Организованная преступная группа отличается от преступного сообщества

Российское уголовное право

Организованная преступная группа отличается от преступного сообщества

⇐ Виды и формы соучастия

Преступное сообщество (преступная организация) представляет собой наиболее опасную форму соучастия и уголовно-правовую форму выражения организованной преступности, которая впервые закреплена в УК РФ. На современном этапе организованная преступность является одним из самых опасных социальных явлений, угрожающих российскому обществу и государственности.

Она достигла таких масштабов и глубины, что стала как бы самодостаточной, способной возвышаться над обществом, государством, экономикой, определять их состояние, содержание и динамику.

Под ее воздействием разрушаются национальная ментальность, духовное и нравственное здоровье, иммунная система общества, абсолютного большинства населения.

И это — самое тяжкое последствие организованной преступности в ее современном виде.

Организованная преступность сложна, многомерна и разнопланова, что не позволяет, к сожалению, пока выработать в мировой практике борьбы с нею универсального понятия.

Одновременно необходимо иметь в виду, что понятие организованной преступности — понятие криминологическое и в силу своей недостаточной определенности и многосложности не может напрямую закрепляться в уголовном законе.

Поэтому УК предусматривает соответствующие этому понятию уголовно-правовые формы проявления организованной преступности — организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию).

Согласно ч. 4 ст.

35 УК, преступным сообществом (преступной организацией) признается «сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях».

Преступным сообществом (преступной организацией) признается «сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех; же целях» (ч. 4 ст. 35 УК).

Это определение в основных чертах воспроизводит определение преступного сообщества, которое было сформулировано в ст. 52 Уголовного уложения Российской империи 1903 г.

: «Согласившийся принять участие в преступном сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления и не отказавшийся от дальнейшего соучастия, но не бывший соучастником тяжкого преступления или преступления, отвечает только за участие в сообществе.

Участие в сообществе для учинения тяжкого преступления или преступления или в шайке, составившейся Для учинения нескольких тяжких преступлений Или преступлений, наказывается в случаях, особо законом указанных».

В Модельном Уголовном кодексе стран СНГ содержится иное определение преступного сообщества: «Преступным сообществом, признается сплоченное объединение организованных преступных Групп с Целью получения незаконных доходов» (ч.

4 ст. 38).

Сопоставление данных признаков и признаков организованной группы показывает, что законодателю не удалось сформулировать Четкие отграничительные признаки, что создает серьезные трудности в правоприменительной деятельности. В специальной литературе высказываются в этой Связи и более радикальные предложения. Так, И. Г. Галимов и М. Ф.

Сундуров считают, что надо отказаться от двухступенчатой схемы определения форм организованной преступности в УК (имеются в виду организованная группа и преступное сообщество), дать универсальное общее определение организованного преступного формирования и в то же время предусмотреть его основные Кодификации с учетом количества участников, сфер проявления, вооруженности и структуры организационных связей.

По нашему мнению, данное предложение имеет под собой объективное основание и в перспективе может быть реализовано в УК РФ, однако с точки зрения определения понятия более предпочтительным является определение преступного сообщества, содержащееся в Модельном УК.

По смыслу закона характерными признаками преступного сообщества (преступной организации) являются организованность, сплоченность и специальная цель деятельности — совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Понятие организованности было рассмотрено при анализе организованной группы, поэтому сразу же обратимся к выявлению содержательных характеристик сплоченности.

Понятие сплоченности тесно связано с понятием устойчивости, которое характеризует организованную группу, однако его использование законодателем в качестве самостоятельного признака сообщества следует расценивать как намерение придать его содержанию иной характер, отличный от содержания устойчивости. Признак сплоченности отражает более высокую степень согласованности преступной деятельности по сравнению с организованной группой и проявляется в спаянности, социально-психологической общности сообщества.

Объединение членов сообщества происходит вследствие наличия единой системы социальных ценностей и близких социальных ориентаций соучастников, Опосредованные через совместную преступную деятельность, они способствуют выработке в сообществе собственных взглядов, норм поведения и ценностной ориентации, которых придерживаются все его члены. Чем дольше существует такое сообщество, тем в большей степени поведение членов сообщества определяются внутригрупповыми нормами, которые представляют собой определенные шаблоны поведения и ориентированы на достижение целей конкретного сообщества за счет объединения физических и моральных сил всех соучастников.

Подчинение этим нормам может быть как добровольным, так и принудительным, в том числе и на основе прямого физического или психического насилия. Значительное влияние на консолидацию сообщества, формирование в нем соответствующего микроклимата оказывают ее лидеры.

Это могут быть как, организаторы, способные задавать сообществу программу противоправного поведения, так и организаторы, предрасположенные лишь к организации конкретной деятельности, конкретного преступления.

Чем сильнее зависимость соучастников от внутригрупповых норм, выше авторитет организаторов или руководителей, тем выше социально-психологическая, общность, членов сообщества и, следовательно, тем более оно сплочено и может действовать с большей эффективностью.

Так, по делу Александрова, и Терехова Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что они принимали участие именно в преступном сообществе, которое характеризуется устойчивостью его членов, совместными действиями, направленными на осуществление общих преступный замыслов в целях получения наживы, четким распределением функций и обязанностей каждого члена, имело своего руководителя, который распределял конкретные обязанности между участниками. Действия всех членов преступного сообщества были скоординированы и взаимообусловлены.

Сообщество согласно закону представляет собой либо одну сплоченную организованную группу (организация), либо объединение таких групп. Следовательно, оно должно обладать определенной системой иерархической связи.

Во главе иерархической структуры сообщества находятся руководители или совет руководителей, в состав совета также входят руководители структурных подразделений, аналитики (советники), держатели «общака», нередко сюда же входят коррумпированные лица государственного аппарата.

Нижнюю часть этой структуры составляют боевики, рядовые исполнители, наводчики, пособники и т.д.

Преступное сообщество может подразделяться на более мелкие структурные подразделения, но может быть и единым, и в этом случае оно представляет собой сплоченную организованную группу (организацию).

Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации) — это входящая в сообщество группа из двух или более лиц (бригада, звено, группировка и т.д.), которая может выполнять различные функции в рамках и целях преступного сообщества.

Одни из них занимаются непосредственным совершением преступлений, другие выполняют «обеспечивающие» функции (связь, разведка, материальное обеспечение и т.п.).

Сообщество может быть с обязательным жестким подчинением руководству сообщества, но может включать в себя и автономные структурные подразделения, которые в целом выполняют общую линию поведения сообщества, подконтрольны его руководству, однако сохраняют относительную свободу и самостоятельность действий.

Как правило, оно распространяет свое влияние на определенный территориальный район или на определенную сферу деятельности, т.е. имеет специализацию (торговля оружием или наркотиками, контрабанда, финансовые операции и т.д.). Однако чаще всего сообщество имеет межрегиональные и даже международные связи.

Следующим признаком преступного сообщества (преступной организации) является наличие специальной цели — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Данный признак не является безупречным, хотя бы уже в силу того, что определять качество преступного образования через тяжесть совершенного его участниками преступления некорректно, поскольку по данному признаку формирование не может быть квалифицировано как преступное сообщество.

Группа лиц по предварительному сговору и организованная группа также могут создаваться для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, ибо никаких запретов по этому поводу закон не содержит.

Следовательно, создается возможность либо неоправданного сужения понятия организованной группы, либо, наоборот, необоснованной оценки случаев совершения организованной группой тяжких или особо тяжких преступлений как выполненных преступным сообществом.

Согласно принятой в УК классификации (ч. 4 и 5 ст. 15), тяжкими преступлениями признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими — свыше 10 лет лишения свободы или более строгое наказание.

Сказанное, однако, не означает, что в процессе своей деятельности преступное сообщество не может совершать и иные, не относящиеся к тяжким и особо тяжким, преступления.

Вместе с тем следует отметить, что в данном случае тоже нет исчерпывающей определенности и четкости.

С точки зрения традиционной организованной преступности основными доходными промыслами для нее являются незаконный оборот наркотиков и оружия, преступления в сфере экономической деятельности, контроль за игорным и развлекательным бизнесом, а также проституцией и порнографией.

Между тем из числа преступлений, входящих в орбиту интересов организованной преступности, к тяжким и особо тяжким относятся лишь преступления, связанные с незаконным оборотом оружия и наркотиков, остальные преступления, как правило, относятся к числу преступлений средней тяжести.

В этом смысле криминологически оправданна и, более того, находит применение в международной практике другая цель, воспроизведенная в Модельном УК для стран — участниц СНГ: извлечение незаконных доходов.

Количественные характеристики преступного сообщества (преступной организации) в законе не определяются. Поэтому следует исходить из общих требований соучастия, предусмотренных ст. 32 УК, хотя в специальной литературе высказывались предложения об увеличении минимальной численности преступной организации. Например, УК Италии в ст.

416 и 416, которые предусматривают ответственность за создание объединения мафиозного типа, прямо устанавливает минимальное количество субъектов — три лица. В УК Китайской Народной Республики преступным сообществом признаются трое или более лиц, создавшие устойчивую преступную группу для совместного осуществления преступлений (ч. 2 ст.

26).

Законодатель настолько высоко оценивает общественную опасность преступного сообщества (преступной организации), что не только выделяет ее в Общей части среди форм соучастия и признает ее существование как отягчающее наказание обстоятельство, но и предусматривает в Особенной части УК специальные составы, в которых сообщество указывается в качестве конститутивных признаков. Данные преступления признаются оконченными с момента создания незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК), банды (ст. 209 УК) и преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК), экстремистского сообщества (ст. 282) вне зависимости от того, успели ли формирование, банда или сообщество совершить какое-либо преступление или нет.

Деятельность, направленная на создание указанных объединений, но по не зависящим от виновного причинам не завершившаяся созданием таких формирований, образует покушение на создание формирования, банды, преступного сообщества (преступной организации) или экстремистского сообщества. Помимо этих составов в Общей части УК предусматривается возможность признания совершения преступления преступным сообществом обстоятельством, отягчающим наказание (п. «в» ч. 1 ст. 63).

Источник: https://isfic.info/koms/criml73.htm

Уголовно-правовая характеристика бандитизма. Отграничение от организации преступного сообщества, от организации экстремистского сообщества

Организованная преступная группа отличается от преступного сообщества

Ст. 209 УК РФ

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. „О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм“ внимание судов обращено на особую опасность бандитизма, представляющего реальную угрозу как для личной безопасности граждан и их имущества, так и для нормального функционирования государственных, коммерческих или иных организаций.

Объект:

Общий – все общественные отношения, охраняемые уголовным законом.

Родовой – общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность и общественный порядок.

Видовой – общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность.

Непосредственный – общественная безопасность конкретного объекта посягательства

Дополнительным объектом могут выступать жизнь, здоровье, отношения собственности, нормальное функционирование предприятий, организаций, учреждений, транспорта.

Объективная сторона: деяние в форме действия: 1) создание устойчивой вооруженной группы (банды), а равно руководство такой группой (бандой); 2)участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях. Для наличия состава преступления достаточно одного из указанных действий.

Должна обладать обязательными признаками: а) группа, т.е. наличие двух и более лиц (ч. 1 ст. 35 УК); б) устойчивость; в) вооруженность; г) цель — совершение нападения на граждан или организации.

Пост. Пленума ВС РФ: под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.

Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения.

Об устойчивости банды могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Обязательный признак – вооруженность, предполагающая наличие оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды.

Оружие может быть любое — огнестрельное, холодное, метательное, газовое (на приобретение которого требуется разрешение), пневматическое, промышленного отечественного и иностранного производства или самодельного изготовления, различные взрывчатые вещества и взрывные устройства.

Создание – любые действия, которые могут выражаться в форме сговора, приискания соучастников, финансирования, приобретения оружия.

Руководством – любые действия по принятию решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности, так и с совершением конкретных нападений, распределением ролей между членами банды, подбором новых соучастников, приисканием дополнительного оружия, транспорта, разработки способов и средств маскировки, сокрытия следов преступления, раздела похищенного, ведения общей кассы банды.

Участие – не только непосредственное участие в нападениях, но и выполнение членами банды иных действий в интересах банды, обеспечивающих ее деятельность, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для нападения, в укрывательстве оружия и т.д.

Состав – формальный. Создание банды считается оконченным независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею нападения.

Субъективная сторона – прямой умысел(только прямой умысел ППВС). Обязательный признак – цель — нападение на граждан или организации.

Субъект: 16 лет. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те конкретные преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста (ст. 20 УК РФ). Ч. 3 – с использованием служебного положения.

От организации преступного сообщества (ст. 210) Преступное сообщество – преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной, организованной группой, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.

От банды преступное сообщество отличается тем, что создается для занятия иной запрещенной законом преступной деятельностью: производством, распространением, перевозкой наркотиков, фальшивомонетничеством, подпольным производством суррогатов алкогольных напитков, лекарств, ядов, оружия, ядовитых веществ, торговлей женщинами и т. п. При бандитизме же специфическая цель — нападения на граждан или организации.

От организации экстремистского сообщества (ст. 282.1)

Цель: подго­товки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности.

под преступлениями экстремистской направленности понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Субъект: рядовой участник сообщества.

От организации террористического сообщества (ст. 205.4)

Террористическое сообщество – это устойчивая группа лиц, заранее объ­единившихся в целях осуществления террористической деятельности либо для подготовки или совершения одного либо нескольких преступлений

Специальная цель – осуществление террористической деятельности, подготовка либо совершение одного или нескольких преступлений, предусмотренных статьями (например, захват заложника), либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

           Уголовно-правовая характеристика взяточничества. Ответственность за взяточничество. Посредничество во взяточничестве. Отграничение от коммерческого подкупа. Провокация взятки либо коммерческого подкупа.

Источник: https://megaobuchalka.ru/14/4970.html

Бандитизм (ст. 209 УК). Отличие от организации преступного сообщества (преступной организации), от группового вооруженного разбоя

Организованная преступная группа отличается от преступного сообщества

Объект преступления – общественная безопасность. Дополнительным объектом могут выступать жизнь, здоровье, отношения собственности, нормальное функционирование организаций, предприятий вне зависимости от формы собственности.

Объективная сторона бандитизма заключается в:

а) создании устойчивой вооруженной группы (банды);

б) руководстве такой группой (бандой) — ч. 1 ст. 209 УК.

В законе указаны следующие признаки банды:

а) наличие двух и более лиц, отвечающих признакам субъекта преступления (толкование понятия группы лиц — ч. 1 ст. 35 УК);

б) устойчивость;

в) вооруженность;

г) цель — совершение нападения на граждан или организации.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.97 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» дается толкование понятия банды, ее признаков, а также признаки всех элементов состава этого преступления, которое способствует единообразному пониманию некоторых оценочных понятий состава бандитизма.

Под бандой Пленум Верховного Суда РФ понимает организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения (п. 2 Постановления).

Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений (п. 4 Постановления).

Обязательным признаком банды является ее вооруженность. Признак вооруженности следует понимать так же, как и в составе преступления, предусмотренного ст. 208 УК.

Вооруженность банды предполагает не обязательность применения оружия, достаточно его наличия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды.

При решении вопроса о признании оружием предметов, используемых членами банды при нападении, следует руководствоваться положениями Федерального закона «Об оружии», а в необходимых случаях и заключением экспертов.

Часть 1 ст. 209 УК предусматривает ответственность за создание банды и руководство ею.

Под созданием банды следует понимать любые действия, результатом которых стало образование организованной устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан либо организации (в форме сговора, приискания соучастников, финансирования, приобретения оружия (п. 7 Постановления).

Руководство бандой включает признаки, которые определены в общей части УК, а именно в ч. 3 ст. 33 УК. Под руководством бандой следует понимать принятие решений организатором или руководителем банды как по долгосрочному планированию, так и в связи с конкретными действиями банды в момент ее нападения.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле: осознании лицом создания устойчивой вооруженной группы (банды) и (или) руководства ею (ч. 1 ст. 209 УК) либо сознании, что участвует в банде или совершаемых ею нападениях, и желании этого.

Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цельнападение на граждан или организации. Понятие нападения включает действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

В соответствии с названным постановлением бандитизм не предусматривает в качестве обязательного элемента преступления совершения каких-либо нападений, что предполагает необходимость квалификации деяний, совершаемых бандой, по совокупности преступлений (п. 12, 13 постановления). Это вытекает из анализа ст.

209 УК, устанавливающей ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, и не предусматривает ответственности за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, а следовательно, налицо совокупность преступлений.

Организатор банды несет ответственность не только за организацию банды (создание и руководство), но и за все совершенные бандой преступления, если они охватывались его умыслом.

Субъект преступления — любое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, являющееся организатором и (или) руководителем банды. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различные преступления в составе банды, подлежат ответственности лишь за те конкретные преступления, ответственность за которые предусмотрена с 14-летнего возраста (ст. 20 УК).

Преступление имеет формальный состав. Создание вооруженной банды является оконченным преступлением независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступные деяния.

Часть 2 ст. 209 УК раскрывает второй состав бандитизма, предусматривающий участие в банде или в совершаемых ею нападениях.

Участие в банде, согласно п.

8 указанного постановления, представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами банды иных действий в интересах банды, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для нападения и т.п. Как бандитизм должно квалифицироваться участие в совершении нападения и таких лиц, которые, не являясь членами банды, осознают, что принимают участие в преступлениях, совершаемых бандой.

Квалифицированный вид бандитизма — совершение предусмотренного ч. 1 или ч. 2 ст. 209 УК деяния лицом с использованием своего служебного положения, т.е. субъект этого преступления — специальный.

Под использованием своего служебного положения следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением. Лицо это может состоять на службе, как в государственных, так и в негосударственных организациях или учреждениях.

Отличие от организации преступного сообщества (преступной организации) заключается в том, что цель создания преступного сообщества – это совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

В отличие от банды создание преступного сообщества (преступной организации) не преследует цели нападений на граждан или организации.

Таковыми могут быть, например, занятие контрабандой, незаконным оборотом оружия, наркотических средств.

Отличие от группового вооруженного разбоя.

Объект в разбое – собственность, дополнительный – здоровье человека, а в бандитизме – общественная безопасность, субъект разбоя – с 14 лет, а в бандитизме – с 16 лет.

Учитывая цель создания банды (нападения на граждан и организации) можно сказать, что разбой – это реализованная цель создания банды, т.е.

банда создается , как правило, для совершения разбойный нападений, составы этих двух преступлений взаимодополняют друг друга, но не конкурируют.

Вопрос 42. Массовые беспорядки (ст. 212 УК). Отличие от умышленного уничтожения или повреждения имущества, от хулиганства

Объект преступления – общественная безопасность. Дополнительным объектом этого преступления могут выступать: жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, собственность, честь, достоинство, нормальное функционирование органов власти, управления.

Объективная сторона преступления состоит из погромов, поджогов, уничтожения имущества, сопровождается насилием, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также вооруженного сопротивления представителю власти.

Объективная сторона этого деяния состоит из трех самостоятельных составов преступления: организации массовых беспорядков (ч. 1 ст. 212 УК); участия в них (ч. 2 ст.

212 УК); призывов к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывов к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК).

Организация массовых беспорядков состоит в подстрекательстве и руководстве действиями толпы, направлении ее на определенные объекты, на совершение действий, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 212 УК.

Под насилием в рассматриваемой статье подразумевается как физическое, так и психическое насилие. Оно может выражаться в причинении или угрозе причинения легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью (ст. 112, 115, ч.

1 ст. 111 УК), а также в нанесении или угрозе нанесения побоев, ударов (ст. 116 УК). Причинение смерти, квалифицированных видов тяжкого вреда здоровью требует дополнительной квалификации по ст. 105, ч. 2 или ч. 3 ст. 111 УК).

Под погромами имеются в виду сопровождаемое разрушениями, повреждениями жилых, служебных помещений, транспортных средств, средств коммуникаций, их разорение или разграбление.

Поджог — действия, приведшие к воспламенению или пожарам зданий или иных сооружений, автомашин, иных средств транспорта.

Уничтожение имущества — приведение его в полную негодность.

Под применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств понимается использование их для причинения вреда здоровью человека, уничтожения имущества, а также угроза использования этих предметов.

Под оказанием вооруженного сопротивления представителю власти понимается непосредственное применение огнестрельного, холодного или иного оружия или угроза его применения к представителю власти в целях воспрепятствования восстановлению порядка, пресечению бесчинств толпы.

Применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК) при оказании вооруженного сопротивления поглощается ст.

212 УК, однако посягательство на жизнь работника правоохранительного органа или военнослужащего при совершении массовых беспорядков требует дополнительной квалификации по ст. 317 УК.

Общественная опасность массовых беспорядков заключается в том, что совершение их большой массой людей (толпой) может привести и приводит к человеческим жертвам, уничтожению имущества; парализуется функционирование органов государственной власти и местного самоуправления, нормальная работа организаций, учреждений. Кроме того, эти действия причиняют моральный вред, так как подрывают авторитет органов государственного управления, веру населения в способность власти выполнять возложенные на нее функции.

Субъективная сторона преступления предполагает прямой умысел: лицо осознает, что организует толпу на совершение массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием сопротивления представителю власти, и желает их совершить.

Мотивы и цели преступления не оказывают влияния на квалификацию, но могут быть учтены судом при назначении наказания. Это могут быть политические, религиозные, личные и иные побуждения.

Субъект всех трех форм этого преступления — любое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет; по ч. 1 ст. 212 УК — лицо, организовавшее массовые беспорядки; ч. 2 ст. 212 УК — лицо, принимавшее участие в массовых беспорядках; ч. 3 ст. 212 — лицо, явившееся подстрекателем к совершению этого деяния, не будучи организатором или участником массовых беспорядков.

В ч. 2 ст. 212 УК предусматривается состав участия в массовых беспорядках. Оконченным преступление в форме участия в массовых беспорядках будет с момента совершения любого из действий, перечисленных в ч. 1 ст. 212 УК (участие в насилии, погромах, поджогах и т.д.).

В ч. 3 ст. 212 УК предусматривается ответственность за призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами.

Под призывами понимаются публичные обращения, направленные на возбуждение агрессивного поведения толпы по неповиновению законным требованиям представителей власти или к массовым беспорядкам, а также насилию над гражданами. Обращения могут быть в любой форме: устно, письменно, с использованием технических средств, радио, телевидения; однократное, многократное.

Массовые беспорядки — преступление с формальным составом, оконченным оно считается с момента совершения действий, образующих признаки организации массовых беспорядков, поэтому наступление общественно опасных последствий не обязательно.

Отличие от умышленного уничтожения или повреждения имущества, от хулиганства

От умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167УК) массовые беспорядки отличаются, прежде всего, объектом посягательства – общественная безопасность (а в ст. 167 – собственность), субъективной стороной (в ст. 167 добавляется возможность косвенного умысла), составом – в ст. 167 он материальный.

От хулиганства массовые беспорядки отличаются объективной стороной – в хулиганстве она состоит в действиях, груба нарушающих общественный порядок, выражающих явное неуважение к обществу, совершенных с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Массовые беспорядки отличаются большим количеством участников, а также более серьезными последствиями (т.к. сопровождаются большим количеством антиобщественных действий).

В субъективной стороне хулиганства обязательным признаком является хулиганский мотив, состоящий в стремлении в неуважительной форме бросить вызов обществу путем нарочитой грубости, жестокости, озорства, буйства и т.п.

Предыдущая21222324252627282930313233343536Следующая

Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 8443; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/3-7270.html

Проблема понимания понятий «преступное сообщество» и «преступная организация» в современном уголовном праве России

Организованная преступная группа отличается от преступного сообщества

Ерёменко, Д. Е. Проблема понимания понятий «преступное сообщество» и «преступная организация» в современном уголовном праве России / Д. Е. Ерёменко, А. А. Захарова, Д. Н. Носова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 50 (288). — С. 508-510. — URL: https://moluch.ru/archive/288/65137/ (дата обращения: 21.11.2020).



Формулируя нормы УК России, законодатель не обозначает никаких различий между понятиями преступное «сообщество» и преступная «организация», фактически отождествляя их между собой. Анализ авторских позиций относительно определения исследуемого криминального явления позволяет сделать вывод о существовании двух точек зрения:

1) наделяющая понятия «преступное сообщество» и «преступная организация» единым содержанием;

2) разделяющая указанные термины.

В частности, Ю. М. Антонян считает нецелесообразным наполнять разным содержанием понятия преступного сообщества и преступной организации, которые, по его мнению, наделены общими признаками, выраженными в масштабности действий, длительности функционирования, конспиративности и тесной взаимосвязи с государственными, общественными и финансовыми организациями [6, с. 284].

Аналогичной позиции придерживается В. В. Лунеев, который вообще не признает различий между организованными преступными группами. По мнению указанного автора, все преступные группы, содержащие признак организованности, необходимо определять как «организованные преступные формирования» без необходимости производить их более детальное разграничение [7, с. 286–287].

Отождествление понятий преступное «сообщество» и «организация» по мнению многих авторов считается ошибочным, так как это вызывает ряд проблемных ситуация в правоприменительной практике, а также теоретические дискуссии.

Так, формулируя определение понятия преступной организации, А. И. Долгова наделяет ее признаками специфического преступного формирования, возникающего в результате расширения масштабов преступной деятельности и вовлечения в нее все большего числа субъектов. Другими словами, термины «преступное сообщество» и «преступная организация» соотносятся как общее и частное [8, с. 58].

Раскрывая понятие преступной организации, В. С.

Разинкин определяет ее как симбиоз организованных преступных групп, коммерческих организаций, учреждений и предприятий с криминальными структурами в целях получения криминальных доходов, в то время как преступное сообщество представляет собой криминальное объединение организаторов, а также лидеров преступной среды, создаваемое для координации и упорядочения преступной деятельности [9, с. 23].

По мнению авторов статьи, данные понятия следует разграничивать между собой. В подтверждении вышеприведенных мнений представим следующие доводы.

В первую очередь стоит обратиться к проекту Федерального закона № 94800648-1 «О борьбе с организованной преступностью» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 22.02.1995), где четко разграничивались понятия «преступная организация» и «преступное сообщество»:

Преступная организация — объединение лиц либо организованных групп для совместной преступной деятельности с распределением между участниками функций: по созданию организации; руководству ею; иным формам обеспечения создания и функционирования преступной организации; по непосредственному совершению преступных деяний, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса РСФСР или настоящим Федеральным законом.

Преступное сообщество — объединение организаторов, или руководителей, или других представителей преступных организаций, организованных групп, или иных лиц для совместной разработки либо реализации мер по координации, поддержанию и развитию преступной деятельности или по созданию благоприятных условий для преступной деятельности и лиц, участвующих в ней.

Анализируя данные положения, авторами были выявлены основные признаки, отличающие эти две формы организованной преступности. К ним относятся:

1) Преступная организация является объединением лиц либо организованных групп, преступное сообщество в свою очередь же представляет собой объединение организаторов или руководителей, других представителей преступных организаций, организованных групп или иных лиц. То есть преступное сообщество, включает в свой состав более значимых, опасных фигур;

2) Следующий признак связан с выполняемыми функциями. В преступной организации функции ее членов ограничиваются созданием организации, руководством, иными формами обеспечения создания и функционирования преступной организации и непосредственному совершению преступных деяний.

Преступное сообщество же можно назвать неким координатором, исполнителем функций, которые заключаются в совместной разработке либо реализации мер по координации, поддержанию и развития преступной деятельности, созданием благоприятных условий для преступной деятельности и для лиц участвующих.

3) Преступная организация создается в целях совершения преступных деяний, предусмотренных статьями особенной части УК РСФСР.

Если размышлять об иерархичности двух понятий, то на первое место стоит поставить преступное сообщество. Однако, 1 января 1997 года вступил в силу Уголовный кодекс России, в котором данные понятия были отождествлены.

До 2009 года в части 4 статьи 35 УК России было сформулировано следующее легальное определение: преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях. Исходя из определения, выделялся следующий круг признаков:

1) организованная группа или объединение организованных групп;

2) сплоченность;

3) цель создания — совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Заметно, что законодатель отошел от формулирования определения через функции, а также дал одинаковое определение для двух, ранее разных дефиниций.

Ещё одно серьезное отличие — в проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» 1995 года целью создания являлось совершения преступных деяний, предусмотренных статьями особенной части УК РСФСР, тогда как в УК России была учтена категоризация преступлений, цель заключалась в совершении именно тяжких или особо тяжких преступлений, а не преступных деяний.

Следует отметить различие признаков понятий «преступное сообщество» и «преступная организация» до поправки, которая была внесена в УК России федеральным законом от 03.11.2009 № 245-ФЗ, и после.

До внесения поправки характерной чертой преступного сообщества и преступной организации являлась «сплоченность», которая не раскрывалась законодателем, что и стало препятствием для привлечения к уголовной ответственности членов преступных сообществ и преступных организаций.

Круг признаков после 2009 года был значительно расширен:

1) структурированная организованная группа или объединение организованных групп;

2) единое руководство;

3) члены, объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений;

4) мотив — получение прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г. N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)” данные понятия не разграничиваются.

Однако Пленум выделяет структурные подразделения преступного сообщества (организации): функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность.

Ещё одним доводом в пользу разграничения понятий «преступное сообщество» и «преступная организация» является создавшаяся неопределенность в применении судами данных терминов. Например, в мотивировочной части приговора Новосибирского районного суда № 1–273/2018 от 19 сентября 2018 г.

по делу № 1–273/2018 по отношению к одной и той же форме соучастия в одном и том же абзаце употребляются сначала «преступное сообщество», а затем «преступная организация».

Если трудности в использовании данных понятий возникают даже в рамках уголовных дел, что уж говорить про гражданские дела, связанные с вынесенными приговорами по уголовным делам. Яркий пример — решение Ленинского районного суда г. Новосибирска № 2–2823/2019 2–2823/2019~М-1479/2019 М-1479/2019 от 30 мая 2019 г.

по делу № 2–2823/2019 о возмещении ущерба, причиненного преступлением. В данном решении систематически по отношению к одной и той же форме соучастия применяются термины «преступное сообщество (организация)», «преступная организация», «преступное сообщество».

Всё это свидетельствует об отсутствии на практике понимания различия понятий «преступное сообщество» и «преступная организация», а также необходимости их разграничения в целях единообразного применения судами уголовно-правовых норм.

Таким образом, понимание понятий «преступное сообщество» и «преступная организация» в российском уголовном праве кардинально менялось. Данное обстоятельство породило широкие дискуссии в доктрине, до сих пор не выработано единое мнение по данной проблеме.

Авторы считают, что определения «преступного сообщества» и «преступной организации» должны быть разграничены в УК России, причем с учетом не только уголовно-правовых аспектов, но и криминологических, которые служат критериями отграничения данных понятий в доктрине. Данная точка зрения имеет как теоретическое обоснование, так и практическую необходимость, вызванную проблемой понимания данных понятий в судебной практике.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/288/65137/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.