкретное физическое лицо.

К основным тематическим группам бранной лексики относятся:

  • названия животных;
  • наименования нечистот;
  • обращения к нечистой силе;
  • обвинения в незаконнорожденности;
  • наименования интимных отношений и названия гениталий.

Наличие неприличной формы таких слов и выражений, относящихся к конкретной личности, расцениваются как посягательство на честь и достоинство данного лица.

Основные категории лексических и фразеологических единиц, которые в определенном контексте употребления могут носить в адресации к тому или иному лицу оскорбительный для данного лица характер:

Слова и выражения,
обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность: мошенник, жулик, проститутка. 

  1. Слова с ярко выраженной негативной оценкой, фактически составляющей их основной смысл, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию характеризуемого: расист, двурушник, предатель.
  2. Названия некоторых профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник. 
  3. Зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья), глупость (осел), неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т.п. 
  4. Глаголы с осуждающим значением или прямой негативной оценкой: хапнуть
  5. Слова, содержащие экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п. без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам.
  6. Нецензурные слова для слов первого разряда, сохраняющие тем не менее их негативно-оценочный характер: женщина легкого поведения, интердевочка. 
  7. Специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократы, прихватизаторы.
  8. Нецензурные слова в качестве характеристики лица.
  9. Сравнение с одиозными историческими и литературными персонажами: Пиночет, Гитлер и т.д.

Рассмотрение понятия «оскорбление» как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» показывает, что основным компонентом публичного оскорбления являются:

  • наличие слов и выражения оскорбительного характера,
  • их адресованность конкретному лицу,
  • неприличная форма, унижающая достоинство адресата.

С лингвистической точки зрения неприличная форма – это наличие высказываний в адрес гражданина, содержащих оскорбительную, непристойную лексику и фразеологию, которая оскорбляет общественную мораль, нарушает нормы общественных приличий.

Эта лексика в момент опубликования текста воспринимается большинством читателей как недопустимая в печатном тексте. При этом употребление непристойных слов и выражений должно быть прямо адресовано конкретному лицу с целью унижения его в глазах окружающих, при этом инвективная лексика дает обобщенную оценку его личности.

Таким образом, «неприличная форма» применительно к лингвистической экспертизе – это форма оскорбительная, т.е. содержащая оскорбительные для адресата (истца) слова и выражения. В ходе лингвистической экспертизы подтверждается или опровергается оскорбительный характер исследуемых выражений, т.е.

подтверждается или опровергается наличие неприличной языковой формы выражения негативной информации.

Судебная лингвистическая экспертиза сегодня активно востребована и по делам, связанным с защитой прав на результаты интеллектуальной деятельности, например, на товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, доменные имена, иные коммерческие обозначения.

В отношении их все чаще возникают споры и конфликты о правомерности регистрации и использования, возможности введения потребителей в заблуждение из-за сходства до степени смешения, отсутствия индивидуализирующих признаков и особенностей и т.д. Другая категория – это объекты, которые обладают (или могут обладать) признаками охраноспособности в соответствии с действующим законодательством.

Сегодня можно говорить о следующих типовых задачах, решаемых в рамках судебной лингвистической экспертизы по делам, связанным с защитой прав интеллектуальной собственности:

  • исследование текста, высказывания или языкового знака (например, авторского договора, фирменного наименования, товарного знака, доменного имени) с целью установления или толкования его смыслового содержания;
  • исследование обозначений (фирменных наименований, товарных знаков, доменных имен, коммерческих обозначений и т.д.) на предмет установления их оригинальности, индивидуальности, новизны, неповторимости, а также сходства до степени смешения с противопоставленными им обозначениями (по фонетическим, семантическим и графическим признакам);
  • установление доминирующего элемента в комбинированных товарных знаках, включающих словесное обозначение и т.д.

Участились случаи споров о наличии авторских прав на отдельные части литературного произведения, вплоть до названий, имен персонажей, что требует рассмотрения слов русского языка, особенно имен собственных, в аспекте индивидуального творчества.

Это связано с тем, что творческая самостоятельность произведения – важное условие приобретения им правового статуса объекта, подпадающего под защиту авторского права.

Определение оригинальности или неоригинальности произведения – задача для экспертов-лингвистов нетривиальная.

Ведь многие объективно новые творческие результаты могут быть достигнуты, получены разными лицами, работающими параллельно, независимо друг от друга. Авторское же право охраняет лишь те творческие результаты, которые являются уникальными, оригинальными.

Это относится как к произведению целиком, так и к отдельным его частям, если эти части могут употребляться самостоятельно и являются оригинальными.

Вопросы, которые решают эксперты-лингвисты

  1. Имеется ли полное или частичное сходство, тождество или различие произведений (например, литературно-художественного, публицистического или научного произведения)?
  2. Имеется ли сходство по лингвистическим признакам противопоставленных обозначений (в целом или в отдельных частях, компонентах) до степени смешения (например, товарных знаков или фирменных наименований, доменных имен)? 
  3. Является ли объект результатом индивидуального творчества (например, название, слоган, персонаж, видеоклип и т.п.)? Является ли произведение самобытным или переработанным, отредактированным?
  4. Может ли элемент произведения (название, фрагмент, припев, строка или строфа) употребляться самостоятельно?
  5. Оригинален ли словесный компонент, словосочетание, элемент произведения (название, имя персонажа и т.д.)?
  6. Аутентичен ли перевод оригиналу? 
  7. Каково значение текста (например, формулы изобретения)?
  8. Каковы значение, этимология слова, сочетания слов в контексте произведения?

Судебная лингвистическая экспертиза может проводиться комплексно с психологической, компьютерно-технической экспертизой (например, если исследованию подлежит контент сайта в Интернете, содержимое электронной почты и т.д.), с фоноскопической экспертизой (когда объектом исследования является устная речь, записанная на фонограмме), автороведческой экспертизой (если возникает спор об авторстве документов).

Источник: https://Ceur.ru/library/articles/lingvisticheskaja_jekspertiza/item128815/

Как доказать оскорбление личности

Оскорбление это факт

Информационная статья, повествующая о том, как доказать оскорбление личности, и можно ли вообще это сделать в условиях действующего законодательства.

Согласно действующему законодательству, унижение личности в Российской Федерации трактуется, как унижение чести и достоинства любого гражданина, которое еще и выложено в неприличной форме.

Несмотря на это, не всегда юридически можно разобраться и понять, в каком случае имело место оскорбление, а в каком – слишком грубое высказывание личного мнения в адрес каких-то действий или личностных характеристик человека.

В каких случаях оскорбление имеет место быть?

В принципе, вопрос достаточно сложный, потому что границы этого, зачастую, определяет индивидуальное восприятие человека, в адрес которого высказываются. Кто-то может не придать значения даже самому изощренному высказыванию в его адрес, а кто-то начинает говорить об оскорблении чести, если ли ему сделают слишком жесткое замечание, например.

Если человек, который, якобы, наносит своему оппоненту оскорбления, высказывается, четко аргументируя, в чем его собеседник не прав, и почему утверждения, которыми тот оперирует – ложные, он просто высказывает свое мнение. Расценивать подобное, как оскорбление, которое может быть наказуемо, ни в коем случае нельзя.

Даже если формулировки человека были очень грубыми. Оскорбление имеет место только когда, когда речи человека направлены исключительно на то, чтобы намеренно унизить и оскорбить своего собеседника, используя при этом ненормативную лексику, например.

Назначение оскорблений в том, чтобы причинить человеку какие-то моральные страдания из-за высказываний в его адрес. Зачастую, высказываний совершенно необоснованных.

Уважаемые читатели! Наши статьи рассказывают о способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. 

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону +7 (800) 555-93-50. Это быстро и бесплатно!

Уголовная ответственность за оскорбления

До определенного момента, а точнее – до 2012 года, Российское законодательство предусматривало статью, регламентирующую действия в тех ситуациях, в которых имело место оскорбление личности. Относилась данная статья к Уголовному кодексу, а описанные в ней действия считались преступлением небольшой тяжести.

Разумеется, исходя из этого, статья не предусматривала какого-либо особо жесткого наказания за оскорбление личности. Кроме того, для того чтобы доказать виновность обвиняемого, в процессе судебного заседания по делу, должны быть задействованы свидетели, лично присутствовавшие в момент предполагаемого преступления.

Так же, важную роль в обвинении могут сыграть какие-либо доказательства в виде записи разговора в аудио- или видео-формате.

Даже если факт конфликта был доказан, иногда даже прокурору и судье было сложно определиться, действительно ли мотивом обвиняемого было оскорбление чувств потерпевшего, или это все-таки просто высказывание личного мнение на какую-либо неприятную ситуацию, сложившуюся между этими двумя участниками процесса.

По этой причине, в судебной практике страны достаточно редко рассматривались дела, в которых речь бы шла сугубо об оскорблении личности. Зачастую, ответственность по этой статье могли назначить в процессе рассмотрения какого-либо другого дела, регламентированного совершенно другими статьями Уголовного или Административного кодексов. Именно поэтому, так как количество судебных разбирательств по статье сводилось к минимуму, и сама статья со временем стала неактуальной.

Сейчас, согласно действующему законодательству, статьи, под юрисдикцию которых каким-либо образом попадает вопрос об оскорблении личности, относятся только к определенным специальным субъектам. Так, согласно статьям 319 и 336, уголовную ответственность можно понести, если оскорбление было адресовано представителю власти или военнослужащему.

На данный момент времени, оскорбление личности нельзя рассматривать, как преступление. Но это не отменяет того факта, что подобное до сих пор расценивается, как правонарушение. Согласно закону, человек, совершивший его, нарушает Кодекс об административных правонарушениях.

Статья, согласно которой будут вестись разбирательства по делу, предусматривает следующие возможные варианты правонарушения:

  • Ответственность за непосредственное оскорбление личности
  • Публичное оскорбление
  • Бездействие, когда на глазах у человека происходит публичное оскорбление личности

Наказание за правонарушения

На данный момент, максимально допустимое наказание, которое может быть применимо к человеку, позволившему себе личные оскорбления в адрес другого – штрафные санкции в размере примерно трех тысяч рублей. В то время как, будучи уголовной, эта статья предусматривала наказание вплоть до двух лет ограничения свободы.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас: 

+7 (800) 555-93-50 (Регионы РФ)

+7 (495) 317-12-91 (Москва)
+7 (812) 429-74-51 (Санкт-Петербург)

Это быстро и бесплатно!

Так как публичное оскорбление личности – более грубое правонарушение, размер штрафа, который может за него взиматься, увеличивается практически в два раза – до пяти тысяч рублей, если лицо является гражданским. Если лицо должностное или юридическое, эта сумма возрастает и может колебаться в диапазоне от пятидесяти до пятисот тысяч.

 В этой статье вы узнали, как доказать оскорбление личности. Если у вас возникли вопросы и проблемы, требующие участие юристов, то вы можете обратиться за помощью к специалистам информационно-правового портала «Шерлок». Просто оставьте на нашем сайте заявку, и наши юристы вам перезвонят.

Источник: https://www.cherlock.ru/articles/kak-dokazat-oskorblenie-lichnosti

Понятие и ответственность за оскорбление личности

Оскорбление это факт

Между обычной ссорой и оскорблением личности довольно тонкая грань. За границей люди опасаются грубо высказываться даже в адрес близких людей, так как наказание за это во многих странах серьезное. Но и в России за высказывание, которое считается оскорблением личности по закону, можно привлечь обидчика к ответственности.

Дорогие читатели! Для решения вашей проблемы прямо сейчас, получите бесплатную консультацию — обратитесь к дежурному юристу в онлайн-чат справа или звоните по телефонам:
Вам не нужно будет тратить свое время и нервы — опытный юрист возмет решение всех ваших проблем на себя!

Что, согласно закону, считается оскорблением личности

Унижение любого человека считается реальным преступлением во многих странах мира, включая Россию, Украину, Беларусь и т. д. Понятие «оскорбление личности» довольно расплывчато. С юридической точки зрения, это моральное унижение чести и достоинства человека, высмеивание его привычек, мировоззрения или других аспектов личной жизни.

Справка: при этом оскорбление носит грубый характер и используется обидчиком умышленно.

Человек может оскорбить не только вербально, то есть словами, но и жестами. Это может быть плевок, пощечина или даже неприличный жест в отношении потерпевшего. Также используются:

  • нецензурная лексика;
  • оскорбления в письменной форме (письма, рисунки, надписи на имуществе пострадавшего);
  • прикосновения, не попадающие под понятие физического насилия (толчки, обливание жидкостью и т. д.);
  • заочные обидные высказывания (с условием, что они будут донесены до ведома жертвы).

Следует отличать оскорбление от клеветы. В первом случае человек лишь выражает свое мнение, а во втором преподносит факты, противоречащие действительности. Клевета чаще всего используется для того, чтобы опорочить человека в глазах окружающих и добиться определенной цели. Например, получить незаслуженную должность и т. д.

Что касается видов оскорбления личности, то они весьма условны. Можно разделить это деяние на личное или публичное унижение. Также кроме клеветы, оскорбление нередко сопровождается угрозами. По закону за это обидчику грозит наказание согласно ст. 119 УК РФ. Во всем остальном оскорбление личности делится по месту совершения, например, работа, социальные сети и т. д.

Публичное унижение

К публичному оскорблению личности можно отнести случаи, когда свидетелями становится большое количество людей.

Примером может послужить ситуация, когда за печатью и СМИ государства никто не следит, то есть, нет цензуры. Такая статья в газете или иных изданиях, выпускаемых в печать, может иметь оскорбительное содержание.

К публичному унижению можно отнести также демонстративное оскорбление на собрании, по телевидению и т. д.

В интернете и социальных сетях

С развитием интернет-технологий все больше человек становятся жертвами неадекватных пользователей сайтов, которые намеренно используют в их адрес оскорбительные слова. Ранее считалось, что унижение чести и достоинства в интернете относится к публичному оскорблению. Сейчас суды разделяют эти два вида правонарушения.

Но доказать публичность оскорбления можно. Например, если слова, которые являются личным оскорблением по закону, были указаны в новостном интернет-издании, а не на личной странице.

Свою безнаказанность за оскорбления многие пользователи интернета чувствуют еще и потому, что их жертвы редко обращаются к правоохранительным органам и в суд. Считается, что доказать факт унижения довольно сложно именно из-за анонимности, постоянного изменения информации на сайтах и т. д.

На самом деле это не совсем так. Достаточно обратиться к нотариусу для подтверждения факта оскорбления. Будет составлен соответствующий акт, имеющий реальную юридическую силу. С ним можно спокойно обращаться в правоохранительные органы или суд.

На рабочем месте

Унижение личности на рабочем месте – явление довольно распространенное. Это касается не только подчиненного и начальника, так как оскорбить друг друга могут коллеги. Чаще всего ответственность за это грозить административная. Но такое деяние также может иметь ряд специфических признаков.

Например, покупатель оставил негативный и грубый отзыв по отношению к продавцу в соответствующей книге отзывов. Это обычное оскорбление личности. Но его можно классифицировать как публичное, так как данная книга является практически официальным документом, находящимся в открытом доступе для всех желающих.

Как наказать обидчика

Никто не вправе оскорблять честь и достоинство другого человека независимо от обстоятельств. Поэтому за такие правонарушения обязательно необходимо привлекать к ответственности. Для этого важно соблюсти несколько условий:

Понадобятся свидетели. Если это публичное нанесение обиды, то с этим проблем не будет. Другое дело, когда инцидент произошел, когда обидчик и потерпевший находились одни. Тогда доказать что-либо будет сложно.

Иные доказательства. , видео или фото, которое подтвердит факт оскорбления, является реальной уликой. В качестве доказательства можно использовать письма, записки и т. д.

По факту нанесения оскорбления можно обратиться в правоохранительные органы и написать заявление. Этот этап необходим для дальнейшего судебного разбирательства. Далее следует обращаться к мировому судье с иском. Административное наказание подразумевает штраф и возмещение ответчиком судебных издержек.

Но можно получить также моральную компенсацию. Когда речь идет о неимущественных исках, доказать нанесение вреда довольно сложно, но возможно. О том, есть ли шанс получить дополнительную компенсацию, следует проконсультироваться с юристом и собрать необходимые доказательства.

Если суду хватит улик для того, чтобы удовлетворить иск о взыскании морального ущерба, то будет установлена соответствующая сумма. Никаких особых формул для расчета не предусмотрено. Суд может поддержать сумму взыскания, указанную истцом, или установить иной размер. Порядок уплаты также устанавливается во время судебного разбирательства.

Какая ответственность предусмотрена

Ранее государство и правоохранительные органы рассматривали оскорбление личности как уголовное преступление. С 2012 года статья 130 УК РФ была упразднена, а ее полностью заменила ст. 5.61 КоАП. Уголовное наказание за данное правонарушение используется только в следующих случаях:

  1. Оскорбление в адрес верующих (ст. 148 УК РФ).
  2. Правонарушение, совершенное по отношению к представителю власти (ст. 319 УК РФ).
  3. Оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК РФ).

Для остальных граждан за обычное оскорбление предусмотрена лишь административная ответственность:

  • до 3 тыс. рублей штрафа для физических лиц;
  • до 30 тыс. рублей для должностных лиц, совершивших правонарушение;
  • до 100 тыс. рублей для юридических лиц.

За публичное унижение штраф несколько выше:

  • максимальная сумма для физ. лиц составляет 5 тыс. рублей;
  • должностное лицо должно заплатить 30–50 тыс. рублей;
  • юридическое лицо – 100–500 тыс. рублей.

При любых неприятных высказываниях в свой адрес следует правильно вести себя с обидчиком. Если человек не собирается немедленно извиниться, стоит обратиться к правоохранительным органам. Но ни в коем случае нельзя идти на конфликт и отстаивать свою честь с помощью физической силы. Это не приведет ни к чему хорошему, а лишь добавит проблем обоим участникам.

Источник: https://ypravo.com/kleveta-i-oskorblenie/oskorbleniem-lichnosti.html

Оскорбление и оскорбительное словоупотребление: проблемы разграничения в лингвистической экспертизе текста

Оскорбление это факт
Предлагаем вниманию читателей конкретизацию понятий оскорбление и оскорбительное словоупотребление применительно к задачам лингвистической экспертизы. Оскорбительное словоупотребление представляет собой публичное употребление в адрес потерпевшего (или в его отношении) оскорбительной лексики.

Необходимо иметь в виду, что оскорбительная лексика и фразеология – не отдельный структурно-семантический разряд языковых единиц в системе языка (в отличие, например, от оценочной или эмоциональной лексики), который можно выявить и представить в виде списка.

Нельзя утверждать о какой-либо единице языка, что она оскорбительная – она может лишь обладать оскорбительным потенциалом в силу своей семантики или стилистической отнесенности, быть потенциально оскорбительной, но она становится оскорбительной только в контексте, хотя она может нейтрализовывать свой оскорбительный потенциал в том или ином контексте, просто не реализовывать его. В связи с этим при назначении экспертизы нужно признать некорректной постановку судом или следователем вопросов типа «Являются ли слова тварь, придурок, козел оскорбительными?». Вопрос может ставиться так: «Являются ли слова тварь, придурок, козел оскорбительными в данном тексте для такого-то лица». Для признания факта оскорбительного словоупотребления необходимо, чтобы были удовлетворены следующие условия:

  1. Использованная лексика или фразеология принадлежит к разряду грубой (это следующие стилистические разряды: вульгарная, бранная, нецензурная).
  2. Ср.:

    Классификация лексики по нормативности, стилистической отнесенности и морально-этической принадлежности

  3. Грубая лексика носит оскорбительный характер, если она использована в адрес конкретного потерпевшего.
  4. Грубая лексика носит оскорбительный характер, если она использована публично.
  5. Грубая лексика носит оскорбительный характер, если контекст актуализирует ее оскорбительный характер.

Лингвист-эксперт в результате проведения исследования устанавливает:

  • наличие грубой лексики;
  • наличие контекста, в котором оскорбительный характер этой лексики актуализируется;
  • употреблена ли она в адрес конкретного лица;
  • использована ли она публично.

Суд же должен определить, в какой степени правомерно потерпевший чувствует себя оскорбленным, потерпевший должен объяснить, на чем основано испытываемое им чувство оскорбленности (обиды), какие его права нарушены. Очень важно различать:

  • Оскорбительное словоупотребление
  • Оскорбление как унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме.

Существенное значение для разграничения оскорбительного словоупотребления (речевого оскорбления) и оскорбления в юридическом смысле (ст.5.61 КоАП) имеет разграничение адресного и безадресного употребления оскорбительной (грубой) лексики.

Адресное употребление вульгарной лексики

Например, человеку публично говорят: – Ты что, жопу свою не можешь на минуту оторвать от стула? Вульгарная лексика имеет в таких ситуациях оскорбительный для потерпевшего характер – использование ее в диалоге с ним понижает общественный статус потерпевшего, умаляет его статус в глазах окружающих, поскольку демонстрирует возможность разговаривать с ним, не соблюдая нормы культуры общения и речевого этикета, Адресное употребление бранной и вульгарной лексики – оскорбительное словоупотребление – это оскорбление человека грубой речевой формой адресованного ему высказывания.

Адресное употребление бранной лексики

Если имеет место адресное публичное сквернословие – в адрес конкретного человека публично произнесены (или написаны) бранные слова – его назвали тварью, сукой, козлом, уродом, сволочью, гнидой, либо в его адрес прозвучали нецензурные слова в любой форме, он чувствует себя оскорбленным этими высказываниями. Адресное сквернословие оскорбляет его, поскольку вызывает у него обиду. Адресное публичное употребление бранной лексики по отношении к человеку является для него оскорбительным, оскорбляет (обижает) его тем, что:

  • понижает общественный статус потерпевшего, умаляет его статус в глазах окружающих, поскольку оскорбитель присваивает себе право публично нарушать моральные нормы общества при том, что потерпевший этими правами не пользуется;
  • оскорбитель публичным нарушением норм приписывает себе более высокий статус, демонстрирует возможность разговаривать с потерпевшим, не соблюдая нормы культуры общения и речевого этикета;
  • придает потерпевшему статус публично осуждаемого в социальном плане лица;
  • ставит потерпевшего в роль провинившегося, которую необходимо терпеть, не отвечая на брань, учитывая требования культуры общения и поведения;
  • раскрывает, делает публично известной свою личную неприязнь к потерпевшему;
  • формирует у окружающих впечатление виновности потерпевшего, его непрофессионализма, неумения что-то делать, неадекватности его поведения и т.д., независимо от истинности обвинений;
  • побуждает оскорбленного оправдываться перед сквернословом и окружающими, хотя для этого может не быть оснований;
  • вызывает потерпевшего на скандал, провоцирует его ответить оскорбителю, провоцирует оскорбленного на ответное нарушение норм культуры поведения и общения;
  • делает потерпевшего предметом обсуждения в обществе, предметом жалости, злорадства, пересудов и др.

Адресное употребление нецензурной лексики К нецензурной лексике в строгом смысле слова мы предлагает относить в современном русском языке четыре слова – наименование мужского полового органа ( на х…), наименование женского полового органа (на п… ) наименование акта совокупления (на е…) и женщины-проститутки ( на б…), а также всех слов, однокоренных с названными. Состав нецензурной лексики в современном русском языке может быть задан списком. 7 мая 2014 в газете «Известия» в статье В.Зыкова «Роскомнадзор автоматизирует поиск нецензурной брани» была сообщена следующая информация: «… в прошлом году Роскомнадзор обратился в Институт русского языка РАН за разъяснением, что считать нецензурной бранью. По результатам исследования было принято определение, что матом считаются четыре слова русского языка и производные от них: «нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы» ( В.Зыков. Росокомнадзор автоматизирует поиск нецензурной брани. – «Известия», 7 мая 2014). Забавно, что предложенное Институтом русского языка объяснение, являющееся, по словам газеты, «результатом исследования» академического института, слово в слово совпадает с опубликованным мною еще в 2008 г.: «К нецензурной лексике в современном русском языке относятся четыре слова – нецензурные обозначения мужского и женского половых органов, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы» (О понятиях «неприличная форма высказывания» и «нецензурная лексика». // Язык и национальное сознание. – Вып.10. -Воронеж, 2008. – С.106). Мелочь, а приятно. Если нецензурное словоупотребление имеет место в узком кругу, адресовано членам узкого круга, осуществляется в отсутствие посторонних или свидетелей – правовых последствий употребления нецензурных слов и выражений в таких ситуациях не наступает. Если нецензурная лексика используется публично – это нарушение общественного порядка – мелкое хулиганство (ст.20.1 ГК РФ.): «Глава 20. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность. Статья 20.1 Мелкое хулиганство 1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставание к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Если публично сообщаются в нецензурной форме порочащие человека сведения (о нарушении им моральных норм или законов) – это деяние подпадает под ст.5.61 КоАП РФ – «оскорбление» ( например, женщину называют б…ью, имея в виду, что она ведет аморальный образ жизни). Нецензурные слова образуют неприличную форму языкового выражения мысли (см. также: И.А.Стернин. О понятии «неприличная форма высказывания» в лингвистической экспертизе // «Воронежский адвокат». – № 1(79). – 2010. – С.16-21.). Адресное употребление грубой лексики (вульгарной, грубой и нецензурной) является оскорбительным словоупотреблением, если, как уже отмечалось, удовлетворяются следующие условия:

  • использованная лексика является грубой (то есть вульгарной, бранной или нецензурной);
  • имеется контекст, в котором оскорбительный характер этой лексики актуализируется;
  • данная лексика употреблена в адрес конкретного лица;
  • она использована публично.

Должны усматриваться все четыре признака оскорбительного словоупотребления одновременно. Рассматриваемое словоупотребление не должно быть безадресным выражением субъективной эмоции говорящего «себе под нос». Адресное употребление нецензурной лексики может представлять собой оскорбление в трактовке ст.5.61 КоАП РФ. Для этого должны усматриваться следующие признаки оскорбления в юридическом смысле:

  • Сообщение негативных сведений о лице или организации
  • Отнесенность негативных сведений к конкретному лицу или организации
  • Фактологический характер негативных сведений (фактологические утверждения)
  • Публичный характер распространения сведений
  • Порочащий характер данных сведений (то есть выраженное в языковой форме указание на нарушение моральных норм или законов, см. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.2.2005)
  • Информационный характер текста, информационная цель (установка) автора (статья, заметка, публичное выступление, заявление, просьба, доверенность, служебная записка, обращение, информационное сообщение и т.д.).
  • Неприличная ( то есть нецензурная) языковая форма сообщения негативной информации

Необходимо иметь в виду, что возможно безадресное употребление бранной, вульгарной и нецензурной лексики. Это употребление грубой лексики «себе под нос», для словесного выражения субъективной эмоции, без публичной адресации высказывания, без цели сообщения чего-либо кому-либо – чисто субъективно-эмоциональное словоупотребление; оно, разумеется, свидетельствует о, общем бескультурье и низкой речевой культуре говорящего, его несдержанности, но не влечет правовых последствий.

Безадресное употребление вульгарной лексики

– Представьтесь! – А пошли Вы в жопу, молодой человек! – А ну вас всех в жопу… Безадресное употребление бранной лексики Выражение Судья – идиот, произнесенное истцом при выходе из судебного заседания в сердцах себе под нос, не было адресовано судье, а является субъективным словесным выражением негативного эмоционального отношения истца к решению судьи.

Безадресное употребление нецензурной лексики

Если кто-либо нецензурно ругается себе под нос, используя нецензурные слова в междометной функции (вот б…, опять опоздал) или для словесного выражения личных негативных эмоций (е…. твою мать!), данное нецензурное словоупотребление никому не адресовано, его никто не слышит из посторонних – правовых последствий не наступает. Таким образом, можно говорить об оскорблении в юридическом смысле (в понимании ст.5.61 КоАП РФ – нецензурная характеристика нарушения лицом моральных норм или законов) и оскорбительном словоупотреблении, под которым понимаются все остальные случаи использования грубых и нецензурных слов в публичном общении, как адресные, так и безадресные (речевое хулиганство – в случае публичного использования нецензурной лексики, публичное сквернословие – при публичном использовании вульгарной и бранной лексики). Важным выводом из приведенных рассуждений нам представляется следующий: на оскорбительное словоупотребление нельзя подавать иск в суд по ст.5.61 КоАП РФ. Только за одно употребление кем-либо бранной или вульгарной лексики в адрес какого-либо человека не может следовать правового преследования, каким бы оскорбленным не посчитал себя тот человек, в адрес которого она прозвучала или при ком она была произнесена. Речевое поведение грубияна, сквернослова, хама подлежит, к сожалению, в данный момент только общественному моральному осуждению как нарушение принятых в обществе норм речевого этикета, правил культуры речи, норм приличия, норм поведения в общественных местах и под. Потерпевшему от оскорбительного словоупотребления в свой адрес необходимо разъяснить, что в таком случае можно потребовать от оскорбителя извинения, можно написать жалобу его начальству, написать о его неблаговидном поведении ему на работу, сделать его неблаговидный поступок достоянием общественности в прессе, внести запись о допущенной грубости в жалобную книгу и под. Но этот случай не подлежит правовому регулированию, он не подпадает под действие ст.5.61 КоАП РФ «оскорбление» – «унижение чести и достоинства в неприличной форме». Употребление нецензурной лексики в адрес человека или в его присутствии также не попадает автоматически под действие РФ, так оно может быть не адресовано кому-либо (тогда оно свидетельствует о некультурности говорящего, но поскольку никак не характеризует адресата, не может его оскорблять; это проявление нарушения норм культуры речи и подлежит общественному осуждению), либо может подходить под статью мелкое хулиганство (ст.20.1 ГК РФ): нецензурное словоупотребление в общественном месте. Сказанное выше можно представить в виде таблицы:

Виды оскорбительного словоупотребления и дифференциация ответственности

Доклад был представлен И.А. Стерниным на онлайн-форуме «Защита чести, достоинства и деловой репутации и оскорбление: юридические и лингвистические корреляции» 30-31 марта 2015 года в АНО «Лингва-Эксперт».

Источник: http://lingva-expert.ru/articles/Oskorblenie-oskorbitelnoe-slovoupotreblenie/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.