Опс 210

За заслуги перед оргпреступностью

Опс 210

Как стало известно “Ъ”, Следственный комитет предъявил обвинение в окончательной редакции влиятельному криминальному авторитету Олегу Медведеву (Шишканов, Олег Раменский) и предполагаемым участникам его оргпреступного сообщества (ОПС).

По версии следствия, ОПС в течение долгих лет фактически держало под криминальным контролем Раменский район Мособласти, запугивая и убивая коммерсантов, которые отказывались с ним сотрудничать.

Защита, в свою очередь, утверждает, что следствие велось с обвинительным уклоном, при этом доводы адвокатов, известных спортсменов и артистов, поручавшихся за господина Медведева, услышаны не были, а в качестве доказательств вины «авторитета» использовались публикации в СМИ.

Обвинения в окончательной редакции Олегу Медведеву и с десятку участников его группировки предъявили члены следственной бригады под руководством старшего следователя по особо важным делам при председателе СКР Валерия Хомицкого, прославившегося, в частности, успешными расследованиями убийства первого зампреда ЦБ Андрея Козлова и особо тяжких преступлений, совершенных бандой Константина Пискарева (Костя Большой), много лет орудовавшей в Подмосковье.

Олегу Раменскому следователи, в частности, инкриминировали совершение преступлений, предусмотренных ст. 210.1 (занятие высшего положения в преступной иерархии) и ч. 4 ст. 210 (создание преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии).

Отметим, что, по данным следствия, в воры в законе Олега Раменского, имевшего тогда фамилию Шишканов, короновали еще в 1992 году, после того как он отсидел срок за убийство. «Авторитетов» сообщества, в том числе Дмитрия Гусева и Эдуарда Харькова, обвинили в руководстве структурными подразделениями ОПС (ч. 1 ст.

 210 УК), а еще с десяток рядовых участников сообщества (ч. 2 и ч. 3 ст. 210 УК) — в исполнении преступлений в его составе.

Среди них оказались умышленные убийства (ст. 105 УК), похищения людей (ст. 126 УК), уничтожение чужого имущества (ст. 167 УК), незаконный оборот оружия и наркотиков (ст. 222 и ст. 228 УК), а также применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК).

Некоторые участники ОПС, в том числе Харьков, при задержании оказали активное сопротивление сотрудникам ФСБ и угрозыска, сломав одному из них ногу. Свою причастность к оргпреступности большинство обвиняемых отрицает. Вскоре им предоставят для ознакомления материалы уголовного дела, насчитывающего сотни томов, а затем обвинительное заключение будет направлено на утверждение в Генпрокуратуру.

По версии следствия, Олег Медведев, создав ОПС, к 2010 году установил криминальный контроль над Раменским районом Подмосковья (в 2019 году район, находящийся в 50 км от Москвы, в котором проживает более 300 тыс. человек, был упразднен, а вместо него образован Раменский городской округ).

С другими «авторитетами» и предпринимателями, которые проживали в районе и не подчинялись требованиям участников ОПС, «раменские» жестоко расправлялись.

Наиболее громким из инкриминируемых им деяний стало убийство в феврале 2012 года в деревне Малахово депутата Раменского района, генерального директора ЗАО «Племзавод Раменское» Татьяны Сидоровой и трех ее родственников за отказ передать земельные участки (тела похищенных из дома людей были найдены только в прошлом году — их с помощью бульдозеров закопали в карьере). Затем, полагает следствие, были совершены еще несколько убийств, в том числе бизнесмена, отказавшегося передавать «раменским» часть прибыли от своего бизнеса.

В Следственном комитете от комментариев воздержались, сославшись на позицию руководителя расследования. Адвокаты обвиняемых подтвердили “Ъ”, что участвовали в активных следственных действиях по этому делу, но обсуждать их отказались, поскольку дали следствию подписки о неразглашении.

Защитник Олега Медведева Елена Сенина, не касаясь подробностей дела, заявила “Ъ”, что расследование, по ее версии, велось исключительно с обвинительным уклоном, доводы адвокатов, подтверждающие непричастность фигуранта к совершению особо тяжких преступлений, следствием не учитывались.

Госпожа Сенина отметила, что следствие и суды не обращали никакого внимания и на заслуги господина Медведева, который активно помогал детским домам, финансировал строительство храмов и раменский футбольный клуб «Сатурн», ранее выступавший в Российской премьер-лиге, а также на поручительства за него известных спортсменов и артистов эстрады. Среди них были, например, Лев Лещенко, Любовь Успенская, Валерий Газзаев и Юрий Семин. «Насколько мне известно, свое мнению об Олеге Николаевиче они не изменили»,— добавила госпожа Сенина.

Интересно, что в качестве доказательства причастности Олега Раменского к оргпреступности следствие использовало не только оперативные данные, показания секретных свидетелей, но и публикации в СМИ, в которых упоминался вор в законе Шишкан. Однако, как отметили представители «законника», несмотря на то что в ряде случаев эти сведения, согласно судебным решениям, были признаны порочащими честь Олега Медведева, их все равно использовали против обвиняемого.

Николай Сергеев

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4573435

Организация преступного сообщества

Опс 210

  • Совершили экономическое преступление, а Вам вменяют участие в ОПС?
  • Оказались вовлечёнными в преступную деятельность и не знаете как остановиться?
  • В отношении Вас действует группа преступников и Вы ищете защиты у закона?
  • Как отличить ОПС от иного группового преступления?

Адвокаты Коллегии адвокатов «ЭкКорп-Защита» помогут разобраться в сложных вопросах квалификации преступления и организуют защиту по уголовному делу.

Субъектом преступления «Организация преступного сообщества или участие в нём», что сокращённо именуется профессионалами как ОПС, согласно статьи 210 УК РФ, является лицо, достигшее 16-летнего возраста:

  • создавшее преступное сообщество или преступную организацию в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений;
  • осуществлявшее руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями;
  • осуществлявшее координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами;
  • разрабатывавшее планы и создававшее условия для совершения преступлений такими группами;
  • осуществлявшее раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между преступными группами, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп;
  • участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений;
  • непосредственно участвующее в преступном сообществе (преступной организации).

Данный вид деяний относится к преступлениям против общественной безопасности и регулируется положениями ст.210 УК РФ и Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 года № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)».

Одним из сложнейших и актуальных вопросов о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ, является правильное определение квалификации деяния.

Отличие организованного преступного сообщества от организованной группы лиц напрямую влияет на ход и результат уголовного дела.

Ни для кого не секрет, что в настоящее время органы предварительного следствия очень часто вменяют ОПС лицам, совершившим групповое преступление в сфере экономи, например мошенничество или незаконную банковскую деятельность.

Делается это для придания «тяжести» уголовному делу в целях применения к подозреваемым и обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу, а также оказания давления на обвиняемых отказывающихся признавать вину в экономическом преступлении. Как правило, до передачи в суд обвинение по ст.

 210 УК из обвинительного заключения исчезает, но к этому моменту она свое дело уже сделала: обвиняемый сознался в более лёгком преступлении и/или просидел всё следствие в следственном изоляторе.

Почему так происходит? Поскольку ОПС относится в зависимости от вменяемой части статьи к тяжкому или особо тяжкому преступлению, то суд при избрании меры пресечения будет опираться на тяжесть деяния, а обвиняемый, здраво рассудив, захочет выбрать менее тяжкое обвинение и пойдёт на сотрудничество со следствием.

Именно поэтому для успешной защиты по делам данной категории важно понимать разграничение ОПС и участия в групповых преступлениях.

В соответствии с частью 4 статьи 35 УК РФ преступное сообщество (преступная организация) отличается от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы следующими признаками:

  1. Более сложной внутренней структурой.
  2. Наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.
  3. Возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.

Прямым получением финансовой или иной материальной выгоды является совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т.д.

Если же преступление совершено организованной группой, то здесь отсутствуют все описанные выше признаки ОПС в совокупности.

Для квалификации преступления, совершённого организованной группой достаточно наличия только признака устойчивости группы лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений

Из опыта участия адвокатов коллегии «ЭкКорп-Защита» по данной категории дел можно прийти к нижеследующим выводам.

Об устойчивости преступной группы должны свидетельствовать постоянство форм и методов преступной деятельности, распределение функций между ее членами, стабильность состава группы и длительность ее существования. При этом, созданная преступная группа должна обладать всеми признаками, характерными для организованной группы.

Если признаков более сложной внутренней структуры, повышенной сплоченности, устойчивости, стабильности состава и согласованности действий, какими должно обладать преступное сообщество по сравнению с организованной группой, органами следствия или судом не установлено, то деяние не может быть квалифицировано по статье 210 УК РФ.

По делу должны быть представлены убедительные доказательства тому, что лицо (лица), совершая преступления в составе организованной группы, осознавало (и) свою принадлежность к преступному сообществу, что в числе других является обязательным признаком участия в преступном сообществе.

Кроме того, стоит упомянуть, что признание вины по статье 210 УК РФ в ходе предварительного следствия, одним из участников преступления, само по себе не может служить основанием для квалификации действий других лиц по той же статье.

ОПС. Наказание
 

  1. Наказанием за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

     210 УК РФ, является лишение свободы на срок от двенадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

  2. За совершение преступления по части 2 статьи 210 УК РФ, за участие в преступном сообществе (преступной организации), предусмотрено лишение свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года.
  3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй статьи 210 УК РФ, и совершенные лицом с использованием своего служебного положения, наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.
  4. Наказание за деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, и совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, предусмотрено в виде лишения свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.

ОПС. Освобождение от наказания
 

По некоторым видам преступлений законодателем предусмотрены механизмы, мотивирующие преступников отказываться от совершения преступления и сотрудничать с правоохранительными органами. Так, согласно примечанию к статье 210 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности:

  • при добровольном прекращении участия в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп;
  • при активном способствовании раскрытию или пресечению указанных преступлений;

Если у Вас имеются вопросы, или Вам необходима защита по уголовному делу об организации преступного сообщества (преступной организации) обращайтесь к адвокатам Специализированной московской Коллегии адвокатов «ЭкКорп-Защита», и Вы получите квалифицированную юридическую помощь качественно и оперативно.

Источник: https://prestuplenia.net/articles/criminal-community.html

С новым делом. у экс-полицейского захарченко опять нашли миллиарды

Опс 210

В отношении экс-сотрудника антикоррупционного главка МВД (ГУЭБиПК) Дмитрия Захарченко расследуют сразу два новых дела. Первое — о получении взятки в особо крупном размере, второе — о незаконном обналичивании. В ближайшие две недели его вернут в Москву, сообщил адвокат Захарченко Александр Горбатенко.

Согласно первому обвинению, Захарченко якобы получал взятки от Валерия Маркелова, Бориса Ушеровича, Дмитрия Моторина, а также Ивана Станкевича при посредничестве двух предполагаемых доверенных лиц — Виктора Белевцова и Василия Кретинина. Общая сумма взятки составляет почти 1,5 млрд рублей.

Второе дело связано с незаконным обналичиванием средств и созданием ОПС (210-я статья УК РФ — “Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нём (ней).

Отметим, что дело о создании преступного сообщества возбудили ещё в сентябре 2019 года.

Следователи считают, что в группировку могли входить Иван Станкевич, Сергей Терентьев, Дмитрий Моторин, Валерий Раздорожный, Оксана Бодрова и Дмитрий Захарченко.

И тут версии расходятся. Согласно материалам СК РФ, лидерами ОПС были Валерий Раздорожный и Оксана Бодрова. Сотрудники ФСБ же считают организаторами Дмитрия Захарченко, Ивана Станкевича, Дмитрия Моторина и Валерия Раздорожного.

Валерий Маркелов. Фото © Агентство “Москва” / Андрей Никеричев

Адвокат экс-полковника Александр Горбатенко подтвердил Лайфу, что Захарченко предъявили новые обвинения в получении взятки, добавив, что показания против него дал беглый банкир Герман Горбунцов. Защитник не исключил, что экс-полковнику могут вменить обвинения по статье 210 УК РФ.

Но я не уверен, что именно ОПС смогут доказать, для этого нужно несколько эпизодов преступления, а у нас только один — обналичивание денег, — заключил адвокат.

Ранее было известно, что показания против экс-полковника дала его подруга Людмила Тучкова. Она обвиняется в незаконной банковской деятельности и участии в организованном преступном сообществе (статьи 172 и 210 Уголовного кодекса РФ). Заметим, на сегодняшний день Людмила — фактически единственный фигурант по делу ОПС Захарченко, которая находится не в СИЗО, а под домашним арестом.

В апреле 2019 года дело было возбуждено против бывших руководителей банка “Новое время” — Валерия Раздорожного и Оксаны Бодровой. По версии следствия, под вывеской банка работала обнальная площадка, через которую за десять лет прошло не меньше 5 млрд рублей.

Про площадку следователи узнали случайно. Информацию нашли в ноутбуке гражданской жены Захарченко Марины Семыниной. Впрочем, сама она считает, что данные туда загрузили уже после того, как техника была изъята.

Фото © ТАСС / Андрей Васильев

Как писали СМИ, сервис назывался весьма банально — prosto123. Именно через него, по мнению следователей, осуществлялись заказы на вывод денег.

Силовики выяснили, что прибыль делилась так: Станкевич, Моторин и Захарченко получали по 20%, а Раздорожный — 40%.

Адвокат Захарченко утверждает, что тот никакого участия в создании сайта не принимал, а сам портал — не его идея.

Всего по делу ОПС проходит порядка 50 человек.

А теперь вернёмся к взятке. Следователи полагают, что Захарченко могли платить за спокойную жизнь Валерий Маркелов, Борис Ушерович, Дмитрий Моторин, а также Иван Станкевич при посредничестве двух предполагаемых доверенных лиц Захарченко — Виктора Белевцова и Василия Кретинина.

Маркелова, Ушеровича, Станкевича и Моторина связывает одно уголовное дело, получившее название “1520”, или “группа КУМ” (по первым буквам фамилий основных владельцев компании “1520”).

Виктор Белевцов. Фото © Агентство “Москва” / Андрей Никеричев

По версии следствия, Маркелов отвечал за силовую поддержку бизнеса “группы КУМ”. Кстати, из всей этой четвёрки в СИЗО сидит только он. Все остальные фигуранты уже заочно арестованы и объявлены в международный розыск.

Всем четверым СКР предъявлено обвинение в передаче Захарченко ежемесячных взяток с 2007 по 2016 год. Как считают следователи, начиная с 2011 года добавился ещё и “партнёрский” взнос — в размере 20% от прибыли всех бизнесменов.

Силовики считают, что Станкевич и Моторин отвечали за контроль над теневыми операциями и финансовые потоки “группы КУМ”.

То же касается Виктора Белевцова и Василия Критянина — оба земляки экс-полковника. Следователи подозревают их в передаче денег от бизнесменов за незначительное вознаграждение.

Терентьев интересен тем, что сам когда-то служил в органах. О его богатствах Лайф подробно уже писал.

В материалах уголовного дела говорится, что Терентьев был помощником Сергея Деревянко — замглавы Главного управления собственной безопасности (ГУСБ) МВД РФ.

По словам одного из беглых банкиров, он якобы выбивал долги, крышевал важные встречи и обеспечивал силовую поддержку. Многие банки, по словам банкира, часто прибегали к его услугам.

Источник: https://life.ru/p/1309978

Все из-за одного!Или как ст.210 УК РФ позволяет следственным органам творить беспредел

Опс 210

Почему? Ответ прост: размытые формулировки ст. 210 УК РФ позволяют легко переквалифицировать любое нарушение закона в “особо тяжкое” преступление, что дает следственным органам возможность, например, оказывать давление на обвиняемых, добиваясь от них необходимых показаний…

Необоснованно жесткую ст. 210 УК РФ, уже окрещенную журналистами федеральных СМИ “пыткой 210”, без преувеличения можно назвать самой популярной статьей Уголовного кодекса последних лет.

Как показывает практика, сегодня она вменяется даже тем, кого обвиняют в совершении экономических преступлений, хотя изначально статья была введена в Уголовный кодекс для ужесточения наказания руководителям преступных группировок и так называемым “ворам в законе” и даже называлась не иначе, как “воровская статья”. Однако размытость формулировок сделала возможным использование следствием ст. 210 УК РФ для достижения собственных целей: оказания давления на обвиняемых; продления срока содержания под стражей; содержания в СИЗО лиц, к которым, по идее, такая мера пресечения не могла быть применена; продления сроков следствия и т.д.

В результате, правоохранители даже не всегда заботятся о том, чтобы доказать сам факт существования преступного сообщества – достаточно просто вменить подозреваемому или подозреваемым ст. 210 УК РФ, а потом плавно перейти к доказательствам преступлений, совершенных данным лицом или лицами.

О том, что ОПС также имеет свои признаки и требует доказательства во многих случаях следователи тактично забывают… Не стало исключением из этого правила и прецедентное дело в отношении семи хакеров, осужденных весной этого года, которые стали первыми отечественными киберпреступниками, приговоренными к длительным тюремным срокам. Замоскворецкий суд Москвы признал семерых молодых людей виновными в совершении мошенничества в сфере компьютерной информации, назначив наказание в виде лишения свободы на срок от 5,5 до 8 лет каждому! Почему так много? Именно потому, что следственные органы вменили им статью 210 УК РФ.

Первоначально в суд было передано дело в отношении восьми человек: Ильи Брагинского, Валерия Горбунова, Романа Кулакова, Максима Лукашова, Артема Пальчевского, Владимира Попова, Дмитрия Федотова и Сергея Шумарина.

Один из фигурантов — петербуржец Максим Лукашов, находившийся под домашним арестом — скрылся, и в результате его дело было выделено в отдельное производство и возвращено прокурору. Еще один подсудимый — Артем Пальчевский не явился на оглашение приговора и был осужден заочно.

Трое из шести остававшихся на свободе подсудимых – Брагинский, Кулаков и Шумарин – были взяты под стражу в зале суда и сейчас все задержанные фигуранты данного дела находятся в местах лишения свободы.

Следствие убеждено, что полностью доказало вину молодых людей, которые за три месяца 2011 года похитили более 25 млн рублей с банковских счетов различных организаций.

По версии следствия, хищения совершались с помощью специально созданного программного обеспечения – по сути вируса – который проникал на компьютеры жертв через сеть интернет.

Программа копировала информация о платежных реквизитах, логины и пароли для входа в системы online-банкинга и другую информацию с компьютеров потерпевших компаний. Далее в банки отправлялись электронные платежки, по которым деньги перечислялись на счета подставных юридических лиц.

Все семеро молодых людей, даже не знакомые друг с другом, были признаны участниками одного преступного сообщества.

Примечательно, что такой вывод следователи сделали, основываясь на показаниях человека, в отношении которого велось отдельное делопроизводство.

Дмитрий Сергеевич Шишкин согласился на сделку со следствием и уже был осужден на 4,5 года, тем не менее именно он дал показания, позволившие правоохранительным органам объединить остальных обвиняемых в “преступное сообщество”.

Примечательно, что сам Шишкин также был признан не просто участником того самого преступного сообщества, но и одним из его организаторов, тем не менее, вынесенный по его делу приговор не был суров настолько же, насколько решение принятое судом в отношении оставшихся хакеров.

Судебная коллизия, при которой один человек, указавший на нескольких молодых людей, заявивших об их причастности и расписавший их роли, сумел понести меньшее наказание, позволила суду вынести беспрецедентный по своей суровости приговор.

ОПС в данном случае, стало лишь приложением к другим преступлениям и в материалах дела участники абстрактного преступного сообщества обозначаются не иначе как неустановленные лица, тогда как на деле осужденные Брагинский, Горбунов, Кулаков, Лукашов, Пальчевский, Попов, Федотов и Шумарин все же были осуждены по ст. 210 УК РФ.

Кстати, согласно судебной практике при рассмотрении дел в отношении ОПС, сначала возбуждают именно ст.210 УК РФ, а уже потом расследуют преступления, совершенные данным сообществом. Но следователи посчитали указанное правило не существенным, как, впрочем, и тот факт, что ими так и не была однозначно доказана связь между обвиняемыми.

Редакция газеты “Трибуна” следила за указанным делом с осени 2015 года, неоднократно пытаясь получить комментарии у сотрудников Следственного Департамента МВД России. Однако, следователи не разу не согласились на диалог. Зато, комментарии охотно дают юристы и правозащитники, которых подобный подход к ведению дел уже не удивляет:

– Рассматриваемый случай, когда ОПС вменяют исключительно основываясь на показаниях лица, сотрудничающего со следствием – далеко не редкость, – говорит Ирина Ванина, юрист, специализирующийся на уголовных делах.

– Даже если следователь и указывает в обвинительном заключении, что кто-то создал преступное сообщество с соответствующим иерархическим построением, четким распределением ролей и другими признаками, то дальше доказывается только вина членов группы в совершении конкретных преступлений.

Подтверждению же самого факта создания преступного сообщества, доказательства его сплоченности, наличия общих целей, распределении ролей и т.п. – не уделяется достаточного внимания.

При этом, Пленум Верховного суда РФ предписывает понимать преступное сообщество следующим образом: “Решая вопрос о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ, судам надлежит учитывать, что преступное сообщество отличается от иных видов преступных групп более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью”.

То есть, если органы следствия пришли к выводу о наличии в действиях обвиняемых состава преступления, предусмотренного 210 статьей УК РФ, то и в обвинительном заключении необходимо было привести конкретные признаки совершения преступлений, позволяющие классифицировать действия обвиняемых именно как преступное сообщество, чего сделано не было. Ну и отметим тот факт, что мошенничество, даже в особо крупном размере, не относится ни к тяжким, ни, тем более, к особо тяжким преступлениям.

В данном случае в основание обвинения положены показания лица, в отношении которого велось отдельное дело.

Конституционный Суд нашей страны уже отмечал, что вынесение приговора по делу, выделенному в отдельное производство, не может влиять на выводы суда о вине фигурантов основного дела.

То есть, согласие Дмитрия Шишкина на сделку и, как следствие, не оспаривание им вынесенных обвинений, ни коим образом не могло служить доказательством вины остальных участников разбирательств и доказательством участия их в обозначенным ОПС.

Еще один документ из Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ указывает на важный признак ОПС – это уже упомянутая выше сплоченность.

Причем, Судебная коллегия приводит отдельные обстоятельства, которые могут служить доказательством сплоченности: “О сплоченности может свидетельствовать наличие у руководителей и участников сообщества единого умысла на совершение преступлений, а также осознание ими общих целей функционирования ОПС. Для данной формы организованной преступности характерно сочетание в различной совокупности таких признаков, как наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в т.ч. из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных правил взаимоотношения и поведения участников и т.д.”.

Из материалов дела следует, что ни одного описанного признака “преступного сообщества” нет, но обвинение есть. Более того, по указанному обвинению осуждены люди, тогда как вопрос о том, существовало ли ОПС остается открытым.

В том виде, в каком УК РФ и Верховный суд понимают 210-ю статью организованного преступного сообщества просто не было.

Да, была некая группа людей, деятельность которых слабо подпадает под определение “организованного преступного сообщества”.

За последние несколько лет на следственные органы поступало немало жалоб, суть которых сводится к одному: намеренное инкриминирование указанного преступления с целью получения возможности следствием оказания влияния на обвиняемых.

Учитывая, что адвокаты осужденных по делу о мошенничестве в сфере компьютерной информации молодых людей еще на этапе судебных разбирательств не раз намекали на желание правоохранительных органов “прибрать к рукам” толковых программистов, вменение 210 статьи могло стать тем самым рычагом, на который и пытались давить следователи.

В данный момент осужденные молодые люди подали апелляционную жалобу, которая должна быть рассмотрена в Мосгорсуде в конце сентября 2016 года.

Источник: http://newtribuna.ru/news/2016/09/16/78187/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.