Обстоятельства исключающие преступность деяний

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Обстоятельства исключающие преступность деяний


Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Ганиева Альбина Маратовна, студент

Елабужский институт Казанского (Приволжского) федерального университета

В статье рассматриваются обстоятельства, исключающие преступность деяния на основе анализа действующего уголовного законодательства и материалов судебной практики, научных подходов и авторского понимания.

Ключевые слова: обстоятельства, исключающие, преступность деяния, уголовное законодательство, судебная практика, подходы, анализ

Активное становление и развитие правового государства и гражданского общества в Российской Федерации (далее — РФ, Россия) неизбежно предполагают последовательное развитие поощрительных норм для регулирования уголовных правоотношений. В теории уголовного права активно осуществляется развитие учения об уголовно-правовом поощрении и выстраивается структурированная система поощрительных норм уголовного права.

Реализация данной системы позволит на практике эффективно оказывать влияние на поведение людей, придавая ему направление, которое отвечает, как интересам государства и общества, так и интересам отдельной личности [1, с. 12].

Вопросам анализа поощрительных норм уголовного права, в том числе обстоятельств, исключающих преступность деяния посвящено немало публикаций [2]. Такое положение не лишает автора высказать свое мнение о некоторых проблемах [3, с. 244] обстоятельств, исключающих преступность деяния, учитывая их уголовно-правовую характеристику.

Так, различные аспекты обстоятельств, исключающих преступность деяния рассматривались в работах Ю. В. Баулина, В. А. Блинникова, Н. Г. Кадникова, Е. А. Алешиной, Н. И. Ветрова и других. Более конкретные исследования данной проблеме посвящены научные работы М. А. Ментюковой, А. Н. Шилкиной, А. Н. Берестового и других [4, с. 22].

Прежде чем перейдем к анализу уголовно-правовой характеристики [5, с. 315] обстоятельств, исключающих преступность деяния, целесообразно определиться в историческом и социально-правовом значении указанных обстоятельств.

Среди обстоятельств, исключающих преступность деяния (например, необходимая оборона, крайняя необходимость), лишь формально и внешне подпадающие под признаки конкретных составов преступлений, предусмотренных уголовным законодательством, но по своему характеру и общественной значимости являются необходимыми и более того общественно полезными, и разрешенными (дозволенными) уголовным законодательством.

Н. С. Таганцев называл такие обстоятельства, как исполнение закона и обязательного приказа, нарушение требований закона, совершенное ради избежания грозящей опасности (необходимая оборона и крайняя необходимость) и согласие пострадавшего, причинами, уничтожающими противозаконность деяния [6, с. 32].

В начале ХХ века в Уголовном уложении 1903 года предусматривалось восемь обстоятельств: исполнение закона; исполнение приказа; дозволение власти; осуществление дисциплинарной власти; осуществление профессиональных обязанностей; осуществление частного права; необходимая оборона; крайняя необходимость [7, с. 65].

В первом уголовном законе советского периода, а именно, Уголовном кодексе РСФСР 1922 года, были известны два обстоятельства, исключающих противоправность деяния: необходимая оборона и крайняя необходимость, В Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. юридическая природа данных обстоятельств определялась сходным образом.

Согласно ст. 13 «меры социальной защиты…

не применяются вовсе к лицам, совершившим общественно опасные действия, если судом будет признано, что эти действия совершены ими в состоянии необходимой обороны против посягательств на советскую власть и революционный порядок либо на личность обороняющегося или другого лица, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны». Тем самым причинение вреда посягающему в ходе необходимой обороны рассматривалось как «общественно опасное действие», которое, однако, не влечет уголовной ответственности.

Позднее эти обстоятельства стали называть исключающими «противоправность», что означало признание их правомерности. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. применительно к необходимой обороне говорилось о «правомерности защиты» (ч. 2, 3 ст.

13), а относительно крайней необходимости — о том, что «не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью, но совершенное в состоянии крайней необходимости» (ст. 14) [8, с. 152].

В отечественной науке характеризуя уголовно-правовую систему РФ отмечается, что «… общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступления, являются одними из наиболее урегулированных, в силу своей повышенной значимости [9, с. 229].

Поэтому характеризуя уголовное законодательство Российской Федерации (далее — РФ, Россия) называют, что «Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс».

Тем самым в уголовно-правовых нормах Уголовного кодекса РФ [10] (далее — УК РФ) определяются, как общественно опасные и противоправные, так и социально полезные проявления человека.

Одно из важнейших мест в Общей части УК РФ занимают уголовно-правовые нормы гл. 8 УК РФ «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» [10], регламентирующие поощряющие позитивное, социально активное, изначально правомерное поведение лица.

Действующий УК РФ [10] относит к обстоятельствам, исключающие преступность деяния: необходимую оборону (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (с. 42 УК РФ).

Под необходимой обороной понимается правомерные действия, совершенные в целях защиты охраняемых законом прав и интересов обороняющегося или иного лица, а также общественных интересов и интересов государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, необходимого и достаточного в данной обстановке для немедленного отражения или прекращения посягательства, если при этом не было превышения пределов необходимой обороны.

Уголовным законодательством в соответствии с положениями ст.

38 УК РФ допускается причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, иными словами не признаются преступными действия потерпевшего и иных лиц непосредственно после совершения посягательства, направленные на задержание лица, совершившего преступление и доставку его соответствующим органам власти, если при этом не было допущено превышения мер, необходимых для задержания такого лица.

Достаточно специфичным является предусмотренный ст.

39 УК РФ институт крайней необходимости, в соответствии с которым допускается возможность причинения вреда правоохраняемым интересам, с целью устранения опасности, которая непосредственно угрожает лицу либо охраняемым законом правам этого человека или иных лиц, а также общественным интересам или интересам государства если эту угрозу в данной обстановке нельзя было устранить иными средствами.

В меньшей степени в правоприменительной практике встречается физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ).

Причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения не является преступлением, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своим деянием.

Существует перечень признаков, при которых возможно применение ст. 40 УК РФ. К ним относится: непреодолимость, наличность и реальность преступного посягательства.

Еще одним достаточно редко применяемым в правоприменительной практике институтом освобождения от уголовной ответственности является обоснованный риск (ст. 41 УК РФ). Риск может быть признан обоснованным при соблюдении ряда условий.

Так общественно-полезная цель не могла быть достигнута действиями, не связанными с риском, были предприняты достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам, общественно — полезная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием), но они должны быть обоснованы специальными знаниями и научно — техническими достижениями.

Также не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

За причинение такого вреда уголовную ответственность несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.

На общих основаниях также уголовную ответственность несет лицо, совершившее во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения умышленное преступление.

По мнению Н. И.

Бирюкова обстоятельства, исключающие преступность деяния — это сознательные, волевые (активные) общественно полезные и целесообразные действия лица, сопряженные с причинением какого-либо вреда (или его реальной угрозы) другим интересам, но в силу отсутствия общественной опасности и их полезности признаваемые уголовным законом правомерными, исключающими преступность деяния, а, следовательно, и уголовную ответственность лица за причиненный вред [11, с. 28].

Государственным структурам в лице правоохранительных органов в силу особенностей действующего уголовного законодательства приходится нести службу по защите интересов государства, общества, личности и законных прав обороняющегося, либо иного лица от общественно опасных посягательств.

При этом в соответствии с действующим законодательством и служебной необходимостью приходится защищать указанные интересы от преступных посягательств со стороны криминальных элементов, либо природных явлений и техногенных факторов, действий животных, причиняя вред посягающему лицу или иным лицам.

Указанные действия могут подпадать под признаки какого-либо состава общественно опасного деяния, предусмотренного УК РФ.

Одновременно с этим законодатель допускает возможность применения таких институтов, как необходимая оборона, крайняя необходимость, причинение вреда лицу, совершившему преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа.

Данные обстоятельства содействуют пресечению криминальных посягательств, предотвращают наступление опасных последствий и таким образом являются общественно полезными и способствуют борьбе с ними [12, с. 18].

Хорошее знание уголовно-правовых основ этих обстоятельств сотрудниками правоохранительных органов, особенно теми, кто осуществляет борьбу с преступностью, — залог соблюдения принципа законности в деятельности, а, следовательно, и успешности служебной карьеры.

В обычной жизни достаточно часто встречаются ситуации, когда гражданин, зная такого рода обстоятельства, не воспринимает и не понимает судебные решения по привлечению к уголовной ответственности обороняющегося и считает их социальной несправедливостью.

Но это только на взгляд обычного человека, не знающего основания и условия действий обороняющегося и превышением пределом допустимой защиты.

К примеру, между необходимой обороной и превышением ее пределов существует достаточно тонкая грань, которую легко перейти, если, к примеру, вести себя агрессивно и провоцировать потерпевшего на активные действия, либо самому оказаться в роли потерпевшего.

В подтверждение приведем пример из судебной практики. Чикуров С. В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ Нижнекамским городским судом при следующих обстоятельствах. Находясь на даче и распивая спиртные напитки совместно с Ивановым и Калинкиным повел себя агрессивно и затеял с ними ссору.

В процессе ссоры Иванов и Калинкин стали вымогать у Чикурова С. В. деньги в сумме 1000 руб., в процессе вымогательства денег стали наносить Чикурову С. В. удары руками в область тела и головы. Чикуров С. В. взял со стола нож и нанес несколько беспорядочных ударов Калинкину в область шеи, от чего тот скончался от обильной кровопотери.

В процессе судебного разбирательства было установлено, что потерпевшие Иванов и Калинкин, применяя к Чикурову С. В. насилие, не использовали какие-либо предметы, представляющие опасность для его жизни и здоровья, убийством ему не угрожали.

С учетом фактических обстоятельств преступлений, степени их общественной опасности, суд обоснованно не нашел оснований для применения ст. 37 УК РФ [13].

Обстоятельства, которые могут устранять либо снижать общественную опасность и противоправность деяния, постоянно находятся в центре внимания отечественной уголовно-правовой науки и правоприменительной практики в части реализации уголовно-правовых норм. При этом можно отметить, что теория и практики реализации этих обстоятельствам свидетельствует о целях, направленности и содержания уголовно-правовой политики современной России.

В настоящее время особенно важно, чтобы активная борьба с общественно опасными и противоправными явлениями находила поддержку и поощрение, прежде всего народа, общественности, правоохранительных органов, так как именно этом усматриваются истоки социальной ответственности лица, вступившего в борьбу с антиобщественными и противоправными проявлениями [14, с. 23].

Таким образом, автором были проанализированы исторические и социально-правовые аспекты, а также действующие нормы УК РФ, характеризующие обстоятельства, исключающие преступность деяния, что позволяет акцентировать внимание на общественной значимости указанных обстоятельств, которые по своему характеру и общественной значимости являются необходимыми и более того общественно полезными, разрешенными (дозволенными) уголовным законодательством.

Литература:

  1. Зеленов А. В. Современный институт обстоятельств, исключающих преступность деяния: проблемы законодательного закрепления и перспективы развития // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2014. — № 4. — 28 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/135/37542/

Понятие, признаки и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

Обстоятельства исключающие преступность деяний

I. Современное уголовное право

Обстоятельства, исключающие преступность деяния — это признаваемые уголовным правом условия, при которых деяния, формально содержащие в себе признаки объективной стороны предусмотренного уголовным законом преступления, не влекут за собой уголовной ответственности.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния можно подразделить на общие и специальные в зависимости от места расположения в УК РФ.

Общие обстоятельства содержатся в главе 8 Общей части УК РФ, а специальные предусмотрены примечаниями к ст. ст. 151, 230, 308, 316, 322 Особенной части УК РФ.

Глава 8 УК РФ предусматривает шесть общих обстоятельств: необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения.

1. необходимая оборона (ст.

37 УК РФ) – причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, а также защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия;

2. причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление(ст.

38 УК РФ)– не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер;

3. крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ)– это устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства;

4. физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ) – им будет являться любое воздействие на лицо с целью ограничения его волеизъявления. Такое воздействие может оказываться на психику лица (при помощи угроз, запугиваний и т.

п.) или на его поведение.

Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием);

5. обоснованный риск (ст. 41 УК РФ)– причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам;

6. исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ)– причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения.

Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях.

Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Виды специальных обстоятельств, исключающих преступность деяния.

1. Действие ст.

151 УК РФ, предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий не распространяется на случаи вовлечения несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством, если это деяние совершено родителем вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства.

2. В соответствии с Примечанием к ст.

230 УК РФ случаи пропаганды применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ, если эти деяния осуществлялись по согласованию с органами исполнительной власти в области здравоохранения и органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, не квалифицируются как склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ.

3. Примечание к ст. 308 УК РФ содержит положение о том, что лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников.

4. Так, согласно примечанию к ст. 316 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником.

5. Случаи прибытия в РФ с нарушением правил пересечения Государственной границы Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства для использования права политического убежища в соответствии с Конституцией РФ, если в действиях этих лиц не содержится иного состава преступления, согласно примечанию к ст. 322 УК РФ не являются преступлением.

Так же, можно выделить две группы в зависимости от того, является ли поведение по причинению вреда общественно полезным или социально целесообразным. Общественно полезным следует признать поведение человека, реализующего право на необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обоснованный риск.

Причинение вреда при физическом или психическом принуждении, исполнении приказа или распоряжения является социально приемлемым или допустимым (целесообразным).

Причинение вреда в ситуации крайней необходимости в зависимости от того, защищает ли лицо свои интересы или интересы других лиц, общества или государства, можно отнести как к социально допустимому, так и к общественно полезному.

Обстоятельствам, включенным в гл. 8 УК, присущи следующие признаки.

Во-первых, при таких обстоятельствах причиняется вред правоохраняемым интересам, который внешне напоминает какое-либо преступление, предусмотренное Особенной частью УК. Это может быть вред здоровью другого человека, его правам, уничтожение или повреждение чужого имущества и т.п.

Во-вторых, вред причиняется поведением человека.

Этот признак также должен быть общим, объединяющим все указанные обстоятельства, но под него не подпадает вред, причиненный под воздействием непреодолимого физического принуждения, лишающего человека возможности выразить свою волю в деянии, поэтому о поведении в такой ситуации можно вести речь только условно.

Чаще поведение при рассматриваемых обстоятельствах является активным, т.е. совершаются действия. При крайней необходимости не исключается возможность бездействия, а при физическом или психическом принуждении и исполнении приказа бездействие распространено.

В-третьих, поведение является осознанным и волевым (за исключением случаев непреодолимого физического принуждения), т.е. воля может быть выражена в деянии, хотя человек и сталкивается с определенными, нередко серьезными препятствиями и трудностями.

В-четвертых, деяние признается правомерным, оно не является общественно опасным и уголовно противоправным. Лицо, причинившее вред с соблюдением требований ст. ст. 37 – 42 УК, не подлежит не только уголовной, но и административной, и дисциплинарной ответственности.

В-пятых, поведение по причинению вреда не является полностью произвольным, а должно соответствовать определенным, жестко лимитированным условиям, которые установлены для разных обстоятельств, включенных в гл. 8 УК. Только в случае, когда соблюдены все условия правомерности причинения вреда, можно сделать вывод о наличии того или иного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

С учетом выявленных общих черт, характеризующих обстоятельства, включенные в гл. 8 УК, можно сделать вывод о том, что поведение человека, причиняющего вред при таких обстоятельствах, не является не только уголовно противоправным, но и общественно опасным и должно признаваться правомерным.

Значение обстоятельств, исключающих преступность деяния:наличие любого из этих обстоятельств означает отсутствие всего состава преступления в целом, а значит, и уголовной ответственности.

Источник: https://megaobuchalka.ru/10/5906.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.