Неэффективные расходы

Неэффективные расходы бюджета | Знания, мысли, новости — radnews.ru

Неэффективные расходы

Стоимость проектов, реализуемых государством за счет бюджетных средств, сплошь и рядом оказывается в разы больше, чем в аналогичных проектах за рубежом. В СМИ открыто обсуждается величина «откатов» чиновникам и воровства при освоении бюджетных средств.

Подрядчики годами накапливают огромные суммы неотработанных бюджетных авансов. Несмотря на это, министерства, ведомства и другие распорядители бюджетных средств вместо того, чтобы привлечь их к ответу, выдают все новые авансы на новые заказы.

Совершенно правильная идея конкурсов при размещении госзаказов на деле извращается чиновниками с помощью различных ухищрений.

В результате нередко на конкурсах побеждают одни и те же поставщики, а «конкурсные» оптовые цены оказываются выше, чем если бы соответствующий товар был просто куплен в ближайшем магазине. Таким образом, огромные суммы бюджетных денег, собранные ценой высокой налоговой нагрузки на производство, в значительной степени тратятся неэффективно, а то и просто разворовываются.

Причина этого – недостаточная ответственность как чиновников, так и подрядчиков за каждый доверенный им бюджетный рубль.

По оценке Счетной палаты, неэффективные расходы федерального бюджета составляют 800 млрд рублей в год.

При этом речь идет о юридически доказуемых фактах, за которые виновным уже по сегодняшним законам полагается наказание, поэтому данную оценку можно считать нижней границей величины неэффективных расходов.

В своем Послании от 4 декабря 2014 года Президент Российской Федерации В. В. Путин поставил задачу в 2015–2017 годах снижать неэффективные затраты федерального бюджета на 5 % его расходов ежегодно.

Если даже считать, что за эти три года неэффективные расходы будут полностью ликвидированы, это означает, что сегодня они достигают как минимум 15 % федерального бюджета, то есть около 2 трлн рублей в год.

В региональных и местных бюджетах при менее развитой системе контроля доля неэффективных расходов, по всей видимости, еще выше, между тем эти бюджеты в сумме примерно равны федеральному.

Таким образом, ежегодный резерв экономии бюджетных средств за счет повышения эффективности бюджетных расходов можно оценить примерно в 4–5 трлн рублей. Это огромная сумма, которая при полезном ее использовании позволила бы решить многие острые экономические и социальные проблемы нашей страны.

В этой сфере давно необходимо навести порядок. Требуется установить реальную уголовную ответственность распорядителей и получателей бюджетных денег за необеспечение их сохранности и неэффективное использование.

Для контроля над использованием бюджетных средств необходимо обеспечить их обособленный учет во всех звеньях исполнения государственных заказов и подрядов – то есть как бы «окрасить» каждый бюджетный рубль, чтобы можно было проследить его движение.

Эта мера, давно предлагаемая правоохранительными органами, в течение ряда лет саботируется чиновниками и бизнесом. Все бюджетные расходы должны быть ориентированы на достижение конечного полезного результата.

Для этого необходимо внедрять в России самые передовые технологии планирования, осуществления и контроля расходов, которые используются в мировой практике как в государственных, так и в корпоративных финансах.

Для каждого крупного государственного заказа или проекта должны в обязательном порядке быть определены четкие критерии эффективности использования выделяемых средств; также должен быть проведен анализ альтернативных вариантов и факторов, влияющих на цену исполнения, в том числе по аналогичным контрактам за рубежом. При последующем контроле обоснованность этих оценок должна проверяться ревизорами, и в случае выявления фактов завышения государственных расходов виновные персонально должны привлекаться к ответственности. Вор должен сидеть в тюрьме независимо от его должности или капитала.

Главным инструментом бюджетного планирования, нацеленного на решение важнейших экономических и социальных задач нашей страны, должен стать бюджет развития, который обеспечит эффективное объединение финансовых ресурсов государства и частного сектора, их грамотное размещение в инновационных отраслях.

Хаотичные бюджетные вложения, а также разного рода имиджевые проекты, не подчиненные стратегическим задачам, необходимо полностью исключить.

Это ведет лишь к неэффективному использованию имеющихся у государства ресурсов и создает условия в лучшем случае для разбазаривания, а в худшем – для разворовывания денег.

Миронов, Сергей Михайлович. Экономика несправедливости / С. Миронов. – Москва : Ключ-С, 2015. – 64 с.

Источник: http://www.radnews.ru/%D0%BD%D0%B5%D1%8D%D1%84%D1%84%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%8B-%D0%B1%D1%8E%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D1%82%D0%B0/

Нецелевое использование: судебная практика 2020 года / / Совет муниципальных образований Хабаровского края

Неэффективные расходы

Правовую основу регулирования финансовых взаимоотношений с использованием государственных активов устанавливают нормы Бюджетного Кодекса РФ. Согласно положениям БК РФ, получатели ассигнований из бюджета ответственны за их целевое использование. При установлении фактов нецелевого расходования к получателю применяются административные либо уголовные санкции.

Наказание за нецелевое использование бюджетных средств.

Что такое нецелевое использование бюджетных средств?

Прежде чем углубляться в понимание упомянутого словосочетания, следует помнить, что любые бюджетные средства сопровождаются принципом адресности, а также целевого характера.

Иначе говоря, все выделенные из бюджета деньги предназначаются для конкретных целей и получателей. Это закрепляется в 38 –ой статье российского Бюджетного Кодекса.

Следовательно, противоречие данным принципам свидетельствует о нецелевом расходовании денежных средств из бюджета.

Нецелевое использование бюджетных средств – это их полное, а также частичное направление и трата на цели, которые не совпадают с условиями их получения, утвержденными хотя бы одним из документов:

  • Законом о бюджете;
  • Бюджетной сводной росписью;
  • Сметой по бюджету;
  • Соглашением о предоставлении соответствующих субсидий;
  • Различными договорами, а также иными правовыми документами.

Таким образом, правонарушение заключается в совершении действий/бездействий распорядителя и получателя денежных средств из бюджета, приведших к отклонению от целей, ранее определенных в документации.

Взыскание ущерба

В случае, когда в ходе контрольного мероприятия установлены факты причинения ущерба РФ, субъекту РФ, муниципальному образованию и в соответствии со статьей 270.2 БК РФ органами государственного (финансового) контроля может быть вынесено предписание, содержащее требование о возмещении причиненного ущерба.

Позиция Минфина РФ, изложенная в письме от 29.12.2014 №02-01-10/68389, заключается в том, что возмещение ущерба, нанесенного в связи с нарушением бюджетного законодательства и иных нормативно-правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, должно осуществляться или обеспечиваться лицом, допустившим указанное нарушение.

Виды нецелевых затрат бюджета

Наказание за нецелевое использование бюджетных средств применяется, если:

  • Финансы направлены на неоговоренные расходы в соответствии с планированием на отчетный период;
  • Совершен неправомерный денежный перевод с одной статьи классификации бюджета на другую с целью покрытия расходов;
  • Осуществлены оплаты из бюджетов другого уровня;
  • Произведены платежи из бюджета, хотя по плану должны задействоваться внебюджетные фонды;
  • Оплачены работы, товары, услуги, не имеющие отношение к деятельности и специфике учреждения;
  • Покрываются расходы другого юридического лица;
  • Финансируются строящиеся объекты не из перечня, а также те, по которым оно не запланировано;
  • Нарушены условия использования и предоставления субвенций, субсидий;
  • Произошло замещение бюджетных разделов и целей;
  • Полученная прибыль от хозяйственной деятельности используется вопреки плану.

Вместе с тем, существуют случаи применения субсидий не по назначению:

  1. Платежи за услуги или работы, не оговоренные условиями договора о передаче субсидий;
  2. Оплата услуг или работ, которые не были выполнены;
  3. Оплата содержания имущества, если оно не принадлежит предприятию.

Распространенные правонарушения

Штраф за нецелевое использование бюджетных средств может назначаться за:

  1. Направление поступлений на оплату расходов, которые не оговорены в плане по финансово-хозяйственной деятельности на отчетный год.
  2. Несанкционированный перевод средств между статьями бюджетной классификации. В данном случае речь идет о том, что поступления, предусмотренные для расходования в одном направлении, перемещаются для покрытия затрат в другом.
  3. Осуществление платежей, закрытие которых должно производиться из бюджетных средств другого уровня или внебюджетных фондов.
  4. Направление поступлений на оплату услуг и работ, не относящихся к деятельности предприятия, на содействие коммерческим организациям, покрытие расходов иного юрлица.
  5. Использование средств на погашение коммунальных платежей, возникших у сторонних потребителей (арендаторов и проч.), безвозмездно.
  6. Финансирование объектов, строящихся в том числе, по которым оно не предусмотрено по установленному порядку и которые не входят в соответствующие перечни, а также затраты, не определенные в проектно-сметных документах.
  7. Использование субсидий и субвенций с несоблюдением условий их предоставления.
  8. Трату финансов из фондов государственных исполнительных органов по направлениям, предусмотренным в других разделах баланса.
  9. Расходование средств от деятельности, приносящей прибыль, на цели, которые не установлены в плане.

Казенные учреждения являются участниками бюджетного процесса и на них распространяются нормы, установленные БК РФ. Понятие бюджетного нарушения, их виды и бюджетные меры принуждения, применяемые за их совершение, предусмотрены гл. 29 и 30 БК РФ. В ходе проверок деятельности казенных учреждений выявляются бюджетные нарушения, указанные в таблице 1.

Таблица 1

Статья БК РФ Бюджетное правонарушение Меры принуждения
306.4 Нецелевое использование бюджетных средств – направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средствНецелевое использование межбюджетных субсидий, субвенций и иных межбюджетных трансфертов, имеющих целевое назначение. Передача уполномоченному по соответствующему бюджету части полномочий главного распорядителя, распорядителя и получателя бюджетных средств.Бесспорное взыскание суммы средств, полученных из другого бюджета бюджетной системы РФ, и платы за пользование ими либо приостановление (сокращение) предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций).
306.8 Нарушение (главным распорядителем (распорядителем) и получателем средств бюджета, которому предоставлены межбюджетные трансферты) условий предоставления межбюджетных трансфертов, если это действие не связано с нецелевым использованием бюджетных средств. Бесспорное взыскание суммы межбюджетного трансферта и (или) приостановление (сокращение) предоставления межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций).

Меры бюджетного принуждения, предусмотренные кодексом, применяются к юридическим лицам. Вместе с тем в соответствии с п. 7 ст. 306.2 БК РФ наряду с применением бюджетных мер принуждения применяются меры ответственности в случаях, предусмотренных законодательством РФ, в частности КоАП РФ.

Порядок составления и представления бюджетной отчетности установлен приказом Минфина РФ от 28.12.2010 №191н «Об утверждении Инструкции о порядке составления и представления годовой, квартальной и месячной отчетности об исполнении бюджетов бюджетной системы РФ» (далее – Инструкция № 191н). Согласно п.

Таким образом, подлежат привлечению к ответственности должностные лица за нарушение сроков представления отчетности, установленных распорядителем или представление не в полном объеме всех предусмотренных форм.

Помимо указанных противоправных действий, неотражение в бюджетном учете фактов хозяйственной жизни, повлекших искажение данных отчетности квалифицируется как ненадлежащее исполнение возложенных служебных обязанностей и также влечет административную ответственность должностных лиц (такое разъяснение доведено, например, территориальным управлением Росфиннадзора в г. Санкт-Петербурге).

В силу пункта 1 ст.

221 БК РФ бюджетная смета казенного учреждения составляется, утверждается и ведется в порядке, определенном главным распорядителем бюджетных средств, в ведении которого находится казенное учреждение, в соответствии с Общими требованиями к порядку составления, утверждения и ведения бюджетных смет казенных учреждений, утвержденными приказом Минфина РФ от 20.11.2007 № 112н.

Утвержденные показатели бюджетной сметы казенного учреждения должны соответствовать доведенным до него лимитам бюджетных обязательств на принятие и (или) исполнение бюджетных обязательств по обеспечению выполнения функций казенного учреждения.

Как указано в п. 6 Общих требований, к представленной на утверждение смете прилагаются обоснования (расчеты) плановых сметных показателей, использованных при формировании сметы, являющихся неотъемлемой частью сметы.

Таким образом, обоснования (расчеты) плановых сметных показателей являются неотъемлемой частью сметы, следовательно, утверждение сметы без подобного обоснования (расчетов) части сметных показателей является неправомерным и влечет административную ответственность.

Источник: https://system-bryansk.ru/uk/necelevoe-rashodovanie-byudzhetnyh-sredstv.html

Российское правительство критикуют за неэффективность расходов

Неэффективные расходы

12.11.2020 20:56:00

Ведомство Кудрина не дает расслабиться кабинету министров

В Счетной палате призывают правительство внимательнее тратить резервный фонд. Фото Льва Исраеляна

Рекордный дефицит российского бюджета обострил проблему неэффективности госрасходов.

Аудиторы Счетной палаты указывают, что расходы резервных фондов правительства далеко не всегда имеют ясные цели и обоснование.

Похожие претензии к госрасходам через фонды развития формулируют российские сенаторы. У российского бизнеса также есть претензии к механизмам распределения льготных кредитов по ставке 2% годовых.

Федеральный бюджет РФ в январе–октябре 2020 года, по предварительной оценке, исполнен с дефицитом 1,8 трлн руб., сообщил Минфин. При этом каждый четвертый рубль из доходов федерального бюджета взят взаймы.

Подобное состояние казны выводит на первый план вопросы об эффективности и целесообразности расходования бюджетных денег. В четверг Счетная палата опубликовала отчет о расходовании резервных правительственных фондов.

А накануне члены Совета Федерации обратились к премьеру Михаилу Мишустину с предложениями реформы фондов развития, эффективность которых вызывает большие вопросы.

Направление средств из резервного фонда правительства на финансовое обеспечение госпрограмм и федеральных целевых программ не всегда способствует достижению целей и задач этих программ, говорится в отчете Счетной палаты (СП).

Ведомство Алексея Кудрина отмечает, что финансирование госпрограмм в первом полугодии 2020 года достигло рекордных 1,4 трлн руб. (в 2019-м эта сумма составляла 190,3 млрд руб., а в 2018-м – 199,6 млрд), однако увеличение финансирования не всегда способствует достижению запланированных показателей.

В большинстве случаев при предоставлении средств из резервного фонда уточнение объема финансового обеспечения, необходимого для реализации госпрограмм, так же как и уточнение показателей госпрограмм, не производится.

«Это ведет к нарушению взаимосвязи затраченных ресурсов и полученных результатов, может искажать реальную оценку эффективности деятельности органов исполнительной власти и используемых ими бюджетных ассигнований при реализации госпрограмм», – отмечает аудитор Данил Шилков.

Проблемы с госуправлением и странным расходованием госсредств в четверг отметили и в Совете Федерации. Глава комитета Совфеда по экономической политике Андрей Кутепов предложил премьер-министру Михаилу Мишустину провести ревизию корпораций, фондов и институтов развития регионов – всего более 30 институтов развития, чтобы повысить их эффективность и сократить расходы.

Проведенный комитетом мониторинг показал, что зарплата чиновников, курирующих тему моногородов (1 млн руб. в месяц), превышает бюджеты нескольких из этих моногородов. Также Кутепов обратил внимание на непрозрачность деятельности институтов развития Дальнего Востока, большую часть расходов которых составляют расходы на оплату труда их персонала.

По данным Счетной палаты, у резервного фонда резко выросли затраты на поддержку отраслей экономики: после 39 млрд в 2018 и 26,7 млрд в 2019 годах в первом полугодии 2020 года на эти средства выделено 203,6 млрд руб.

Но появилась также и абсолютно новая статья – расходы на борьбу с распространением COVID-19. По ней, согласно данным палаты, из фонда в первом полугодии было потрачено 412 млрд руб.

Речь, вероятно, идет о льготных кредитах бизнесу из числа пострадавших отраслей на преодоление последствий эпидемии (в частности, субсидирование льготных кредитов под 2%).

Изначально лимит по этой программе составлял 248 млрд руб., но после нескольких увеличений он к концу июня достиг 468 млрд руб. Программа стартовала 1 июня. Помимо льготной ставки доступны особые условия погашения.

Тем организациям, которые сохранят не менее 90% сотрудников, кредит будет списан вместе с процентами – всю сумму выплатит государство.

Если в штате останется не менее 80% работников, организация должна будет вернуть только половину ссуды и процентов по ней.

Льготные кредиты под 2% бизнесу позволили поддержать в первом полугодии более 3 млн рабочих мест. Президент Владимир Путин отмечал востребованность программы, спрос на которую значительно превысил изначальные ожидания.

Еще одна программа, которую субсидировало правительство, – кредиты под 0% на неотложные нужды для поддержки и сохранения занятости. К концу июня она обошлась в 90,6 млрд руб. и коснулась примерно 36,4 тыс.

предприятий с 1,2 млн занятых, сообщало Минэкономразвития.

Субсидируемые ставки по «ковидным» кредитам вызвали еще один эффект: малый и средний бизнес стал активнее кредитоваться и по рыночным ставкам, которые снизились.

Как показало исследование Frank RG и Объединенного кредитного бюро (ОКБ), российские банки в третьем квартале 2020 года выдали кредиты компаниям микро-, малого и среднего бизнеса (МСБ) на сумму более 1 трлн руб.

, а это на 27% больше предыдущего квартала и на 59% больше, чем за аналогичный период 2019 года.

Рост объемов кредитования МСБ на фоне кризиса связан с появлением на рынке льготных кредитов для пострадавших от коронавируса отраслей по субсидируемым государством ставкам 2% (на покрытие расходов) и 0% (на выплаты зарплат), пишут исследователи.

Об этом, в частности, свидетельствует резкое падение процентных ставок с 10% в третьем квартале 2019 года до 6,4% в 2020-м. Ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагал снизить ставку по льготным кредитам для малого и среднего бизнеса до 6,25%.

По данным сайта Минэкономразвития, в общей сложности правительством на поддержку бизнеса и граждан выделено 3 трлн руб., однако в конце октября министерство сообщило, что предприятия заключили соглашения с банками на 420 млрд руб.

«Многие предприятия стремятся взять льготные антикризисные кредиты, субсидируемые правительством, их объем и доля в общем объеме выданных кредитов стремительно растут.

Благодаря этому сокращается и средняя ставка, но она не отражает рыночных реалий, так как если государство прекратит субсидирование и часть предприятий не смогут вернуть полученные кредиты из-за сложностей, вызванных второй волной эпидемии, то это приведет к тому, что банки усилят требования к потенциальным заемщикам и повысят ставки по кредитам, чтобы компенсировать заложенные в них риски», – предупреждает доцент кафедры «Финансовые рынки» РЭУ им. Г.В. Плеханова Максим Марков.

«Картина оказываемой под госпрограммы помощи безусловно искажается, поскольку заранее зарезервированные под гарантии льготного кредитования триллионы рублей далеко не означает, что хотя бы близкие по размеру суммы будут в реальности и востребованы, и выданы, то есть выпущены банками в рыночную среду. Сами по себе механизмы и критерии выдачи льготных антикризисных кредитов вполне прозрачны и просты, но беда в том, что они недостаточно широки, как недостаточно щедры и во многом оторваны от реальной жизни сами принятые решения, – сказал «НГ» шеф-аналитик ТелеТрейд Петр Пушкарев.

Нередки случаи, когда компании отсекаются от необходимой и запрашиваемой ими поддержки по чисто формальным поводам – по цифровым кодам заявленных видов экономической деятельности.

Многие другие компании имеют право на помощь, однако не рискуют взвалить на себя дополнительную кредитную нагрузку, ведь деньги, пусть даже под 2%, рано или поздно придется отдавать.

Отдавать в дополнение к налоговым платежам, которые не простили, а только продлили по ним каникулы, и их через какое-то время придется ежемесячно погашать, как и долги по арендной плате и по старым, ранее взятым кредитам.

«Чтобы цели развития достигались реально, а не для галочки, правительству следовало бы выделять не гарантии под кредиты, а прямые и безвозвратные субсидии компаниям хотя бы в рамках 30-–50% от уплаченных в казну конкретной компанией налогов за прошлый год, – предлагает Пушкарев.

– Либо, в крайнем случае, – облекать эти субсидии в форму обязательно беспроцентных кредитов, которые не создают для предприятий никакой дополнительной долговой нагрузки, и с началом погашения этих беспроцентных кредитов не ранее, чем через 3–5 лет. А не в тот самый день, когда начнется массовая вакцинация.

Ведь на восстановление доходов и для запуска бизнеса на полную мощность потребуется значительное время».

Причина роста затрат при отсутствии достижения заявленных целей и весомых результатов – это всегда низкая эффективность работы выделенных инвестиций, считает аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев. «Причем отнюдь не всегда основным препятствие является косность чиновников, коррупция, непроработанность методик, поспешность и ошибочность применяемых решений и т.д.

, – сказал «НГ» эксперт. – Начнем с того, что из 412 млрд руб., потраченных в I полугодии на борьбу с последствиями COVID-19, лишь очень незначительная часть предназначалась предприятиям малого и среднего бизнеса, которые сильнее всего и пострадали от пандемии, так как большая их часть работает именно в сегменте услуг. А он оказался под самым тяжелым ударом.

Немалая часть средств пошла на программы социальной поддержки населения (выплаты на детей, дополнительные субсидии наиболее нуждающимся категориям граждан и т.д.). Еще большой кусок этого «пирога» откусили крупные корпорации, которые, к слову, в срочной помощи нуждались в куда меньшей степени, чем МСП.

А дальше начали появляться проблемы, о которых ранее никто даже подумать не мог.

Значительная часть компаний, претендовавших на льготные кредиты, не смогла их получить из-за несоответствия кодов ОКВЭД основному виду деятельности (до пандемии никто об этом вопросе и не задумывался), или из-за низкой численности персонала (непонятно, кому из чиновников пришла в голову мысль обусловить выдачу льготного займа числом занятых на предприятии тружеников, компания, состоящая даже из одного человека – это все равно полноценное юридическое лицо), или из-за формального снижения количества работающих ниже 90% от списочного состава (на самом деле, в силу ротации кадров фактического снижения ниже уровня 90% у многих и не происходило, но фискальные органы видят уволившихся, а вот вновь принятых на работу увидят только в следующий отчетный период). И таких препон оказалось очень много».

Есть и еще одна неприятная для последнего времени вещь, добавляет Коренев. «Чиновники крайне опасаются расходования государственных средств на те или иные проекты.

Понимая, что могут быть допущены ошибки, не исключена коррупция, эффективность работы может оказаться недостаточной, нормальный российский чиновник предпочтет не рисковать, нежели оказаться обвиненным в растрате государственных средств.

В итоге выделяемые государством деньги на национальные проекты в большинстве случаев остались невостребованными. Отчасти это касается и льготного кредитования».

Что касается возможного искажения цифр по общему объему кредитования из-за кредитов льготных, то влияние льготных займов оказалось не таким уж существенным, полагает эксперт. «Да, рост в полтора десятка процентов действительно наблюдается.

Отчасти он связан с льготными кредитами, отчасти с некоторым оживлением потребительского спроса и деловой активности после окончания первой волны пандемии. При этом большинство преград, с которыми столкнулись еще в весной этого года малые и средние предприятия, не устранены.

На наш взгляд, для того, чтобы помощь малому и среднему бизнесу была действительно эффективной, и объемы, и механизмы предоставления льготных займов должны быть радикально изменены в стону прозрачности, упрощения процедур, снятия необоснованных барьеров и минимизации влияния на этот процесс чиновников, которые в большей степени опасаются за своё кресло, нежели за фактическую экономику своего региона. Стоит отметить, что за последнее время был предпринят целый ряд действий, которые бы сделали кредиты для МСП более доступными. Но, повторюсь, пока еще и объемы и сроки, за которые можно получить кредиты по сверхнизким ставкам, и условия их предоставления далеки от тех норм, которые бы позволили мелким предпринимателям не опасаться за будущее своего бизнеса», – говорит Коренев.

Вряд ли можно считать, что программы выдачи льготных кредитов бизнесу (на выплату зарплат в размере 1 МРОТ) искажают рыночную среду, – сказал «НГ» первый вице-президент “Опоры России” Павел Сигал.

– Процедура очень громоздкая, список необходимых документов слишком большой, в результате, по разным оценкам, льготными кредитами смогли воспользоваться не более 30% предприятий малого и среднего бизнеса».

Институты развития в РФ страдают одной серьезной проблемой, считает эксперт: есть определенная стратегия, поставлены целевые показатели, но конкретные шаги по исполнению программ постоянно сталкиваются с формальным подходом.

«То есть чтобы достичь нужных параметров на местах, приходится значительно больше тратить времени и ресурсов, чем было запланировано. Нужно упростить механизм институтов развития, оптимизировать процессы согласований».

Льготные кредиты не могут искажать рыночную среду через фонды и институты развития, так как у представителей бизнеса не возникло огромного ажиотажа на этот инструмент поддержки, говорит исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал» Артем Тузов.

«За время самоизоляции ими успели воспользоваться не более трети предпринимателей. Во многом это произошло потому, что сам механизм получения средств довольно объемный, бизнесу нужно было собрать необходимый пакет документов в условиях самоизоляции.

Льготные антикризисных кредиты выдаются по довольно прозрачным критериям, но нужно понимать, что они были сформированы в условиях нехватки времени на четкую доработку, поэтому чтобы добиться их четкости и организовать работу на новом, более качественном уровне, потребуется аналитическая работа по упрощению действующих механизмов».

Источник: https://www.ng.ru/economics/2020-11-12/4_8013_economics.html

Признание расходов неэффективными при недостижении поставленных целей — Audit-it.ru

Неэффективные расходы

Гусев А., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

В Постановлении АС СЗО от 19.02.2019 № А56-97925/2017 рассмотрена ситуация, когда организация, получившая в рамках госпрограммы бюджетные средства, не осуществляла предусмотренные данной программой мероприятия и не достигла поставленных целей в установленном объеме в нужный срок.

На этом основании проверяющими и судьями сделан вывод о неэффективном использовании бюджетных средств. Данный вывод остался бы неизменным даже в том случае, если организация совершала бы действия, которые направлены на получение результата, обозначенного в программе.

Подробнее – в публикации.

В соответствии с преамбулой БК РФ указанный нормативный акт устанавливает общие принципы бюджетного законодательства РФ, организации и функционирования бюджетной системы РФ, правовое положение субъектов бюджетных правоотношений, определяет основы бюджетного процесса и межбюджетных отношений в РФ, порядок исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, основания и виды ответственности за нарушение бюджетного законодательства РФ.

Статьей 34 БК РФ установлен принцип эффективности и результативности использования бюджетных средств, означающий, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств или достижения наилучших результатов с использованием определенного бюджетом объема средств.

Необходимость обеспечения получателем бюджетных средств результативности предусмотренных ему бюджетных ассигнований также закреплена в ст. 162 БК РФ.

Кроме указанных статей, не существует ни одного нормативного документа, дающего ответ на вопрос, что такое неэффективное использование средств.

Мало того, ни Минфин, ни законодатели не потрудились разработать и утвердить критерии той самой эффективности.

Иными словами, любой проверяющий при проведении контрольного мероприятия определяет степень эффективности или неэффективности использования средств, исходя исключительно из собственного понимания названного термина.

В силу п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.

2006 № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации» при оценке соблюдения участниками бюджетного процесса указанного принципа судам необходимо учитывать, что участники бюджетного процесса в рамках реализации поставленных перед ними задач и в пределах выделенных на определенные цели бюджетных средств самостоятельно определяют необходимость, целесообразность и экономическую обоснованность совершения конкретной расходной операции. В связи с этим конкретная расходная операция может быть признана неэффективным расходованием бюджетных средств только в случае, когда контрольный орган докажет, что поставленные перед участником бюджетного процесса задачи могли быть выполнены с использованием меньшего объема средств или что, используя определенный бюджетом объем средств, участник бюджетного процесса мог бы достигнуть лучшего результата.

Получается, чтобы сделать вывод о неэффективном использовании средств, ревизор должен собрать и приложить к акту документальные доказательства, подтверждающие факт нарушения.

Согласно п. 3.1 СГА 104 «Стандарт внешнего государственного аудита (контроля). Аудит эффективности», утвержденного Постановлением Коллегии Счетной палаты РФ от 30.11.

2016 № 4ПК, эффективность использования федеральных и иных ресурсов характеризуется соотношением результатов достижения целей и решения задач социально-экономического развития Российской Федерации с затратами федеральных и иных ресурсов на их достижение, которое включает определение экономности и (или) результативности использования федеральных и иных ресурсов.

Исходя из положений данного документа, а также анализа приведенных выше норм оценка эффективности использования бюджетных средств должна производиться по следующим направлениям:

  • экономность. Экономность характеризуется достижением заданных результатов с использованием наименьшего объема имеющихся ресурсов. Определение экономности осуществляется посредством проверки способов достижения необходимых результатов (например, сравнение затраченных ресурсов на приобретение товаров, работ, услуг с аналогичными показателями предыдущего периода или с показателями других организаций). Для оценки экономности использования федеральных и иных ресурсов необходимо установить, имелись ли у объекта аудита возможности достижения заданных результатов наименее затратным способом и их более рационального использования для того, чтобы достигнуть поставленных целей на основе использования меньшего объема указанных ресурсов;
  • продуктивность. Оценка эффективности использования средств может включать установление использованного объектом проверки объема ресурсов в расчете на единицу выполненной работы, оказанной услуги. При этом в качестве основы для расчета продуктивности могут применяться нормативы и показатели, используемые участниками бюджетного процесса при планировании бюджетных ассигнований (в частности, могут использоваться нормативы финансовых затрат в случае оценки степени и полноты оказания государственных услуг, показатели государственных программ);
  • результативность. Результативность характеризуется достижением проверяемой организацией наилучших результатов с использованием определенного объема ресурсов. Для оценки результативности необходимо установить, имелись ли у проверяемой организацией возможности достижения наилучших результатов с использованием определенного объема ресурсов на указанные цели. В случаях, когда федеральные и иные ресурсы использованы в полном объеме на закупку определенных товаров, выполнение конкретных работ, оказание услуг, результатом их использования будет наличие данных товаров, работ, услуг в запланированном количестве и требуемого качества, но если эти товары, работы, услуги не обеспечивают удовлетворение потребностей тех, для кого они предназначены, необходимо с учетом особенностей проверяемой сферы использования федеральных и иных ресурсов отметить недостижение или достижение не в полной мере целей и нерешение или решение не в полной мере задач социально-экономического развития Российской Федерации, установленных документами стратегического планирования или иными нормативными правовыми актами РФ.

Теперь вернемся непосредственно к судебному решению.

УФК по г.

Санкт-Петербургу проведена плановая выездная проверка соблюдения организацией условий предоставления средств из федерального бюджета и их использования в рамках федеральной целевой программы «Развитие гражданской морской техники на 2009 – 2016 годы» государственной программы РФ «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013 – 2030 годы», в ходе которой выявлены следующие нарушения:

  • вместо приобретения технологического оборудования выполнены строительно-монтажные работы;
  • не привлечены собственные средства на приобретение технологического оборудования, средства на прочие затраты привлечены в объеме меньше предусмотренного;
  • вместо выполнения работ по проектной и рабочей документации выполнены строительно-монтажные работы, приобретено технологическое оборудование и осуществлен его монтаж;
  • Минпромторгу не представлен в установленный срок проект акта о вводе в эксплуатацию (КС-14) объекта «строительство опытно-экспериментальной базы для проведения экспериментальных исследований электроэнергетических систем судов всех типов, классов и назначений и осуществления научно-технических перспективных заказов с проведением проектно-изыскательских работ»;
  • за счет уменьшения объемов строительно-монтажных работ осуществлено приобретение оборудования;
  • не приобретено за счет собственных средств технологическое оборудование и не выполнены строительно-монтажные работы;
  • Минпромторгу не представлены в установленные сроки отчетность по формам С-2, П-2, 1-ФП, справка по форме КС-3 и сведения по остаткам неиспользованных средств федерального бюджета.

Проверяемая организация не согласилась с выводами проверяющих и обратилась в суд.

По ее мнению, эффективным расходованием бюджетных средств является не своевременное и полное выполнение работ, а достижение заданных результатов с использованием наименьшего объема средств (экономности) и (или) достижение наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств (результативности)

Однако суд не согласился с позицией организации. Как считают судьи и проверяющие, эффективное использование в соответствии с заключенными соглашениями целевых средств должно оцениваться через своевременное и полное выполнение работ, предусмотренных титульными списками и графиками их выполнения по направлениям расходования средств (приложения к соглашениям).

Само по себе самостоятельное совершение организацией действий, направленных на получение обозначенного в соглашениях результата, но не обеспечивающих выполнения необходимых мероприятий и достижения их целей в установленных объеме и срок, не может рассматриваться как эффективное расходование бюджетных средств с соблюдением условий, регламентированных этими соглашениями.

Материалами дела подтверждается несоблюдение предприятием регламентированного порядка бюджетного инвестирования, что ведет к затягиванию установленных сроков реализации бюджетных инвестиций на осуществление капитальных вложений, являющемуся причиной возникновения необоснованных рисков, включая срывы сроков проектных и строительных работ, появления объектов незавершенного строительства, а также наличия остатков неосвоенных (неиспользованных) средств федерального бюджета на осуществление капитальных вложений.

* * *

В заключение еще раз отметим, что если организация не проводит предусмотренные мероприятия и не достигает целей в установленном объеме в нужный срок, то расходование бюджетных средств нельзя считать эффективным. Этот вывод не изменился бы даже в том случае, если бы организация совершила действия, направленные на получение результата, обозначенного в соглашениях о предоставлении средств.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/986975.html

Тратили мало и бесконтрольно: как расходовались деньги Резервного фонда

Неэффективные расходы

Счетная палата РФ отчиталась о том, как правительство тратило свой Резервный фонд за два последних года, и насколько эти траты соответствовали «национальным целям и стратегическим задачам РФ».

Резервный фонд правительства пополнялся за счет выделенных на госпрограммы, но неиспользованных средств бюджета, говорится в докладе СП. Возвращенные средства, например, в 2018 году достигали 81% от всех имеющихся в фонде средств.

Иными словами, фонд тратили очень скупо, в то время как в стране было немало чрезвычайных ситуаций, а фонд был создан, в том числе, для того, чтобы оперативно решать возникающие проблемы.

Он предназначен не только для финансовой поддержки федеральных целевых программ и нацпроектов, но и на компенсации пострадавшим гражданам, на субсидии региональным бюджетам, оказавшимся в форс-мажорных обстоятельствах.

Например, он мог быть потрачен на устранение последствий пожаров, наводнений, стихийных бедствий, на закупку медицинского оборудования и лекарств в случае возникновения их дефицита.

Как выяснила Счетная палата, фонд с каждым годом увеличивался в размерах, и в первом полугодии 2020 года в него было зачислено 2,1 трлн рублей. Это 10,7 % от общего объема расходов федерального бюджета в текущем году (19,6 трлн рублей).

Ранее глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин говорил, что объем неисполненных расходов федерального бюджета по итогам прошлого года может составить 1 трлн руб. В итоге Резервный фонд правительства в 2020 году был увеличен на 169,4 млрд руб. за счет неиспользованных средств, предназначавшихся для госпрограмм и госконтрактов.

Счетная палата также отметила нарушения порядка выделения средств. Деньги из фонда можно получить, как правило, по распоряжению премьера (в изученные годы правительство возглавлял Дмитрий Медведев). Необходимо обоснование, как эти средства помогут решить ту или иную проблему.

Как выяснили аудиторы СП, средства из Резервного фонда брались по заявкам вице-премьеров, а в пояснительных записках никто из чиновников не приводил расчеты, как повлияют госинвестиции на решение проблемы или на выполнение федеральной целевой программы.

В 2018 году правительство приняло 150 решений о необходимости использовать Резервный фонд, и только в 16 решениях приводились финансовые расчеты о влиянии выделенных средств на достижение целей госпрограмм. В 2019 году было 197 решений об использовании Резервного фонда и только 34 финансово-экономических обоснований этих решений.

Даже когда обоснования были детально проработаны, чиновники не обозначали, как финансирование повлияет на те цели, которые поставлены в госпрограмме или в нацпроекте.

Например, Минобрнауки в сентябре 2019 года получило из Резервного фонда более 1 млрд рублей на «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014–2020 годы».

Как этот миллиард улучшил приоритетные разработки чиновники сохранили в тайне.

Бери, сколько хочешь

Аудиторы обнаружили также, что распорядители бюджетных средств (министерства) запрашивали дополнительные средства из фонда.

При этом оставляли в неизменном виде те задачи, которые было необходимо решить. То есть, денег брали больше, а работать интенсивнее и предъявить улучшенный результат не обещали.

«Материалы бóльшей части решений правительства (300 из 481) о выделении бюджетных ассигнований из Резервного фонда не содержат каких-либо сведений о влиянии (отсутствии влияния) предлагаемых решений на достижение целей госпрограмм или ФЦП», — вынесли вердикт аудиторы СП о качестве госменеджмента.

Например, для стимулирования продаж автотехники, использующей природный газ, Минпромторгу было выделено 4 млрд рублей для продажи 4 тысяч автомобилей (1 млн рублей на субсидирование продажи 1 автомобиля).

Но при этом были поставлены очень скромные задачи по обновлению парка сельхозтехники.

К 2025 году с учетом государственной поддержки обновить предполагалось всего 3,4% тракторов, зерноуборочных комбайнов – на 5,2%, кормоуборочных комбайнов — 4,8%.

Минтрансу было выделено 97 млн рублей на приобретение 17 автобусов для Республики Карелия. Однако эти деньги были потрачены на «уплату членских взносов международным организациям, участие в которых возложено на Минтранс России».

«Контрольное ведомство проинформировало Минфин и правительство о том, что в период 2018 — первое полугодие 2020 годов главные распорядители бюджетных средств не в полной мере соблюдали одну из обязательных норм законодательства», — ответили в Счетной палате на запрос «Газеты.Ru» о предложениях для улучшения ситуации с неэффективным расходованием госсредств.

Одновременно с проектами решений о выделении средств из Резервного фонда распорядители бюджетных средств должны представлять в правительство пояснительную записку, содержащую в том числе сведения о влиянии или отсутствии влияния этих ассигнований на достижение показателей (индикаторов) государственных программ, уточнили в СП.

Не прозрачно, бесконтрольно

То, что средства Резервного фонда правительства расходуются неэффективно – это свидетельство низкого качества государственного управления, считает главный экономист компании «Арикапитал» Сергей Суверов.

«Госфинансам не хватает прозрачности, контроля.

Так, Счётная палата проверяет распоряжение средствами фонда лишь задним числом, а контроль над деятельностью Минфина со стороны профильного комитета Госдумы недостаточный», — говорит Суверов.

Эффективность госрасходов можно поднять очень просто, отмечает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Алексей Кричевский. «Не выполнены цели, не достигнут результат — увольнение с «волчьим билетом». Либо укажите реальные, а не фиктивные причины, по которым целевых показателей достичь не удалось», — говорит Кричевский.

За госфинансами необходим не только постконтроль со стороны Счетной палаты или отчет правительства в Гослуме за прошлый год, но и периодический и выборочный контроль на разных стадиях освоения бюджетных ассигнований, добавляет шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2020/11/11/13357129.shtml

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.